Договор 1934 польша германия

Польско-германское соглашение 1934 года, 26 января (Вышинский, 1948)

Польско-германское соглашение 1934 года — «о мирном разрешении споров» — подписано в Берлине 26. I.

Гитлер добивался этого соглашения, чтобы использовать Польшу в целях нанесения удара по системе союзов, созданных Францией в Восточной Европе, и подготовки похода против СССР.

В Польско-германском соглашении указывалось, что стороны обязуются основывать свои взаимоотношения на принципах пакта Келлога — Бриана, не применять силу для разрешения спорных вопросов и разрешать их путём мирного урегулирования. В соглашении также отмечалось, что оно не находится в противоречии с обязательствами, принятыми его участниками в отношении других стран. Срок действия Польско-германского соглашения устанавливался в 10 лет.

Польско-германское соглашение не встретило серьёзных возражений со стороны правящих кругов Англии и Франции. Наоборот, «Англия и Франция помогли Гитлеру использовать враждебную позицию союзной с ними панской Польши в отношении СССР, в результате чего был заключён германо-польский пакт о ненападении, явившийся одним из серьёзных этапов в подготовке немецкой агрессии. Несомненно, что немецко-польский пакт был первой серьёзной брешью в здании коллективной безопасности» («Фальсификаторы истории. Историческая справка»).

Советский Союз отнёсся к Польско-германскому соглашению отрицательно вследствие его антисоветской направленности и вреда, который наносился этим актом делу мира. В демократических кругах Франции заключение Польско-германское соглашение вызвало резко отрицательное отношение и явилось одной из причин отставки кабинета Шотана. Для Германии Польско-германское соглашение было «клочком бумаги», который она разорвала, когда нашла это выгодным для себя: соглашение было денонсировано Германией 27. IV 1939 года, в момент, когда гитлеровцы сочли себя готовыми к войне.

Дипломатический словарь. Гл. ред. А. Я. Вышинский и С. А. Лозовский. М., 1948.

Пакт Пилсудского — Гитлера

«Договор о ненападении между Германией и Польшей» (называемый также Пакт Пилсудского — Гитлера [1] [2] [3] [4] [5] [6] ) — договор, заключённый между Германией и Польшей 26 января 1934. Договор был подписан в Берлине министром иностранных дел Германии Константином фон Нейратом и послом Польши в Берлине Йозефом Липски. Договор был заключён по инициативе Гитлера и Пилсудского, хотя формально Пилсудский и не возглавлял Польшу, реально он оказывал решающее влияние на принятие внешнеполитических решений в Польше вплоть до своей смерти в 1935 году. Это был один из первых внешнеполитических успехов немецкого правительства под руководством Гитлера.

Договору предшествовали безуспешные попытки Польши склонить свою основную союзницу Францию к войне против Германии. Отказ Франции от идеи войны, а также заключённый летом 1933 года пакт четырёх (Англия, Франция, Италия, Германия) усилили опасения Польши, что «большие» державы будут готовы пожертвовать интересами «малых» в случае кризиса. Результатом стала попытка обезопасить себя от возможной агрессии договором с Германией.

Кроме того, на Позицию Польши повлиял тот факт, что в среднеевропейской политике складывался четко выраженный союз Польши и Венгрии (позднее и тисовской Словакии), направленный против Чехословакии, Югославии, а также Румынии — Малой Антанты. Польское руководство ожидало от Германии (также заинтерсованной в разделе Чехословакии и, возможно, Австрии и Югославии)активной взаимной поддержки в вопросах передела версальских границ. Частично эти ожидании оправдались после Мюнхенского соглашения 1938 года, когда Германия, Венгрия и Польша разделили межу собой чехословацкие территории.

Текст договора гласит, что он не аннулирует обязательства, данные ранее правительсвами Германии и Польши третьим странам. Чтобы ещё больше успокоить своих западных союзников, Польша немедленно продлила польско-советский договор о ненападении, до истечения которого оставалось более года. Однако на протяжении следующих лет правительство Пилсудского рассматривало советскую угрозу как более серьёзную, и последовательно блокировала попытки создания советско-польско-чехословацкого антигерманского блока. Декларация была дополнена договором о торговле и мореплавании, отдельными соглашениями по вопросам печати, кино, радиовещания, театра и др. Предусматривалось сохранение пакта в силе и в случае вступления в войну с третьими государствами одной из договаривающихся сторон. В Берлине в беседе с журналисткой Ж.Табуи посол граф Липский сказал: «Отныне Польша не нуждается во Франции… Она также также сожалеет о том, что в свое время согласилась принять французскую помощь, ввиду цены, которую будет вынуждена платить за нее».

Летом 1934 года главой польского государства Юзефом Пилсудским в Варшаве с большим размахом был принят министр пропаганды Йозеф Геббельс. Кроме Геббельса в Польше неоднократно радушно принимался Герман Геринг, сначала самим Пилсудским, а затем президентом Мосцицким и маршалом Рыдз-Смиглой. Геринг любил охотиться в Беловежской пуще.

Для подавления «диссидентов» во второй Речи Посполитой по инициативе министра внутренних дел при непосредственном консультировании немецких специалистов была создана сеть концентрационных лагерей [7] [8] .

Один из первых таких лагерей был построен 12 июля в пяти километрах от городка Берёза-Картузская (нынешняя Брестская область) как точная копия концлагеря Ориенбург: пять защитных рядов изгороди из колючей проволоки, широкий ров с водой, затем проволочная изгородь под высоковольтным напряжением, по углам высокой ограды (около 7 метров) располагались сторожевые вышки с пулемётами, большое количество охраны с немецкими овчарками. Непосредственно за организацию лагеря отвечал польский воевода Костик Бернацкий.

Гитлер односторонне разорвал 28 апреля 1939 под предлогом того, что Польша отказалась предоставить гражданам Германии право безвизового транзита в Кёнигсберг через Данциг.

Польша подписала пакт о ненападении и дружбе с Германией в 1934 году

В современной Польше любят сокрушаться по поводу пакта Молотова Риббентропа, который якобы служил доказательством агрессивного намерения двух держав в отношении их страны. Однако поляки почему-то забывают, что такой же акт о дружбе и сотрудничестве они заключили с Германией гораздо раньше, чем СССР. Более того, Гитлер называл Пилсудского своим другом, а когда тот умер, в Германии по главе Польши был объявлен официальный траур.

После третьего раздела Речи Посполитой в 1795 году польское суверенное государство исчезло с европейской карты на 123 года. Возродилось оно в результате краха европейских империй в конце Первой мировой войны. Создатель нового польского государства Юзеф Пилсудский в молодости являлся активным участником антиправительственных организаций социалистического и националистического толка. С началом мировой войны стал создавать польские легионы, сражавшиеся против русских войск. Но после оккупации польских территорий немецкими и австро-венгерскими войсками стал выступать уже против них. После поражения Тройственного союза в войне, создание новой независимой Польши поддержали страны Антанты, что и было закреплено на международном уровне в результате Версальской и Вашингтонской мирной конференции.

Однако с самого начала молодому польскому государству пришлось столкнуться с необходимостью вести военные действия с соседями: с Украиной и с Советской Россией Пилсудский с самого начала установления так называемой Второй Речи Посполитой провозгласил целью воссоздание прежних польских границ 1772 года (тех, что имела Польша перед первым разделом). В итоге межвоенные границы государства были установлены в результате проигранной Россией советско-польской войны 1920 года и раздела территории Германской империи в результате Первой мировой.

В такой ситуации Пилсудский отчетливо понимал, что Польша находится в уязвимом положении. В начале 1930-х годов польское правительство предпринимает ряд внешнеполитических мер, направленных на ликвидацию военной угрозы с востока и запада. Инициатором их был сам Пилсудский.

Уже в 1932 году, когда немецкие национал-социалисты во главе с Адольфом Гитлером находились в одном шаге от получения власти в Веймарской Германии, Пилсудский стал внимательно следить за этим политиком и пытаться выйти с ним на контакт. Польский диктатор признавался, что победа национал-социалистов в январе 1933 года не являлась для него неожиданностью. Так как Пилсудский и его окружение были всегда уверены, что германо-советская дружба возможна только против Польши, была сделана ставка на быстрое заключение серии соглашений о ненападении с СССР и Германией.

Нацистское правительство Германии с большим интересом восприняло предложения польской стороны. Переговоры активизировались, когда 19 октября 1933 года Германия вышла из Лиги Наций, после чего последовала ее международная изоляция. Польский диктатор посчитал, что это уникальный момент для того, чтобы окончательно снять взаимную напряженность между Польшей и Германией.

15 ноября варшавский посол в Берлине вручил Гитлеру устное послание Пилсудского. В нем говорилось, что польский правитель положительно оценивает приход к власти национал-социалистов и их внешнеполитические устремления. Было сказано о личной позитивной роли немецкого фюрера в налаживании отношений между странами и что, сам Пилсудский рассматривает его как гаранта нерушимости польских границ. Нота завершалась словами, что польский диктатор обращается лично к Гитлеру с просьбой о необходимости преодоления всех накопившихся противоречий.

Гитлер с восторгом принял послание, так как рассматривал польский жест как возможность демонстрации миролюбивых намерений, в которых стали сильно сомневаться после ухода Германии из Лиги Наций. Меньше чем за 12 дней германская сторона подготовила проект пакта о ненападении, который предоставила полякам. Те, в свою очередь, внесли необходимые правки, и 26 января 1934 года между Польшей и Германией было заключен пакт о ненападении.

За полтора года до этих событий, в 1932 году, Пилсудскому удалось подписать аналогичный документ с Советским Союзом, что, по идее, обезопасило Польшу от скорой войны. Сам диктатор утверждал, что Польша достигла на тот момент такого уровня безопасности, который никогда не имела в истории. Однако сам он понимал, что подписанные международные документы никак не ограничивают СССР и Германию от взаимного сближения.

В мае 1935 года маршал Юзеф Пилсудский умрет. Верхушка национал-социалистической партии во главе с Гитлером и Герингом отправится на похороны, а в самом Третьем рейхе будет объявлен траур по умершему польскому маршалу. Современники отмечали, что Гитлер не без труда перенес весть о смерти Пилсудского, так как испытывал к нему очень уважительные чувства.

После смерти Пилсудского польско-германские отношения начнут ухудшаться. 1 сентября 1939 года вермахт переступит польскую границу — так начнется Вторая мировая война. Созданная Пилсудским Вторая Речь Посполитая прекратит свое существование.

Источник: Матвеев Г. Пилсудский — М.: Молодая гвардия, 2008

Договор 1934 польша германия

В исследовании западногерманского историка Р. Амана рассматривается история 15 пактов, о ненападении, заключенных СССР и Германией в период между двумя мировыми войнами.

Книга, состоящая из девяти разделов, опирается на документы федерального архива ФРГ и архива Института современной истории в Мюнхене, а также на опубликованные документы и исследования.

Читайте так же:  Нотариус южный автовокзал

Почти все пакты о ненападении в прошлом и в настоящем заключались в условиях, когда применение силы было уже запрещено международным правом, а между их участниками не существовало вооруженного конфликта и отношения после имевшего место военного столкновения были [13] урегулированы на основе мирного договора. При этом считает автор, ответ на вопрос о целесообразности заключения таких пактов должен даваться с учетом внешнеполитической обстановки, в которой они были заключены, исходя из их оперативной пользы или результатов оперативного применения.

По мнению автора, ни один из видов политических международных договоров не способствовал в такой мере разрушению систем военной и внешнеполитической безопасности в международном и региональном масштабах, как пакт о ненападении. Поскольку парадокс политики обеспечения безопасности заключался в стремлении одной из сторон добиться для себя при заключении пакта о ненападении абсолютной безопасности путем нейтрализации другой стороны, это вызывало чувство отсутствия абсолютной безопасности у стран, не участвовавших в договоре. Использование пакта о ненападении как политического средства вне рамок «законной <1>структуры коллективной безопасности со стороны Советского Союза в 1925–1939 гг. по отношению к Лиге Наций носило скорее оборонительный характер, чем агрессивный, как это было со стороны Германии в 1933–1939 гг.

Начиная с 1937 г. СССР в полной мере возобновил проводившуюся им до 1934 г. политику противопоставления пактов о ненападении системе коллективной безопасности, что завершилось подписанием пакта о ненападении с Германией в августе 1939 г. Этот факт ставит под сомнение приверженность Советского Союза политике коллективной безопасности. Подписание секретных протоколов к советско-германскому договору 1939 г. и вступление советских войск на территорию Польши в сентябре того же года являлось явным нарушением советско-польского договора о ненападении 1932 г. Исходя из этого, последний может быть квалифицирован как пакт о ненападении только до определенного момента, лежащего в пределах срока действия договора. Вместе с тем, полагает автор, не обнаружено каких-либо признаков, которые могли бы свидетельствовать об агрессивных планах со стороны СССР но отношению к Польше до 1939 г. [14]

В отличие от договоров о ненападении, заключенных Советским Союзом в 1925–1933 гг., в германо-польском договоре 1934 г. не содержится обязательства о соблюдении нейтралитета при конфликтах одной из сторон с третьими странами. Однако накануне нападения на Польшу Германия заключила ряд договоров о ненападении, в которых имелись такие обязательства. К последним относятся договор с Литвой о ненападении от 22 марта 1939 г. и соглашение о передаче Мемельской области, с Данией — от 31 мая 1939 г., с Латвией и Эстонией — от 7 июня и с СССР — от 23 августа 1939. Анализируя общее отношение Германии к пактам о ненападении, автор указывает, что советское предложение о заключении такого пакта в 1936 г. было ею отклонено под предлогом того, что у нее нет общей границы с СССР. Гитлер в это время не был заинтересован в политических переговорах с Советским Союзом, и вопрос о них был поднят только летом 1939 г. — снова по инициативе советской стороны. До 1937 г. Германия всячески стремилась воспрепятствовать включению граничащих с ней стран в систему коллективной безопасности путем заключения с ними двусторонних пактов о ненападении. Этим годом завершается первая фаза политики нацистской Германии, основанной на заключении договоров о ненападении, и начинается непосредственная подготовка «третьего рейха» к войне.

Нацистская дипломатия пошла на заключение пактов о ненападении, но отказывалась от признания договоров в системе Лиги Наций и добивалась исключения гарантий третьих стран. Уже в германо-польском договоре 1934 г, содержалось условие об ограничении таких гарантий только содержавшимися в ранее заключенных договорах. 28 апреля 1934 г. Гитлер заявил, что отношения Польши с Великобританией, которые впредь будут регулироваться теми или иными договорами, а также переговоры относительно заключения последних явятся нарушением германо-польского договора о ненападении.

Возобновление Германией политики заключения пактов о ненападении в 1939 г. автор объясняет обострением [15] польского вопроса, желанием локализовать германо-польский конфликт и изолировать Польшу. И если в 1933–1937 гг. заключение таких договоров имело целью» в первую очередь, завуалировать осуществлявшийся в Германии процесс перевооружения, то в 1939 г. их цепью было скрыть процесс непосредственной подготовки к агрессии и добиться изоляции очередной его жертвы. Правда, при этом на передний план все в большей степени выходило стремление использовать экономические возможности по обеспечению подготовки к войне, открывавшиеся в результате заключения договоров о ненападении,

По мнению автора, Гитлер использовал пакт о ненападении с Польшей для обеспечения процесса перевооружения, направленного прежде всего против нее. В то же время Польша рассматривалась как прикрытие с тыла в случае интервенции западных стран и как барьер при нападении со стороны СССР. Однако иллюзии Гитлера относительно благожелательного нейтралитета Польши в случае нападения Германии на Францию окончательно рассеялись в 1938 г.

Автор рассматривает попытки использования Польшей договора о ненападении с Германией для проведения самостоятельной политики. Польша мечтала о создании так называемой «третьей Европы» конфедерации нейтральных стран от Балтики до Черного моря при главенствующей роли Польши. Эта конфедерация должна была стать противовесом англо-французской «Антанте» и странам «оси». Подобные намерения выражались в планах создания Балтийского союза под польским руководством, установления обшей польско-венгерской границы и в создании польско-румынского союза. Осуществлению таких планов препятствовали неурегулированные конфликты с Литвой и Чехословакией, устранению которых, в свою очередь, мешали германо-польские разногласия.

Анализируя политику Польши в предвоенный период по отношению к странам Балтийского моря, автор полагает, что они занимали центральное место в польских планах создания конфедерации нейтральных стран. Однако эти [16] государства ограничились лишь провозглашением вооруженного нейтралитета» и дистанциированием от Лиги Наций. Усиление в них нейтралистских тенденций было ошибочно оценено в Варшаве как признак единства их политики и политики Польши. Однако нейтралитет стран этого региона после разрыва Гитлером договора с Польшей в 1939 г. способствовал ее изоляции в результате заключения Германией пактов о ненападении с прибалтийскими государствами. Таким образом, Польше не удалось использовать в своих интересах договор о ненападении с Германией, так как она переоценила и его значение как средства, гарантирующего безопасность, и свою мощь. Пакт о ненападении 1934 г. оказался инструментом, который смог активно использовать только тот участник договора, который обладал преимуществом в военном отношении.

Цели Гитлера в отношении Польши, как полагает автор, в достаточной мере до сих пор еще не выяснены. До 1933 г., в его планах завоевания жизненного пространства на Востоке Польша едва упоминалась. Заключение договора 1934 г. имело целью отодвинуть разрешение германо-польского конфликта на более позднее время. В последующий после 1934 г. период согласованность в области внешней политики обеих стран проявлялась в такой степени, что, считает автор, можно было говорить об отношениях, близких по своему характеру к союзническим. В частности, имели место неоднократные попытки со стороны Германии привлечь Польшу к Антикоминтерновскому пакту. В 1937–1938 гг. это отражало стремление придать германо-польским договорным отношениям позитивный характер, в отличие от отношений, вытекающих из пакта о ненападении. Подобные предложения в рамках германо-польских переговоров в январе 1939 г. о глобальном урегулировании были направлены на обеспечение тыла Германии в случае ее нападения на Францию и закрепление оборонительной роли Польши по отношению к Советскому Союзу, но не создание направленного против него союза. Так, 5 января 1939 г. Гитлер говорил министру иностранных дел Польши Ю. Беку; «Присоединение к Антикоминтерновскому [17] пакту, о чем вновь говорил Риббентроп. не должно, прежде всего, означать активной военной роли по отношению к Советскому Союзу» (с. 539).

Сделанным 6 января 1939 г. Беку предложениям об удовлетворении претензий Германии в отношении Украины автор серьезного значения не придает, поскольку договор о ненападении с Польшей был по существу ограниченным по времени соглашением, сроки которого определялись Гитлером. В намерения же фюрера никогда не входило сохранение Польши в границах 1934 г.

Нацистская Германия принципиально до 1938 г. не возражала против заключения договоров о ненападении с прибалтийскими странами, но считала это нецелесообразным по отношению к Латвии и Эстонии, которые не имели с ней общих границ. По мнению автора, нацистская дипломатия не хотела в этом плане создавать прецедент для отношений с Советским Союзом. Кроме того, как заявлял 20 июня 1936 г. министр иностранных дел «третьего рейха» фон Нейрат, Германия не намеревается нападать на прибалтийские государства и поэтому нет необходимости заключать с ними пакты о ненападении.

Активизация германской политики в отношении прибалтийских стран произошла в 1938 г. После Мюнхена Латвия настойчиво добивалась распространения на нее заявления Гитлера об отказе от территориальных претензий, а Германия, в свою очередь, опасалась заключения советско-латвийского военного соглашения, слух, о возможности которого распространяло прогермански настроенное правительство Эстонии.

Стремясь решить вопрос о присоединении Мемеля таким образом, чтобы не толкнуть Литву к сближению с Польшей, Берлин изменил свое отношение к заключению пактов о ненападении с прибалтийскими странами. Нацистам удалось добиться заявления Эстонии о не заинтересованности в вопросе о Мемеле и большей ориентации Латвии на сближение с Германией, а также замедления процесса улучшения отношений между Литвой и Польшей. Заключенный 22 марта 1939 г. договор о ненападении с Литвой [18] должен был успокоить общественное мнение за границей, взбудораженное вторжением в Прагу и захватом Мемеля, и обеспечить отказ Литвы от поддержки Польши.

В связи с ростом после Мюнхена влияния Советского Союза на европейскую политику в планах Гитлера по ограничению масштабов конфликта с Польшей и его последствий большее значение начали приобретать Латвия и Эстония. При этом Советский Союз с беспокойством следил за действиями «третьего рейха» в отношении прибалтийских стран. Это беспокойство усилилось после того, как в Берлине не прореагировали на содержащиеся в докладе Сталина на XVIII съезде ВКП(б) 10 марта 1939 г. намеки на желание улучшить советско-германские отношения.

До конца апреля 1939 г. Гитлер находился в «дипломатической обороне», так как ему нечего было противопоставить политике Великобритании и Франции, направленной на урегулирование конфликта.

6 апреля 1939 г. было объявлено о начале переговоров между Великобританией и Польшей о заключении пакта о взаимопомощи, что использовал Гитлер в качестве предлога для прекращения действия германопольского договора 1934 г. Об этом он заявил 28 апреля. К этому моменту у Германии оставался только один договор о ненападении — с Литвой. Стремясь к изоляции Польши, Германия сделала предложения о заключении таких пактов Латвии, Эстонии, Дании, Норвегии, Финляндии и Швеции.

Читайте так же:  Ликвидация лукойл-гарант

Договор с Латвией и Эстонией предполагалось заключить еще в мае. Однако эти страны настаивали на включении в пакт о ненападении статьи, учитывающей их обязательства по договорам с третьими странами, в частности с СССР и Польшей. Это несколько задержало завершение переговоров. Однако Германия оказала давление на своих партнеров, и они отказались от своих убеждений. Изменению их позиции способствовало выступление Молотова на сессии Верховного Совета СССР, в котором он заявил о требовании Советского Союза включить в проект договора с Великобританией и Францией обязательства оказывать Латвии и Эстонии помощь в случае агрессии против них независимо [19] от того, поступила от них просьба об этом или нет. Договоры с Латвией и Эстонией были подписаны рейхом 7 июня 1939 г.

Из остальных стран на подписание договора о ненападении согласилась только Дания, настоявшая лишь на том, чтобы подписание состоялось не одновременно с Латвией и Эстонией. Германо-датский пакт был подписан 31 мая 1939 г.

Пакты с Латвией и Эстонией не были связаны с подготовкой к политическому урегулированию отношений с Советским Союзом, как это уже длительное время утверждается в историографии. До речи Гитлера в рейхстаге 28 апреля 1939 г. никаких конкретных шагов для достижения согласия с Советским Союзом в Берлине не предпринималось. Напротив, с советской стороны зондаж относительно возможности начала политических переговоров шел уже с начала апреля. Однако правительство «третьего рейха» оставило эти усилия без внимания. О мартовской речи Сталина Гитлер и Риббентроп узнали только в начале мая, т. е. тогда, когда переговоры с Латвией и Эстонией подходили к завершению.

Точка зрения, что заключение договоров о ненападении с этими странами побудило СССР вступить в переговоры с Германией, опровергается тем фактом, что переговоры СССР с западными державами к этому времени настолько продвинулись, что было достигнуто согласие по вопросу об автоматическом оказании помощи подвергшейся агрессии стране вне зависимости от . наличия просьбы с ее стороны, на чем особенно настаивало советское руководство. Возможность политического договора с СССР до середины июня 1939 г. изучалась только на уровне германского посольства в Москве. Первое упоминание пакта о ненападении как основы для политического соглашения содержалось в информации болгарского посла в Берлине правительству «третьего рейха», в котором он излагал позицию советского представителя; «Если Германия заявит, что она не нападет на Советский Союз или заключит с ним пакт о ненападении, то Советский Союз, пожалуй, откажется от [20] заключения договора с Англией» (с. 625). До 15 июня мысль о подобном заявлении имелась только у Риббентропа, который намеревался использовать его для удержания СССР от переговоров с западными державами. Это свидетельствует о том, что в Берлине считали, что. Советский Союз может выступить против Германии только в союзе с западными странами.

По мнению автора, отсутствие положительной реакции на информацию болгарского посла со стороны Гитлера и, более того, его указание в конце июня о запрещении каких-либо инициатив, касающихся политических переговоров с СССР, свидетельствуют об отсутствии в тот период у нацистского руководства заинтересованности в таких переговорах. И лишь к концу июля, когда разрядка в англо-японских отношениях лишила оснований для надежды на заключение германо-японского союза, направленного против западных держав, Гитлер и Риббентроп стали форсировать политические переговоры с Советским Союзом. Этому также способствовало поступление информации о предстоящем начале переговоров в Москве с военными миссиями Великобритании и Франции. Но цепью Гитлера в переговорах с СССР было не только помешать его соглашению с западными державами, но и добиться политического урегулирования с ним. Этим и объясняется предложение германской стороны относительно «всеобщего урегулирования интересов. от Балтийского до Черного моря» (с. 628). Именно в это время ведомство экономического планирования рейха в исследовании возможностей по обеспечению страны военными материалами в случае блокады со стороны Великобритании сделало следующий вывод: «Полное обеспечение возможно только сырьем из России (нам дружественной). » (с. 628).

Пакты о ненападении использовались как Советским Союзом, так и Германией вне рамок системы коллективной безопасности противников, чтобы иметь возможность напасть на них в выгодный для себя момент.

Автор выделяет следующие общие черты германской и советской систем пактов о [21] ненападении:

1. Использование двустороннего договора для воспрепятствования сотрудничеству партнера в рамках системы коллективной безопасности и предотвращения заключения им договора о союзе или взаимопомощи с третьими странами.

2. Обеспечение собственной безопасности на определенный срок, смещение разрешения конфликта в будущее по укрепления собственного военного потенциала, обеспечение свободы действий во внешнеполитической области для одностороннего решения конфликта.

3. Принятие на себя минимальных обязательств по договору, обеспечивающих стабильность собственного положения и свободу действий.

4. Очередное подтверждение приверженности укреплению мира.

5. Нейтрализация к изоляция партнера по пакту,

6. Установление выгодных для себя экономических отношений при минимальных политических обязательствах.

7. Использование договора о ненападении для создания доверия и выяснения намерения партнера, двухстороннее сокращение вооруженных сил в общих пограничных областях для решения задач в других пограничных районах, т. е. для прикрытия тыла в случае конфликта с другим потенциальным противником или при вторжении на его территорию, как в случае с нацистской Германией — при запланированной агрессии против третьих стран.

При этом, как считает автор, у советского руководства не было намерений нарушить тот или иной пакт о ненападении, когда он шел на его подписание.

В заключение автор констатирует, что пакты о ненападении не решали в прошлом и не решают в настоящее время проблему обеспечения мира. Исторический анализ показывает, что большая часть пактов о ненападении нарушалась почти исключительно странами, по инициативе которых они заключались. Такие пакты приводили только к «моральному разоружению», создавали условия для ведения войны в ограниченных масштабах и осуществления косвенной агрессии.

Опасная история. Как поляки себя предали. Часть 1

В 1938 году политическая ситуация в Европе складывалась так, что именно Польша могла сыграть решающую роль в прекращении нацистской агрессии раз и навсегда. Вместо этого правящие круги «Второй Речи Посполитой» повели себя так, что сделали гитлеровское нападение на их страну неизбежным.

В преддверии Второй мировой войны единственными государствами Европы, осуществлявшими территориальные захваты, были Германия, Италия и Польша. Но в то время как фашистские государства приступили к этому лишь во второй половине 1930-х, Польша проводила политику аннексий с самого окончания Первой мировой войны. И если некоторые из этих захватов ещё можно связать с «безхозностью» территорий вследствие распада трёх империй, то захват Вильнюса и Виленской области Польшей был произведён в прямое нарушение заключенного ею в 1920 году договора с Литвой. Причём единственной великой державой, отказавшейся признать этот захват, оставался Советский Союз.

17 марта 1938 г. Польша предъявила Литве ультиматум: отменить статью конституции, провозглашающую Вильнюс столицей Литвы, и предоставить гарантии прав польского меньшинства в Литве. При несогласии на эти требования в течение 24 часов Польша грозилась оккупировать Литву.

Это происходило через два дня после аншлюса Австрии гитлеровской Германией. Ещё впереди были Мюнхенский сговор и захват Чехии вермахтом, впереди была оккупация Албании фашистской Италией, но Польша уже вела себя как заправский агрессор.

Польские войска сосредоточились на границе с Литвой. В Восточной Европе запахло войной. СССР в тот момент, пригрозив разорвать пакт о ненападении, заключённый с Польшей в 1932 году, и оставить за собой «свободу действий», спас независимость Литвы. Польша была вынуждена снять свои требования.

Польша стала первым государством, заключившим пакт о ненападении с гитлеровской Германией. Он был подписан 26 января 1934 года в Берлине сроком на 10 лет (пять лет спустя аналогичный советско-германский пакт воспроизвёл эту норму польско-германского договора). Польша обеспечивала себе спокойный западный тыл на случай войны с Советским Союзом. Ещё с 1921 Польша имела соглашение с Румынией о взаимной помощи в войне против большевиков. Эти договоры можно трактовать как чисто оборонительные, лишь забывая, что ещё в 1919-1920 польские правящие круги провозгласили своей целью восстановление Речи Посполитой в границах 1772 года и завоевание коридора к Чёрному морю («Польша от моря до моря»). Правда, в 1935 году Польша продлила на десять лет пакт о ненападении с СССР.

Во время Судетского кризиса и Мюнхенского сговора 1938 года роль Польши как солидной гири, которая могла быть брошена на чашу весов войны и мира, была значительной, даже решающей. Накануне Второй мировой войны Польша была одним из крупнейших и сильнейших государств Европы. Она обладала территорией в 388 600 кв. км, на которой проживало 43 800 000 человек – больше, чем во Франции (41 700 000)[1].

Прочный военно-политический альянс Франции и Польши мог поставить преграду любым агрессивным замыслам Гитлера. Но этого альянса к 1938 году уже не существовало. Охлаждение в традиционно тёплых отношениях двух наций обозначилось с 1934 года – как раз после того, как был заключён польско-германский пакт о ненападении. Правители Польши решили играть роль великой европейской державы, не нуждающейся в постоянных союзах и союзниках. Это дорого обошлось не только их народу, но и всей Европе.

Большое значение в обеспечении коллективной безопасности в Европе ещё с 1924 года приобрёл франко-чехословацкий договор о дружбе и военном союзе. В 1935 году он был дополнен советско-чехословацким договором о взаимной помощи в случае нападения агрессора. Однако трёхстороннее соглашение такого рода так и не было заключено. Советский Союз был обязан помогать Чехословакии лишь в том случае, если и Франция выполнит свои обязательства перед этой страной.

Эта оговорка объяснялась прежде всего тем, что СССР не имел сухопутной границы с Чехословакией и мог направить туда войска лишь через территорию Польши либо Румынии. Подразумевалось, что только Франция обладает достаточным авторитетом, чтобы побудить эти государства дать советским войскам, идущим на помощь Чехословакии, «зелёный коридор».

Армии вермахта охватывали, после аншлюса Австрии, всю Чехию и Моравию по периметру и могли вести наступление по сходящимся направлениям. Даже не зная об умении (ещё нигде не проявившемся) германского командования вести глубокий танковый прорыв, чехословацкое командование обоснованно могло опасаться прорыва своей вынужденно неглубокой (из-за размеров страны) стратегической обороны хотя бы в одном месте. Чехословакия легко могла быть разрезана на части одним быстрым ударом, что сделало бы её дальнейшее сопротивление безнадёжным.

Читайте так же:  Приказ 72 минсельхоза россии

Общеизвестно, что Советский Союз не мог оказать в тот момент военную помощь Чехословакии из-за враждебного отношения Польши и Румынии к возможности прохода советских войск по их территории. Польша провела частичную мобилизацию, дабы показать, что будет всеми средствами сопротивляться такому проходу.

Однако Польша одна могла в 1938 году остановить гитлеровскую агрессию! Её решительная позиция в этом вопросе неминуемо отразилась бы и на позиции Франции. И фактор Советского Союза, на который ссылаются поляки, в этом случае вообще не сыграл бы никакой роли. Об этом красноречиво свидетельствуют те же цифры военного потенциала.

Население Польши и Чехословакии в сумме (59 100 000) было сопоставимо с населением Германии (75 200 000), а вместе с Францией (100 800 000) существенно его превосходило. В 1939 году Польша мобилизовала против Германии 37 дивизий (считая две бригады за дивизию). Во время кризиса 1938 года эти дивизии, будучи брошены на чашу весов франко-чехословацкого военного союза, оказали бы отрезвляющее воздействие на нацистов. Германская агрессия, скорее всего, так и не началась бы. И именно Польше достались бы честь и слава страны, остановившей зарвавшегося агрессора.

Утверждения, будто Польша не могла в тот момент выступить против Германии, так как была вынуждена опасаться удара со стороны Советского Союза, совершенно безосновательны. Между СССР и Германией тогда ещё не было никакого соглашения. Советский Союз не выступил бы против блока Франции, Польши и Чехословакии.

Если даже Польша не хотела вмешиваться в конфликт, то она могла пропустить советские войска через свою территорию в Чехословакию совершенно без опаски для себя. Абсурдно полагать, что 40 советских дивизий, отряжённых на помощь Чехословакии, могли провести «советизацию» Польши, армия которой была сопоставима с ними по численности. И в этом случае роль Польши могла оказаться решающей независимо от позиции Франции.

Правящие круги Польши, как известно, использовали Судетский кризис, чтобы аннексировать у терзаемой Чехословакии Тешинскую область, на которую претендовали с момента распада Австро-Венгрии. В момент, когда горел дом соседа, они бросились не тушить, а грабить его имущество, не задумываясь, что пожар может перекинуться на их дом. Так и произошло.

Справедливо написал Черчилль о поведении поляков: «Нужно считать тайной и трагедией европейской истории тот факт, что народ, способный на любой героизм… проявляет такие огромные недостатки почти во всех аспектах государственной жизни. Слава в периоды мятежей и горя; гнусность и позор в периоды триумфа. Храбрейшими из храбрых слишком часто руководили гнуснейшие из гнусных!»[2]

Расчленение и оккупация Чехословакии колоссально усилили Германию и безнадёжно ухудшили стратегические позиции Польши. В руки Третьего рейха попала первоклассная военная промышленность, позволившая быстро увеличить мощь вермахта. Кроме того, теперь германские войска могли занять по отношению к Польше охватывающее положение не только с севера, но и с юга, оккупируя Моравию и имея в качестве союзника марионеточную «независимую» Словакию. Военно-стратегическая обстановка, сложившаяся после оккупации Чехословакии, значительно облегчила Германии задачу разгрома Польши. Польша, как созревший плод, сама свалилась в руки нацистской Германии. Обстановка же эта явилась в решающей степени следствием всей внешней политики Польши за два межвоенных десятилетия, особенно же – предательских действий руководства Польши по отношению к соседней славянской стране в 1938 году.

[1] Итоги Второй мировой войны. Выводы побеждённых. – СПб.; М., 1998. – С.167.

[2] У. Черчилль. Вторая мировая война. Т.1: Надвигающаяся буря. – М., 1997. – С.152.

Международные договоры с нацистской Германией

Не редко приходится слышать о кровожадном Пакте Молотова-Риббентропа. Правда на поверку оказывается, что Пакт совсем не кровожадный, а логичный, выверенный и обоснованный. Но в этой заметке не будем обсуждать его детали.
Давайте рассмотрим, кто ещё заключал договоры с Гитлером.

1. 1933 год. Пакт четырех (Италия, Германия, Англия, Франция).
«Пакт четырех» являлся попыткой противопоставить Лиге наций «директорию» четырёх великих держав, стремившихся подчинить своей гегемонии всю Европу. Игнорируя Советский Союз, четыре державы пытались проводить политику его изоляции, устранив в то же время от участия в решении европейских дел остальные государства Европы.

«Пакт четырех» означал «сговор английского и французского правительств с германским и итальянским фашизмом, уже тогда не скрывавшим своих агрессивных намерений. Вместе с тем этот пакт с фашистскими государствами означал отказ от политики укрепления единого фронта миролюбивых держав против агрессивных государств»

Но из-за разногласий среди участников и недовольства других стран «Пакт четырех» так и не был ратифицирован.

2. 1934 год. Пакт Пилсудского-Гитлера (Германия, Польша).
Договор о ненападении между Германией и Польшей. Он был дополнен договором о торговле и мореплавании, отдельными соглашениями по вопросам печати, кино, радиовещания, театра и др.
Предусматривалось сохранение пакта в силе и в случае вступления в войну с третьими государствами одной из договаривающихся сторон.

3. 1935 год. Морское Англо-Германское соглашение.
Британское правительство удовлетворило требование Гитлера о том, чтобы «мощь германского флота составляла 35 % в отношении к совокупной мощи Британской империи». Пропорция 35:100 должна была применяться как к общему тоннажу флота, так и к каждому классу кораблей.

В отношении подводных сил Германия получала право на равенство с Британией, но обязалась не превышать 45 % от тоннажа британских подводных сил. Предусматривалось, что в случае нарушения этого предела Германия проинформирует британское правительство.
Германия также брала на себя обязательство соблюдать качественные ограничения, установленные Вашингтонским договором 1922 г. и Лондонским договором 1930 г.

Фактически немцам дали возможность построить 5 линкоров, два авианосца, 21 крейсер и 64 эсминца.
Результатом соглашения стала окончательная ликвидация всех ограничений Версальского договора. По разрешённому тоннажу флота Германия уравнивалась с Францией и Италией — державами-победителями в Первой мировой войне.

4. 1936 год. Антикомиртерновский Пакт (Германия, Япония).
Договор Германией и Японией, оформивший (под флагом борьбы против Коминтерна) блок этих государств в целях завоевания мирового господства.
В ноябре 1937 к «Антикоминтерновскому пакту» присоединилась Италия, позднее ряд др. государств.
В 1939—40 годах Пакт превращен в открытый военный союз (см. Берлинский пакт).

5. 1938 год. Мюнхенский сговор (Англия, Франция, Германия, Италия).
Соглашение касалось передачи Чехословакией Германии Судетской области.

Встреча в Мюнхене в Фюрербау состоялась 29—30 сентября. Основой соглашения являлись предложения Италии, практически ничем не отличавшиеся от требований, выдвинутых ранее Гитлером при встрече с Чемберленом. Чемберлен и Даладье приняли эти предложения.

В час ночи 30 сентября 1938 г. Чемберлен, Даладье, Муссолини и Гитлер подписали Мюнхенское соглашение. После этого в зал, где было подписано это соглашение, была допущена чехословацкая делегация.
Руководства Великобритании и Франции оказали давление на правительство Чехословакии, и президент Бенеш без согласия Национального собрания принял к исполнению данное соглашение.

5.1. 30 сентября между Великобританией и Германией была подписана декларация о взаимном ненападении.

5.2. Аналогичная декларация Германии и Франции была подписана чуть позже.

6. 1939 год. Германо-Румынские экономические договоры и соглашения.
Кабальные договоры, навязанные монархо-фашистской Румынии, поставившие румынскую экономику в зависимость от военных нужд фашистской Германии.

7. 1939 год. Договор о ненападении Германии на страны Прибалтики.
Для Германии цель договора состояла в предотвращении западного и советского влияния в балтийских государствах и окружения Германии (договор о ненападении с Литвой был уже заключён в марте 1939 года после немецкого ультиматума по поводу Клайпеды).

Балтийские государства должны были служить препятствием против вмешательства СССР в планировавшееся вторжение в Польшу.

Германия предложила заключить договоры о ненападении с Эстонией, Латвией, Финляндией, Данией, Норвегией и Швецией 28 апреля 1939 года.
Швеция, Норвегия и Финляндия отказались. Черновики договоров были готовы в начале мая, но подписание было отложено дважды, так как Латвия запрашивала уточнения.

8. 1939 год. Пакт Молотова-Риббентропа (Германия, СССР).
Договор о ненападении между Германией и СССР.

19 августа 1939 года были подписаны советско-германское экономическое соглашение, а 23 августа Пакт Молотова-Риббентропа. Пакт предусматривал договор о ненападении и обязательства соблюдать нейтралитет, если одна из сторон станет объектом военных действия третьей стороны.

К договору дополнительный протокол о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе на случай «территориально-политического переустройства». Протокол предусматривал включение Латвии, Эстонии, Финляндии, восточных «областей, входящих в состав Польского государства» и Бессарабии в сферу интересов СССР, Литву и запад Польши в сферу интересов Германии.

Интересно, правда?
Что, опять Сталин во всём виноват?!

Еще статьи:

  • Банкротство ооо люди Банкротство предприятия: понятие, виды, процедура ликвидации компаний с долгами К банкротству организации могут привести разные причины — предприятие стало убыточным, финансовый кризис привел к тому, что владельцы не могут расплатиться с кредиторами или с банком. Банкротство предприятия […]
  • Федеральный закон о валютном регулировании и валютном контроле от Федеральный закон «О валютном регулировании и валютном контроле» РФ 2019 года (N 173-ФЗ (редакция 2018-2019)) Федеральный закон «О валютном регулировании и валютном контроле» - N 173-ФЗ - вводит правовые базисы и принципы валютного регулирования и валютного контроля в нашей стране. […]
  • Льготная пенсия для врачей-рентгенологов Право медработников на досрочную трудовую пенсию по Спискам № 1 и 2. Медицинские работники также могут полу¬чить право на досрочную трудовую пенсию по старости в случае, если они выполняют работы с особыми ус¬ловиями труда (вредными и опасными). Перечень указанных работ содержится в […]
  • Приказ минздрава россии от 24122012 n 1498н Приказ Министерства здравоохранения РФ от 24 декабря 2012 г. N 1498н "Об утверждении стандарта первичной медико-санитарной помощи при гонартрозе и сходных с ним клинических состояниях" Приказ Министерства здравоохранения РФ от 24 декабря 2012 г. N 1498н"Об утверждении стандарта первичной […]
  • Приказ 685н от 07112012 Приказ Министерства здравоохранения РФ от 7 ноября 2012 г. N 685н "Об утверждении стандарта специализированной медицинской помощи при хроническом вирусном гепатите С" Приказ Министерства здравоохранения РФ от 7 ноября 2012 г. N 685н"Об утверждении стандарта специализированной медицинской […]
  • Приказ минстройархитектуры от 26102012 n 339 ПРИКАЗ МАИС 339 ОТ 26 10 2012 СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО Дополнить пункт 2 приказа Министерства архитектуры и строительства Республики Беларусь от 26 октября г. При частичной ликвидации сооружения не происходит выбытие объекта, а при реконструкции модернизации, дооборудовании здания не создается […]