Личная и семейная тайна судебная практика

Дело: 33-4182/2014

Дата опубликования: 25 июля 2014 г.

Саратовский областной суд

Судья Рыбаков Р.В. № 33-4182

22 июля 2014 года г. Саратов

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда в составе:

председательствующего Грибалевой М.Н.,

судей Литвиновой М.В., Совкича А.П.,

при секретаре Мельникове Д.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Старикова Д.А. к Стариковой О.Я., Борисову С.В. о защите неприкосновенности частной жизни, запрете сбора и распространения информации о частной жизни, просмотра почтовой корреспонденции, возложении обязанности по вручению почтовой корреспонденции и компенсации морального вреда по апелляционной жалобе Старикова Д.А. на решение Октябрьского районного суда г. Саратова от 30 апреля 2014 года, которым в удовлетворении исковых требований отказано.

Заслушав доклад судьи Литвиновой М.В., обсудив доводы жалобы, судебная коллегия

Стариков Д.А. обратился в суд с иском к Стариковой О.Я., Борисову С.В. о защите неприкосновенности частной жизни, запрете сбора и распространения информации о частной жизни, просмотра почтовой корреспонденции, возложении обязанности по вручению почтовой корреспонденции, компенсации морального вреда, в обоснование которого с учетом уточнений указал, что обратившись с исковым заявлением в суд, в котором указано его семейное положение, наличие детей, фамилии, имена и отчества, предполагаемые адреса регистрации и фактического нахождения, дата рождения, ответчики осуществили действия по сбору и последующему распространению информации, составляющей частную и семейную тайну, поскольку данные сведения Стариков Д.А. никогда не сообщал, не делал их общедоступными. Кроме того, Старикова О.Я. нарушила неприкосновенность его почтовой корреспонденции. Истец просил суд взыскать с ответчиков в его пользу в счет компенсации морального вреда — 1 рубль, расходы по оплате государственной пошлины — 200 рублей, восстановить его право на неприкосновенность частной жизни и почтовых отправлений, запретить ответчикам сбор и распространение информации о его частной жизни, просмотр почтовых сообщений, обязать Старикову О.Я. передавать ему почтовые сообщения, приходящие на его имя.

Разрешая спор, суд постановил указанное выше решение.

В апелляционной жалобе с дополнениями Стариков Д.А. просит решение суда первой инстанции отменить, дело направить на новое рассмотрение. Полагает, что решение суда постановлено с нарушением норм материального и процессуального права. Указывает, что Стариковой О.Я. при рассмотрении гражданского дела . приобщено постановление судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства от . № . однако письмо с данным документом было адресовано ему. Полагает, что Старикова О.Я. нарушила неприкосновенность почтовой корреспонденции и укрыла от него данное письмо.

Лица, участвующие в деле, в суд апелляционной инстанции не явились, извещены о судебном заседании надлежащим образом, об отложении рассмотрения дела ходатайств не представили, о причинах неявки не сообщили, об отложении судебного заседания не просили. При указанных обстоятельствах, учитывая положения ст. 167 ГПК РФ, судебная коллегия определила рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив законность и обоснованность решения суда в соответствии со ст. 327.1 ГПК РФ в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, судебная коллегия полагает, что оснований для отмены судебного постановления не имеется.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Согласно ст. 12 Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года, никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств.

В силу ст. ст. 8, 19 Всеобщей декларации прав человека каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случае нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом, а также право на свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.

Согласно ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, заключенной в г. Риме 04 ноября 1950 года, каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.

Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

В соответствии с положениями ст. 17 Конституции РФ в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией.

Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения (ст. 23 Конституции РФ).

Исходя из положений ст. 152.2 ГК РФ, введенной Федеральным законом от 02 июля 2013 года № 142-ФЗ и вступившей в силу с 01 октября 2013 года, если иное прямо не предусмотрено законом, не допускаются без согласия гражданина сбор, хранение, распространение и использование любой информации о его частной жизни, в частности сведений о его происхождении, о месте его пребывания или жительства, о личной и семейной жизни. Не являются нарушением правил, установленных абзацем первым настоящего пункта, сбор, хранение, распространение и использование информации о частной жизни гражданина в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также в случаях, если информация о частной жизни гражданина ранее стала общедоступной либо была раскрыта самим гражданином или по его воле. Неправомерным распространением полученной с нарушением закона информации о частной жизни гражданина считается, в частности, ее использование при создании произведений науки, литературы и искусства, если такое использование нарушает интересы гражданина. В случаях, когда информация о частной жизни гражданина, полученная с нарушением закона, содержится в документах, видеозаписях или на иных материальных носителях, гражданин вправе обратиться в суд с требованием об удалении соответствующей информации, а также о пресечении или запрещении дальнейшего ее распространения путем изъятия и уничтожения без какой бы то ни было компенсации изготовленных в целях введения в гражданский оборот экземпляров материальных носителей, содержащих соответствующую информацию, если без уничтожения таких экземпляров материальных носителей удаление соответствующей информации невозможно.

Из материалов дела следует, что Старикова О.Я. в лице представителя Борисова С.В. . обратилась в Октябрьский районный суд г. Саратова с исковым заявлением о признании Старикова Д.А. утратившим право пользования жилым помещением (л.д. 10-13). В данном исковом заявлении указаны, в том числе, фамилия, имя и отчество истца по настоящему гражданскому делу, его семейное положение, наличие детей, предполагаемые адреса его регистрации и фактического нахождения, дата рождения, обстоятельства поступления корреспонденции на его имя после прекращения проживания по месту жительства Стариковой О.Я.

В развитие ч. 1 ст. 46 Конституции РФ федеральный законодатель предусмотрел, что всякое заинтересованное лицо вправе обратиться в суд за защитой нарушенного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса в порядке, установленном законом. Тем самым предполагается, что заинтересованные лица вправе обратиться в суд за защитой нарушенного или оспариваемого права либо охраняемого законом интереса лишь в установленном порядке, в частности в соответствии с требованиями ст. ст. 131 и 132 ГПК РФ.

В ст. ст. 131, 132 ГПК РФ законодателем установлены требования, предъявляемые к форме и содержанию искового заявления, составу документов, прилагаемых к нему.

Таким образом, указание ответчиками в исковом заявлении перечисленных сведений и приобщение к материалам дела копии постановления судебного пристава-исполнителя, не могут рассматриваться как нарушение прав Старикова Д.А., поскольку являются требованием закона при обращении истца с иском в суд, обязанностью доказывания обстоятельств, на которые сторона ссылается как на основание своих требований и возражений в силу ст. ст. 12, 56 ГПК РФ и исключают ответственность ответчиков.

Данная информация, по мнению Стариковой О.Я., была указана в исковом заявлении в целях защиты нарушенных прав. Кроме того, обстоятельства, с которыми истец связывает нарушение своих прав, возникли до 01 октября 2013 года. Однако согласно ст. 2 Федерального закона от 02 июля 2013 года № 142-ФЗ положения ГК РФ в редакции указанного Федерального закона применяются к правоотношениям, возникшим после дня его вступления в законную силу, в связи с чем суд правильно указал, что в период возникновения спорных правоотношений редакция ст. 152.2 ГК РФ не действовала и применению не подлежит.

С учетом изложенного, суд первой инстанции, применив закон, действующий на момент возникновения спорных правоотношений, сделал правильный вывод об отказе в удовлетворении заявленных Стариковым Д.А. требований.

Доказательств того, что Старикова О.Я. при обращении к ней бывшего супруга Старикова Д.А. укрывала почтовую корреспонденцию, адресованную ему, Стариков Д.А. в нарушение требований ст. 56 ГПК РФ не представил, в связи с чем доводы жалобы в этой части являются несостоятельными. Действия Стариковой О.Я. в 2012 году по просмотру поступившей корреспонденции от службы судебных приставов, налоговой инспекции не были направлены на нарушение прав истца.

Иные доводы апелляционной жалобы не могут повлиять на правильность постановленного решения, были предметом оценки суда первой инстанции, фактически сводятся к несогласию с решением суда, что само по себе не может служить основанием для его отмены. Разрешая спорные правоотношения, суд правильно установил обстоятельства, имеющие существенное значение для дела. Выводы суда основаны на всестороннем, полном и объективном исследовании доводов сторон и представленных доказательств, оценка которым дана судом по правилам ст. 67 ГПК РФ, соответствует нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения. В апелляционной жалобе не содержится ссылок на обстоятельства, опровергающие правильные выводы суда первой инстанции.

При изложенных обстоятельствах судебная коллегия находит обжалуемое судебное решение законным и обоснованным, поскольку оно вынесено в соответствии с правильно применённым судом законом и с учётом представленных сторонами доказательств, которым суд дал надлежащую оценку.

Руководствуясь ст. ст. 327, 327.1, 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

решение Октябрьского районного суда г. Саратова от 30 апреля 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Старикова Д.А. — без удовлетворения.

Обзор практики рассмотрения судами Российской Федерации дел о защите чести, достоинства и деловой репутации, а также неприкосновенности частной жизни публичных лиц в области политики, искусства, спорта

Обзор практики рассмотрения судами Российской Федерации дел о защите чести, достоинства и деловой репутации, а также неприкосновенности частной жизни публичных лиц в области политики, искусства, спорта

Верховным Судом РФ совместно с верховными судами республик, краевыми, областными и соответствующими им судами проведено выборочное изучение дел о защите чести и достоинства, деловой репутации, а также неприкосновенности частной жизни публичных лиц, рассмотренных судами России в период с 2004 по 2006 год.

Как закреплено в ст. 29 Конституции Российской Федерации, каждому гарантируются свобода мысли и слова, а также свобода массовой информации.

Вместе с тем в ст. 23 Конституции Российской Федерации установлено, что каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени, а в силу ч. 1 ст. 24 не допускаются сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия.

Изучение судебной практики показало, что судами при рассмотрении дел данной категории в основном обеспечивалось равновесие между правом граждан на защиту чести, достоинства, деловой репутации и неприкосновенности частной жизни, с одной стороны, и иными гарантированными Конституцией Российской Федерации правами и свободами, с другой стороны. При этом суды руководствовались не только нормами российского законодательства, но и учитывали правовую позицию Европейского Суда по правам человека, выраженную в его постановлениях и касающуюся вопросов толкования и применения Конвенции о защите прав человека и основных свобод (прежде всего — ст. 10 ). Кроме того, руководствовались разъяснениями, данными Пленумом Верховного Суда РФ в постановлениях от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», от 10 октября 2003 г. N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации».

Читайте так же:  407 приказ

В ряде случаев суды ссылались на Декларацию о свободе политической дискуссии в средствах массовой информации, принятую 12 февраля 2004 г. на 872-м заседании Комитета Министров Совета Европы, а также на Резолюцию 1165 (1998) Парламентской Ассамблеи Совета Европы о праве на неприкосновенность частной жизни.

Названная Резолюция указывает, что публичными фигурами являются те лица, которые занимают государственную должность и (или) пользуются государственными ресурсами, а также все те, кто играет определенную роль в общественной жизни, будь то в области политики, экономики, искусства, социальной сфере, спорте или в любой иной области.

Изучение показало, что частная жизнь публичных лиц нередко подвергается посягательствам, становится выгодным товаром для определенных кругов средств массовой информации.

Вместе с тем публичность граждан, исходя из равенства всех перед законом ( ч. 1 ст. 19 Конституции Российской Федерации), не влияет на подход суда при решении вопросов о правах, обязанностях и ответственности, закрепленных в нормативных правовых актах Российской Федерации.

Согласно п. 2 ст. 150 ГК РФ неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право на имя, иные перечисленные в этой норме личные неимущественные права и другие нематериальные блага защищаются в соответствии с Кодексом и другими законами в случаях и порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и в тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения.

К сведениям, неприкосновенность которых специально охраняется законами Российской Федерации, относятся, например, сведения, включенные в Перечень сведений конфиденциального характера, утвержденный Указом Президента Российской Федерации от 6 марта 1997 г. N 188.

Следует отметить, что Федеральным законом от 18 декабря 2006 г. N 231-ФЗ Гражданский кодекс Российской Федерации дополнен ст. 152.1 , в силу которой обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) допускаются только с согласия этого гражданина. После смерти гражданина его изображение может использоваться только с согласия детей и пережившего супруга, а при их отсутствии — с согласия родителей. Такое согласие не требуется в случаях, когда:

1) использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах;

2) изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования;

3) гражданин позировал за плату.

Эти положения российского законодательства соответствуют положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод ( ст. 8 ) и позиции Европейского Суда по правам человека (далее — ЕСПЧ): концепция частной жизни распространяется на аспекты, относящиеся к установлению личности, в частности, на имя лица, его физическую и психологическую неприкосновенность, на изображение лица (например, постановления ЕСПЧ по делу Бургхартц против Швейцарии от 22 февраля 1994 г., по делу Фон Ганновер (принцесса Ганноверская) против Германии от 24 июня 2004 г., по делу Шюссель против Австрии от 21 февраля 2002 г.).

Материалы проведенного обзора показали, что судами рассматривались дела о защите нематериальных благ, перечисленных в ст. 150 ГК РФ, нарушенных в связи с распространением о гражданине сведений, неприкосновенность которых специально охраняется Конституцией Российской Федерации и законами и распространение которых причинило моральный вред, несмотря на то что эти сведения соответствовали действительности.

Установив при разрешении таких споров факт распространения соответствующих действительности и не порочащих чести, достоинства, деловой репутации истца сведений о его частной жизни, а также факт отсутствия согласия на распространение этих сведений, суды обоснованно удовлетворяли иски, поскольку неправомерное вторжение средств массовой информации в частную жизнь, в том числе и публичных лиц, является нарушением требований п. 5 ст. 49 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. N 2124-I «О средствах массовой информации», в силу которых журналисты обязаны получать от граждан согласие (за исключением случаев, когда это необходимо для защиты общественных интересов) на распространение в средстве массовой информации сведений о личной жизни гражданина от самого гражданина или его законных представителей. Кроме того, при осуществлении профессиональной деятельности Закон обязал журналистов уважать права, законные интересы, честь и достоинство гражданина. На ответчика в указанных случаях судом возлагалась обязанность компенсировать моральный вред, причиненный распространением такой информации ( ст.ст. 150 , 151 ГК РФ).

Так, например, поступил Останкинский районный суд г. Москвы при вынесении 15 ноября 2006 г. решения по иску граждан Ш. и Г. к ЗАО «Проф-Медиа-Пресс» о защите тайны личной жизни, взыскании компенсации морального вреда, причиненного публикацией биографического досье истцов, а также статьей в газете «Экспресс газета». Согласия на публикацию сведений, носящих личный характер, истцы не давали и непосредственно ответчику указанных сведений не сообщали. Кроме того, в заголовке статьи использовано имя одного из истцов не в связи с профессиональной деятельностью. Учитывая это, суд правомерно признал, что данной публикацией нарушено право истца на личное имя. При определении размера компенсации суд учел степень нравственных страданий истцов.

Этим же печатным изданием было допущено неправомерное вторжение в частную жизнь гражданина А. двумя публикациями, в которых без согласия истца распространены сведения о нем, его бывшей жене и других близких знакомых. Останкинским районным судом г. Москвы 17 мая 2006 г. вынесено решение, которым признано, что данными публикациями нарушена тайна личной и семейной жизни истца. С ответчика в пользу истца взыскана компенсации морального вреда.

Останкинским районным судом г. Москвы 11 ноября 2005 г. был также обоснованно удовлетворен иск П. к ЗАО «Проф-Медиа-Пресс». Основанием для обращения в суд явилась публикация в той же газете статьи, сопровожденной фотографическим изображением истца, который был искажен автором статьи. Содержание анонса статьи, фотография, дополненная искусственным внесением пороков кожи, по мнению истца, нарушает его право на тайну личной жизни, а также на личное изображение, поскольку оно не соответствует действительному изображению.

Ответчик, считая свои действия правомерными, пояснил, в частности, что изображение П. представляет собой отредактированную фотографию истца, которая является частью его творческой деятельности. Публикуя информацию об истце, редакция газеты реализовала свое право на информацию, гарантированную п. 3 ст. 17 и п. 4 ст. 29 Конституции Российской Федерации.

Оценив опубликованную ответчиком статью, фотографическое изображение истца, суд признал нарушением нематериальных благ истца публикацию его искаженного фотографического образа, поскольку любое изображение публично известного лица основано на принципе узнаваемости, а такая публикация направлена на подмену сформировавшегося личного образа истца вымышленным образом, сделанным журналистом. Доводы ответчика о творческом подходе к видению проблем не подтвердились в судебном заседании. Под творчеством понимается создание нового произведения, тогда как в рассматриваемом случае имеет место искажение изготовленного ранее произведения.

По изученным делам имели место также случаи распространения средствами массовой информации сведений, не соответствующих действительности, порочащих честь, достоинство, доброе имя и деловую репутацию публичных лиц.

Статья 152 ГК РФ предоставляет гражданину, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, право наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда.

Пресненский районный суд г. Москвы решением от 29 апреля 2005 г. обоснованно удовлетворил иск К. к ООО «Спид-Инфо» и автору статьи о защите чести и достоинства, компенсации морального вреда.

Истец, являющийся публичным лицом, указал в иске, что в издании «Спид-Инфо» в рубрике «Звездные игры» была опубликована статья, в которой в оскорбительной форме повествуются воспоминания о нем. Эти сведения, по утверждению К., не соответствуют действительности.

В судебном заседании было установлено, что истец никогда не был знаком с лицом, у которого корреспондент издания брал интервью. Кроме того, поскольку оспариваемые сведения касаются не только лица, давшего согласие на публикацию, но и истца, автор статьи должен был получить согласие на опубликование материала у истца, а также удостовериться в действительности сообщаемых сведений. Это автором не было сделано.

Суд обязал ООО «Спид-Инфо» опровергнуть сведения в установленном законом порядке, а в счет компенсации морального вреда взыскал с общества и с автора статьи определенную сумму.

Воспользовавшись своим правом на судебную защиту, Б. обратился в Таганский районный суд г. Москвы с иском к ООО «Арбат энд Ко», редакции журнала «АрбатПрестиж ТелеГид» о защите чести, достоинства и деловой репутации, компенсации морального вреда, указав, что в рубрике журнала «Холостяки под прицелом» была опубликована статья, в которой распространены оскорбительные сведения, которые, по мнению автора статьи, якобы имели место и которыми истец публично гордился. Между тем распространенные сведения не соответствуют действительности, порочат его честь, достоинство, деловую репутацию и причиняют ему нравственные страдания.

В решении от 31 октября 2005 г. Таганский районный суд г. Москвы правильно указал, что Б. является публичным лицом, поэтому любая информация, касающаяся истца, тут же подхватывается средствами массовой информации и обсуждается миллионами граждан. Общеизвестным фактом является его профессиональная и благотворительная деятельность, в связи с чем распространение сведений, не соответствующих действительности, влечет негативные последствия для его деловой репутации.

Признав требования обоснованными, суд обязал ООО «Арбат энд Ко» опровергнуть сведения, не соответствующие действительности, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию истца, в течение десяти дней со дня вступления решения в законную силу и взыскал сумму в возмещение морального вреда.

Судебная практика показала, что при рассмотрении дел о защите чести, достоинства, деловой репутации по искам лиц, являющихся политическими деятелями, а также лиц, занимающих те или иные должности в органах государственной власти или местного самоуправления, суды учитывали ст.ст. 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в средствах массовой информации, принятой 12 февраля 2004 г. на 872-м заседании Комитета Министров Совета Европы. Как следует из содержания этих статей, политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии и критики в средствах массовой информации. Государственные должностные лица могут быть подвергнуты критике в средствах массовой информации в отношении того, как они исполняют свои обязанности, поскольку это необходимо для обеспечения гласного и ответственного исполнения ими своих полномочий.

Исходя из этих положений Советский районный суд г. Тулы решением от 22 марта 2005 г. правильно отказал в иске М. к государственному унитарному предприятию Тульской области «Редакция газеты «Тульские известия» и к X. о защите чести, достоинства, деловой репутации, компенсации морального вреда. В судебном заседании было установлено, что истец является главой муниципального образования и опубликованная статья носит оценочный, иронический характер, представляет собой субъективное мнение автора о перспективах новых выборов главы муниципального образования, в случае участия в них истца. Приведенные в статье суждения невозможно проверить на предмет их действительности, и, следовательно, они не могут быть предметом опровержения.

Суд пришел к выводу, что автором статьи были подняты вопросы, представляющие в Тульской области общественный интерес. Выбранная им форма и содержание статьи направлены на привлечение общественного внимания к проблеме административной реформы. Публикация не противоречит ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также позиции Европейского Суда по правам человека, высказанной в решениях: по делу Лингенс против Австрии от 8 июля 1986 г. , Обершлик против Австрии от 23 мая 1991 г. , Де Хаэс и Гийселс против Бельгии от 24 февраля 1997 г.

Читайте так же:  Материнский капитал за второго ребенка продлили

Требование о защите чести, достоинства и деловой репутации, а также других нематериальных благ, как правило, сопровождается требованием о компенсации морального вреда. При определении размера компенсации морального вреда должны учитываться личность истца, его общественное положение, занимаемая должность; личность ответчика и его материальное положение; содержание порочащих сведений и их тяжесть в общественном сознании; количество экземпляров печатного издания и его влияние на формирование негативного мнения об истце у жителей региона, населенного пункта; нравственные и физические страдания истца; конкретные негативные последствия, наступившие для истца в результате распространения сведений, порочащих честь, достоинство, деловую репутацию; требования разумности и справедливости и иные заслуживающие внимания обстоятельства.

В основном суды при определении размера компенсации морального вреда учитывают приведенные обстоятельства.

Однако имели место случаи необоснованного занижения судами размера компенсации за моральный вред, невыполнения требований разумности и справедливости.

Так, решением от 17 мая 2006 г. Останкинским районным судом г. Москвы взыскана с ЗАО «Проф-Медиа-Пресс» в пользу А. сумма в счет компенсации морального вреда. Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 17 октября 2006 г. данное решение отменено. При новом рассмотрении дела решением Останкинского районного суда г. Москвы от 22 декабря 2006 г. взысканная с ответчика в пользу истца сумма в счет денежной компенсации морального вреда удвоена. При определении размера этой суммы суд учел, что следствием вмешательства ответчика в частную жизнь истца последний помимо нравственных испытал и физические страдания. После публикации у истца настолько ухудшилось самочувствие, что он вынужден был прервать работу и обратиться в лечебное учреждение.

Вместе с тем заявленная истцом к взысканию сумма в размере 30 млн. рублей судом признана не соответствующей требованиям разумности и справедливости и направленной на прекращение деятельности средства массовой информации.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Ст. 137 УК РФ. Нарушение неприкосновенности частной жизни

В современном обществе происходит активное развитие коммуникаций. Информационные системы стали неотъемлемой частью жизни человека, что дает возможность для получения, искажения и фальсификации сведений о личности. Действия эти являются преступлениями против прав человека, прописанных в Конституции. Кроме того, за подобные нарушения предусмотрена уголовная ответственность, о чем свидетельствует ст. 137.

Защита частной жизни

О том, что никто не вправе посягать на честь и личную и семейную жизнь гражданина, сказано не только в основном государственном законе, но и во Всеобщей декларации прав человека. Что значит нарушение неприкосновенности частной жизни? Под этим понятием подразумевают несанкционированное вмешательство граждан, государства, его органов и любых должностных лиц в семейные и личные тайны. Правовые механизмы оберегают личную жизнь каждого гражданина. Уровень этой гарантированности – степень свободы и демократичности общества. Нарушения в этой области уголовно наказуемы, о чем и гласит ст. 137.

В Конституции прописаны права, которые охраняются Уголовным кодексом. Нарушение их преследуется законом. Так, в ст. 137 речь идет о защите личной или семейной тайны, разглашение которой может привести к наказанию различной степени. Субъектом здесь выступают общественные отношения, которые обеспечивают интересы каждого отдельно взятого гражданина. Частная жизнь – совокупность прав, тайн, сведений, которые имеют естественный или приобретенный характер. Любое распространение таких сведений уголовно наказуемо, за исключением отдельных случаев, предусмотренных Федеральным законом.

Распространение сведений

Законом запрещено передавать сведения о личной жизни человека без его согласия. Особенно если эти сведения порочат честь. Сбор и распространение подобной информации наказываются, согласно ст. 137 УК РФ, денежным штрафом, лишением свободы или запретом занимать определенные должности. При этом под сведениями о личной жизни можно понять также и личную переписку, одним из участников которой является обвиняемый.

В судебной практике присутствуют случаи, когда граждане обращались в судебные инстанции с заявлением о распространении личной информации, которая имела форму приватной переписки в социальной сети. В одном из таких дел обвиняемый, зайдя на довольно посещаемый сайт, опубликовал в доступной для других пользователей форме переписку с потерпевшей. Эти сведения несколько подорвали репутацию гражданки, за что она и предприняла столь решительные меры. Размер штрафа за подобное преступление составляет до двухсот тысяч рублей (ч. 1 ст. 137). Предусмотрено также и лишение свободы. Но в этом случае дело не дошло до вынесения приговора. Пострадавшая позже обратилась в суд с заявлением о прекращении дела, поскольку конфликт был решен мирным путем.

Наиболее жестко наказывается разглашение сведений, касающихся особо деликатной стороны приватной жизни человека. Личная тайна – информация, которая может касаться состояния здоровья, пристрастий, физических недостатков и т. д. Члены почти каждой семьи хранят сведения, которые нежелательны для распространения среди посторонних. В этом случае речь идет о семейной тайне, примером которой может быть информация об усыновлении.

В одном из судов Пермского края в 2015 году было рассмотрено дело по обвинению некоего гражданина в преступлении, наказание за которое предусмотрено ст. 137 УК РФ. Суть заключалась в публикации фото интимного характера все в той же социальной сети. Нарушение неприкосновенности частной жизни – преступление, наказание за которое зависит от решения суда. Как уже было сказано, обвиняемый может быть и оштрафован, и заключен под стражу. В некоторых случаях за совершение преступления, подпадающего под ст. 137, суд может наложить запрет занимать ту или иную должность. В деле о пермском пользователе социальной сети было назначено наказание в виде денежного штрафа. Сумма составила 50 тыс. рублей, согласно ст. 137 УК РФ. Суд учел то, что обвиняемый ранее не привлекался, а также признался в содеянном.

Преступление и использованием служебного положения

В ст. 137 ч. 2 говорится о том, что если человек нарушил неприкосновенность личной жизни другого и сделал это с использованием своего служебного положения, он может быть по решению суда наказан штрафом в размере от ста тысяч рублей. Лишение свободы за такое преступление может составить до четырех лет.

Распространение информации в СМИ

Если личная тайна человека демонстрируется публично, то наказание автора таких действий значительно строже, чем в случаях, описанных выше. Размер штрафа составит от ста пятидесяти тысяч. Если вина доказана, и в деле обвиняемого присутствуют некие отягчающие обстоятельства, он может провести за решеткой до пяти лет.

В феврале 2015 годы в суд обратилась женщина с жалобой на редакцию известной газеты, деятельность которой в основном сводится к публикациям скандальных сведений. На официальном сайте этого периодического издания содержался материал, в котором была изложена информация об интимной жизни истца. Пострадавшая требовала от ответчика возмещения морального ущерба в размере пяти миллионов рублей.

Доводами являлись не только опубликованный текст, но и фото, которые к нему прилагались. Но иск был удовлетворен лишь частично. Дело в том, что фото были сделаны в публичных, доступных местах, и за определенную плату. Пострадавшая дала интервью одному из сотрудников газеты на добровольных основаниях. Но все же судом был вынесен приговор. Редакция газеты вынуждена был возместить моральный ущерб истцу, однако размер штрафа составил всего тридцать тысяч рублей.

О правах журналистов

В Федеральном законе прописаны права журналистов. Представители этой профессии имеют право разглашать информацию в том случае, если эти действия — в интересах общественности. В демократическом государстве важными категориями являются свобода слова и мысли. Общественность имеет право получать информацию различного характера. Журналист способствует в реализации этого права и не нарушает закон до тех пор, пока его деятельность не выходит за пределы интересов отдельных граждан. Информация о частных лицах может быть собрана и распространена публично только с и их письменного согласия.

Преступление против несовершеннолетнего

Если жертвой в рассмотрении дела по ст. 137 выступает личность, не достигшая шестнадцати лет, судебный процесс происходит по той же схеме. Штраф, если вина обвиняемого доказана, может составить триста пятьдесят тысяч. Тюремное заключение, при самой неблагоприятной для обвиняемого картине, – пять лет. Также распространитель информации, касающейся жизни несовершеннолетнего гражданина, может быть лишен права занимать определенную должность на протяжении шести лет.

Если некий гражданин, владея информацией об усыновлении, факт которой имел место в знакомой ему семье, распространяет эти сведения другим лицам, подобные действия могут быть рассмотрены в суде. В этом случае можно ссылаться на 1 и 3 части уголовной статьи, о которой идет речь.

Деятельность журналистов связана со сбором и передачей населению информации различного характера. Поэтому в судебной практике, как правило, рассматриваются дела, имеющие отношение к несанкционированному распространению интимных сведений из жизни известного человека в СМИ. Однако нарушают конституционное право не только представители желтой прессы.

С развитием массовой информации многие пользователи Сети, не обладающие высоким нравственным обликом, полагают, что интернет-сайты являются подходящим местом, где недоброжелателя можно опорочить, выставить в неприглядном виде. Немногие жертвы таких действий знают об уголовной ответственности, которую должны понести их обидчики. А если и знают, то не спешат обращаться в полицию. Материалы, которые служат главным доказательством в подобном деле, не каждый захочет демонстрировать сотрудникам исполнительной власти.

Как правило, в судебной практике дела, связанные с нарушением личной тайны, заканчиваются примирением сторон. Но если этого не происходит, обвиняемый выплачивает небольшой штраф. Очень редко наказание может быть более суровым. Так, в одном из российских судов было рассмотрено дело по обвинению молодого человека в распространении личной информации о его бывшей девушке. Обвиняемый был приговорен к шести месяцам исправительных работ. И это учитывая тот факт, что ранее к уголовной ответственности он не привлекался.

Для того, кто игнорирует конституционные права и не только распространяет порочащую человека информацию, но и основывает ее на домыслах и собственной фантазии, последствия могут быть и вовсе печальными. Так, в одном из городов на Урале девушка на почве ревности опубликовала фото своей соперницы в Сети с примечанием об оказании последней интимных услуг. Также она указала телефон и другие контактные данные. Дело рассматривалось не только на основании статьи о нарушении личной жизни. Учитывался также факт клеветы. Девушке грозит до двух лет тюрьмы.

Знание УК обеспечивает безопасность. Многие граждане, являясь жертвой нарушения конституционных прав, не зная об этом, не принимают соответствующих мер, тем самым косвенно содействуя дальнейшей неправомерной деятельности. Совершается она сегодня в СМИ, ее авторами являются нередко сотрудники коллекторских агентств. Закон нарушают и обычные люди, полагая, что небольшая месть в виде публикации скандальной информации в интернете останется безнаказанной.

IX Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум — 2017

НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ ЧАСТНОЙ ЖИЗНИ УГОЛОВНО-ПРАВОВЫМИ СРЕДСТВАМИ

Ст. 12 Всеобщей декларации прав человека гласит, что никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь. Каждый человек имеет право на законную защиту от такого вмешательства или таких посягательств. Конституция РФ 1993 г. в ст. 2 провозгласила права и свободы человека высшей ценностью, признание, соблюдение и защита которых является обязанностью государства. Среди признаваемых и гарантируемых прав и свобод человека и гражданина в ст. 23 называется право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Кроме того, в ч. 1 ст. 24 содержится запрет на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия.

Ст. 137 УК РФ закрепляет уголовную ответственность за нарушение неприкосновенности частой жизни. Объективную сторону ч. 1 ст. 137 УК РФ составляют следующие действия:

а) незаконное собирание сведений о частной жизни лица без его согласия,

б) незаконное распространение сведений о частной жизни лица без его согласия,

в) распространение сведений о частной жизни лица без его согласия в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или СМИ.

Изучив судебную практику, проанализировав материалы СМИ, мы составили классификацию ситуаций, при которых совершаются преступления против частной жизни:

Читайте так же:  Мать одиночка калуга

1. На первом месте, бывшие мужья и жены, любовники и любовницы и их желание отомстить бывшему партнеру. Основной способ мести – это создание «фейковых» страниц в социальных сетях с интимными фото- и видеоматериалами, указанием номеров телефонов, адресов проживания, сообщением недостоверной информации о предоставлении интимных услуг.

2. Второе место занимают бывшие мужья, которые распечатывают интимные фото бывших жен и расклеивают их по адресу проживания последних.

3. На третьем месте ситуации, при которых лица, пытаясь выбить долги из должников, размещают их интимные фото в сеть, подписывая их некорректными отзывами об их интимной жизни, а в некоторых случаях даже добавляют контактные данные последних.

4.Четвертое место занимают ситуации, при которых лицо для развлечения размещает интимное фото в социальной сети другого лица, рассказывает подробности интимной жизни последнего.

Судебная практика по данным делам показывает, что именно распространение интимных фото совершается незаконно в 75 % случаев. Потерпевшие по этой категории дел в 80% случаев — женщины, именно их интимные фото, недостоверная информация об образе жизни и т.д. оказываются в публичном доступе.

На основании проведенного анализа судебной практики, материалов СМИ, а также представленной классификации, мы пришли к выводу, что наиболее часто среди преступлений против неприкосновенности частной жизни совершаются преступления, связанные с незаконным собиранием или распространением сведений, фото-видеоматериалов, содержащих изображения интимных частей тела.

Еще одним недостатком регламентации уголовной ответственности преступлений против нарушения частной жизни, на наш взгляд, является нарушение юридической техники конструирования статей УК РФ. Дело в том, что в ч. 1 и ч. 2 ст. 137 УК РФ указано распространение сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, а в ч. 3 этой же статьи способ распространения уже шире, здесь добавляются информационно-телекоммуникационных сети информации. Также, в ряде статей УК РФ, таких как ст. 242, 242.1, 242.2, 280, 280.1, 228.1 средствами распространения и использования является сеть «Интернет». На основании изложенного, предлагаем следующие изменения:

в ч.1, ч. 2 ст. 137 УК РФ необходимо добавить следующую фразу:

«…или информационно-телекоммуникационных сетях (включая сеть «Интернет»)»;

в ч.3 ст. 137 УК РФ добавить:

«…(включая сеть «Интернет»).

Судебная практика показывает, что уголовные дела по данной статье возбуждаются крайне редко – за 2015 год было возбуждено 97 уголовных дел. Незначительное число зарегистрированных преступлений, посягающих на неприкосновенность частной жизни, не говорит о благоприятной тенденции в сфере защиты исследуемого конституционного права. Данные преступления обладают повышенной латентностью, которая составляет 88% от общего количества таких преступлений. Жертвы редко обращаются в полицию. Мы выделили причины, указанные 85 опрошенными гражданами, объясняющие латентность преступлений против неприкосновенности и тайны частной жизни. Респондентам был задан вопрос: «Узнав, что Ваши права на неприкосновенность и тайну частной жизни нарушены, стали бы Вы обращаться с соответствующим заявлением в правоохранительные органы?».

Данный вопрос мы сопроводили кратким примечанием на доступном языке, понятном даже человеку без юридического образования, где давалось объяснение, что именно законодатель подразумевает под нарушением неприкосновенности и тайны частной жизни.

Интересно отметить, что лишь каждый четвертый опрошенный (24,3%) дал утвердительный ответ. Подавляющее же большинство респондентов указали, что в правоохранительные органы, вероятнее всего, обращаться бы не стали, после чего им предлагался следующий вопрос: «По какой причине Вы бы не стали обращаться в правоохранительные органы в случае нарушения Ваших прав на неприкосновенность и тайну частной жизни?».

Выяснилось, что опрошенные не стали бы обращаться в правоохранительные структуры по следующим причинам:

— общее недоверие к сотрудникам правоохранительных органов – данный вариант ответа в той или иной словесной формулировке высказали 48,1 % респондентов;

— неверие в результативность всего расследования (23,4%);

— опасение шантажа, мести, разглашения преступниками сведений личного характера, которыми они могли уже завладеть в процессе соответствующего нарушения (20%);

— дополнительное опасение за свою репутацию в случае возбуждения уголовного дела и огласки произошедшего события (8,5 %);

Общее недоверие к сотрудникам правоохранительной системы, нередко нарушающим права граждан на неприкосновенность и тайну их частной жизни, — одна из главных причин высокого уровня латентности преступлений этой подгруппы.

В законодательстве отсутствует понятие «частная жизнь», «личная тайна», «семейная тайна, что создает проблему единообразного понимания сущности рассматриваемого блага и является одним из самых важных юридических препятствий в его реализации и защите. Сложность такой юридической ситуации заключается в том, что потребность в личной жизни лежит за пределами права, но последнее выражает эту потребность и обеспечивает ее удовлетворение.

Предлагаем в ст. 137 УК РФ добавить примечание:

«Примечание. Под частной жизнью следует понимать сферу семейной жизни, родственных и дружеских связей, домашнего уклада, интимных и других личных отношений, привязанностей, образ мыслей, увлечения и творчество.

Под личной тайной следует понимать сведения, которые лицо считает нежелательными и предпринимает меры для того, чтобы данные сведения не были известны другим лицам.

Под семейной тайной следует понимать тайну, носителями которой являются члены одной семьи, представляющую информацию о взаимоотношениях между ними».

В настоящее время большое значение для общества играют социальные сети, гаджеты, СМИ. С развитием технологий все больше имеет рост преступности, связанный с использованием именно социальных сетей, гаджетов (фото-, видео-устройств), а также СМИ.

К таким деяниям, безусловно, можно отнести преступления против нарушения частной жизни, но речь в данном случае пойдет о преступных действиях, которые связаны с незаконным собиранием или распространением сведений, фото-видеоматериалов, содержащих изображения интимных частей тела. Как мы указывали ранее, такие преступления содержатся в судебной практике в 75% случаев от общего количества преступлений против неприкосновенности частной жизни. Но вместе с тем данные преступления обладают высокой латентностью, что связано, на наш взгляд, именно с несовершенством законодательной регламентации, а именно правильной квалификации деяния. Анализ судебной практики показал, что такие действия квалифицируются по ч. 1 ст. 137 УК РФ. На наш взгляд, такая квалификация рассматриваемых деяний не в полной мере отвечает принципу справедливости, так как данные деяния обладают повышенной опасностью, нежели деяния, предусмотренные ч. 1 ст. 137 УК РФ. По нашему мнению, при распространении фото- или видео-материала, которые содержат интимные части тела лица, которое не знало, что данные материалы будут представлены на всеобщее обозрение, вред будет причинен больше чем, при распространении сведений, которые составляют частную жизнь лица, как это закреплено в ч. 1 ст. 137, по которой и квалифицируются указанные деяния. Последствия, которые могут наступить для лица, чьи фото- видео-материалы были представлены на всеобщее обозрение могу быть совершенно разными, например: моральный вред, психическое расстройство, увольнение с работы, падение репутации и т.д.

В настоящее время большая часть деяний против незаконного собирания или распространения сведений, фото-видеоматериалов, содержащих изображения интимных частей тела совершается в сети Интернет. Процедура доказывания по данным делам примерно следующая:

Заинтересованное лицо составляет на имя нотариуса запрос, в котором просит удостоверить факт нахождения спорной информации по определенному адресу в Интернете. В таком запросе обычно указываются: адрес страницы, конкретные фото-,видео- материалы, обосновывается цель обеспечения доказательств. Нотариус устанавливает местонахождение информации в Интернете, распечатывает ее на бумажном носителе, проверяет наличие запрашиваемой информации в распечатанном экземпляре. Таким образом, он выполняет несколько нотариальных действий: получение доказательств и осмотр этих доказательств. Обычно, заверяя протокол осмотра интернет-страницы, нотариус указывает, каким образом он получил доступ к информации, описывает последовательность своих действий. Заверенная распечатка документа выступает письменным доказательством, так как соответствует требованиям, предъявляемым к письменным доказательствам, исходя из положений ст. 74 УПК РФ.

В настоящее время активно поддерживаются сообщества в социальных сетях, такие как «Петухи и курицы», «Пошлые», в которых анонимно пользователи данной социальной сети публикуют информацию, затрагивающую интимную жизнь лица, а также фото- и видео-материалы, которые содержат интимные части тела данного лица. На наш взгляд, популярность данных сообществ, а также участие в них пользователей социальных сетей связано с тем, что данные лица не обращают внимания на то, что такие деяние уголовно наказуемы, что подтверждает выводы о неэффективности применения ст. 137 в действующей редакции.

На основании проведенного исследования предлагаем в ст. 137 УК РФ добавить часть 2, поместив ее после 1 части:

«Незаконное собирание или распространение сведений, фото-видеоматериалов, содержащих изображения интимных частей тела, информацию, затрагивающую интимную жизнь лица в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении, средствах массовой информации или информационно-телекоммуникационных сетях – наказываются штрафом в размере от двухсот тысяч до двухсот пятидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от восемнадцати месяцев до двух лет, либо обязательными работами на срок от трехсот шестидесяти часов до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от трех лет до четырех лет или без такового, либо арестом на срок от четырех месяцев до шести месяцев, либо лишением свободы на срок от двух лет до 3 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от трех лет до четырех лет».

Данные предложения направлены на совершенствование правоприменительной практики в части квалификации преступлений, связанных с нарушением неприкосновенности частной жизни, что позволит избежать коллизий и затруднений в судебной практике.

Список использованной литературы:

Конституция Российской Федерации : [принята всенародным голосованием 12.12.1993, с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ] // Собрание законодательства РФ. – 2014, № 31, ст. 4398.

Уголовный кодекс Российской Федерации: [принят Гос. Думой 24 мая 1996 г.: одобрен Советом Федерации 05 июня 1996 г., с изменениями и дополнениями по состоянию на 01 ноября 2014 г.] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 2954.

Баринов, С.В. К вопросу об определении понятия «частная жизнь» // Конституционное и муниципальное право. 2015. № 4. с. 28 — 30.

Еще статьи:

  • Федеральный закон от 21122004 171-фз Федеральный закон от 22 ноября 1995 г. N 171-ФЗ "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции" (с изменениями и дополнениями) Информация об […]
  • 342 приказ мвд увольнение Федеральный закон от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ"О службе в органах внутренних […]
  • Приказ мвд россии 161 о проведении служебных проверок Приказ МВД РФ от 26 марта 2013 г. N 161 "Об утверждении Порядка проведения служебной проверки в органах, организациях и подразделениях Министерства внутренних дел Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) Приказ МВД РФ от 26 марта 2013 г. N 161"Об утверждении Порядка […]
  • О гражданстве российской федерации федеральный закон от 31052002 n 62-фз Федеральный закон "О гражданстве Российской Федерации" Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 62-ФЗ"О гражданстве Российской Федерации" С изменениями и дополнениями от: 11 ноября 2003 г., 2 ноября 2004 г., 3 января, 18 июля 2006 г., 1, 4 декабря 2007 г., 1 октября, 30 декабря 2008 г., 28 […]
  • Федеральный закон 87-фз от 30 июня 2003 г Федеральный закон от 30 июня 2003 г. N 87-ФЗ "О транспортно-экспедиционной деятельности" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 30 июня 2003 г. N 87-ФЗ"О транспортно-экспедиционной деятельности" С изменениями и дополнениями от: 14 октября 2014 г., 6 июля 2016 г. Принят […]
  • Федеральный закон российской федерации от 25 июля 2002 г 115-фз Федеральный закон от 25 июля 2002 г. N 115-ФЗ "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 25 июля 2002 г. N 115-ФЗ"О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" С изменениями и дополнениями […]