Ликвидация независимости польши

РАЗДЕЛЫ ПОЛЬШИ, ликвидация Польско-Литовского государства (Речи Посполитой) в конце 18 в. путем раздела его земель между Россией, Австрией и Пруссией.

В 18 в. Речь Посполитая переживала экономический и политический упадок. Ее раздирала борьба партий, которой способствовал устаревший государственный строй: выборность и ограниченность королевской власти, право liberum veto, когда любой член сейма (высшего представительного органа управления) мог заблокировать принятие решения, поддержанного большинством. Соседние державы – Россия, Австрия, Пруссия – все чаще вмешивались в ее внутренние дела: выступая в роли защитников польской конституции, они препятствовали политическим реформам, направленным на укрепление монархической системы; они также требовали урегулирования диссидентского вопроса – предоставления православному и лютеранскому населению Речи Посполитой тех же прав, что и населению католическому.

Первый раздел Польши (1772).

В 1764 Россия ввела свои войска в Польшу и заставила Конвокационный сейм признать равноправие диссидентов и отказаться от планов упразднения liberum veto. В 1768 при поддержке католических держав Австрии и Франции часть магнатов и шляхты образовала в Баре (Подолия) во главе с каменецким епископом А.-С. Красинским конфедерацию (вооруженный союз) против России и ее ставленника короля Станислава Августа Понятовского (1764–1795); целью ее была защита католической религии и польской конституции. Под давлением российского посланника Н.В.Репнина польский сенат обратился за помощью к Екатерине II. Русские войска вступили в Польшу и в ходе кампаний 1768–1772 нанесли ряд поражений армии конфедератов. По предложению Австрии и Пруссии, опасавшихся захвата Россией всех польско-литовских земель, 17 февраля 1772 был осуществлен Первый раздел Речи Посполитой, в результате которого она лишилась ряда важных пограничных территорий: к России отошли Южная Лифляндия с Динабургом, восточная Белоруссия с Полоцком, Витебском и Могилевым и восточная часть Черной Руси (правобережье Западной Двины и левобережье Березины); к Пруссии – Западная Пруссия (Польское Поморье) без Гданьска и Торуня и небольшая часть Куявии и Великой Польши (округ р. Нетцы); к Австрии – большая часть Червонной Руси со Львовом и Галичем и южная часть Малой Польши (Западная Украина). Раздел был одобрен сеймом 1773.

Второй раздел Польши (1792).

События 1768–1772 привели к росту патриотических настроений в польском обществе, которые особенно усилились после начала революции во Франции (1789). Партия «патриотов» во главе с Т.Костюшко, И.Потоцким и Г.Коллонтаем добилась создания Постоянного совета, заменившего дискредитировавший себя сенат, реформирования законодательства и налоговой системы. На Четырехлетнем сейме (1788–1792) «патриоты» одержали победу над прорусской «гетманской» партией; Екатерина II, занятая войной с Османской империей, не могла оказать действенной помощи своим сторонникам. 3 мая 1791 сейм одобрил новую конституцию, которая расширила полномочия короля, закрепила престол за Саксонским домом, запретила создавать конфедерации, ликвидировала автономию Литвы, упразднила liberum veto и утвердила принцип принятия сеймовых решений по принципу большинства. Политическую реформу поддержали Пруссия, Швеция и Великобритания, стремившиеся не допустить чрезмерного усиления России.

18 мая 1792, после окончания русско-турецкой войны, Екатерина II выступила с протестом против новой конституции и призвала поляков к гражданскому неповиновению. В тот же день ее войска вторглись в Польшу, а сторонники России во главе с Ф.Потоцким и Ф.К.Браницким образовали Тарговицкую конфедерацию и объявили все решения Четырехлетнего сейма недействительными. Надежды «патриотов» на Пруссию не оправдались: прусское правительство вступило в переговоры с Екатериной II о новом разделе польских земель. В июле 1792 король Станислав Август присоединился к Конфедерации и издал указ о роспуске своей армии. Русские войска разбили литовское ополчение и заняли Варшаву. 13 января 1793 Россия и Пруссия подписали тайное соглашение о Втором разделе Речи Посполитой; его условия были объявлены полякам 27 марта в волынском местечке Полонном: Россия получила Западную Белоруссию с Минском, центральную часть Черной Руси, Восточное Полесье с Пинском, Правобережную Украину с Житомиром, Восточную Волынь и большую часть Подолии с Каменцом и Брацлавом; Пруссия – Великую Польшу с Гнезно и Познанью, Куявию, Торунь и Гданьск. Раздел был одобрен Немым сеймом в Гродно летом 1793, который также принял решение о редукции (сокращении) польских вооруженных сил до 15 тыс. Территория Речи Посполитой сократилась вдвое.

Третий раздел Польши и ликвидация независимого Польско-Литовского государства (1795).

В результате Второго раздела страна попала в полную зависимость от России. В Варшаве и ряде других польских городов были поставлены русские гарнизоны. Политическую власть узурпировали лидеры Тарговицкой конфедерации. Вожди «патриотов» бежали в Дрезден и стали готовить выступление, надеясь на помощь революционной Франции. В марте 1794 на юго-западе Польши вспыхнуло восстание, возглавленное Т.Костюшко и генералом А.И.Мадалинским. 16 марта в Кракове Т.Костюшко был провозглашен диктатором. Жители Варшавы и Вильно (совр. Вильнюс) изгнали русские гарнизоны. Стремясь обеспечить широкую народную поддержку национальному движению, Т.Костюшко издал 7 мая Поланецкий универсал (указ), упразднивший личную зависимость крестьянства и значительно облегчивший их повинности. Однако силы оказались слишком неравными. В мае в Польшу вторглись пруссаки, затем австрийцы. В конце весны – летом 1794 восставшим удавалось успешно сдерживать интервентов, однако в сентябре, после того как во главе русской армии встал энергичный А.В.Суворов, ситуация изменилась не в их пользу. 10 октября царские войска разгромили поляков при Мацеевицах; Т.Костюшко попал в плен; 5 ноября А.В.Суворов принудил к капитуляции Варшаву; восстание было подавлено. В 1795 Россия, Австрия и Пруссия произвели Третий, окончательный, раздел Речи Посполитой: к России отошли Курляндия и Семигалия с Митавой и Либавой (совр. Южная Латвия), Литва с Вильно и Гродно, западная часть Черной Руси, Западное Полесье с Брестом и Западная Волынь с Луцком; к Пруссии – основная часть Подляшья и Мазовии с Варшавой; к Австрии – Южная Мазовия, Южное Подляшье и северная часть Малой Польши с Краковом и Люблиным (Западная Галиция). Станислав Август Понятовский отрекся от престола. Польско-Литовское государство прекратило свое существование.

В исторической науке порой выделяют также Четвертый и Пятый разделы Польши.

Четвертый раздел Польши (1815).

В 1807, разгромив Пруссию и заключив Тильзитский мир с Россией, Наполеон образовал из отнятых у Пруссии польских земель великое герцогство Варшавское во главе с саксонским курфюрстом; в 1809, одержав победу над Австрией, он включил в состав великого герцогства Западную Галицию (См. также НАПОЛЕОНОВСКИЕ ВОЙНЫ). После падения наполеоновской империи на Венском конгрессе 1814–1815 был произведен Четвертый раздел (точнее – передел) Польши: Россия получила земли, отошедшие к Австрии и Пруссии в результате Третьего раздела (Мазовия, Подляшье, северная часть Малой Польши и Червонной Руси), за исключением Кракова, объявленного вольным городом, а также Куявию и основную часть Великой Польши; Пруссия были возвращены Польское поморье и западная часть Великой Польши с Познанью, Австрии – южная часть Малой Польши и большая часть Червонной Руси. В 1846 Австрия с согласия России и Пруссии аннексировала Краков.

Пятый раздел Польши (1939).

В результате падения монархии в России и поражения Германии в Первой мировой войны в 1918 было реставрировано независимое Польское государство в составе исконных польских земель, Галиции, Правобережной Украины и Западной Белоруссии; Гданьск (Данциг) приобрел статус вольного города. 23 августа 1939 нацистская Германия и СССР подписали секретный договор о новом разделе Польши (пакт Молотова – Риббентропа), который был реализован с началом Второй мировой войны в сентябре 1939: Германия оккупировала земли к западу, а СССР к востоку от рек Буг и Сан. После окончания Второй мировой войне Польское государство было вновь восстановлено: согласно решениям Потсдамской конференции (июль-август 1945) и советско-польскому договору от 16 августа 1945 к ней были присоединены германские земли к востоку от Одера – Западная Пруссия, Силезия, Восточная Померания и Восточный Бранденбург; в то же время за СССР сохранились почти все аннексированные в 1939 территории, за исключением возвращенных Польше Белостокского округа (Подляшье) и небольшого района на правом берегу р.Сан.

Костомаров Н. И. Старый спор: Последние годы Речи Посполитой. М., 1994
Туполев Б.М. Фридрих II, Россия и первый раздел Польши // Россия и Германия. Вып. 1. М., 1998
Польша и Европа в ХVIII веке: Международные и внутренние факторы разделов Речи Посполитой. М., 1999
Стегний П.В. Первый раздел Польши и российская дипломатия. – В кн.: Новая и новейшая история. 2001, № 1–2

В Варшаве запретили марш националистов в день 100-летия независимости Польши

Власти Варшавы запретили проведение марша националистов и правых радикалов в день 100-летия независимости Польши. Соответствующее заявление сделала в среду, 7 ноября, на пресс-конференции столичный мэр Ханна Гронкевич-Вальц.

Победы и поражения польского правительства

Решение принято в связи с тем, что «Варшава уже достаточно страдала от агрессивного национализма», отметила она.

Кроме того, по словам градоначальницы, озабоченность выражает способность полиции обеспечить безопасность мероприятия.

Нехватка кадрового состава

Сотрудники правоохранительных органов массово берут больничные, требуя повышения заработных плат, их ежегодной индексации и улучшения пенсионного обеспечения. В этой связи кадрового состава для поддержания правопорядка не хватает.

Канцлер не растопила лед в отношениях Берлина и Варшавы

В прошлом году в ходе марша в День независимости, отмечаемый 11 ноября, по инициативе «Национально-радикального лагеря» — экстремистской группировки — на улицы города вышли десятки тысяч националистов, многие их которых выкрикивали расистские лозунги и принесли с собой провокационные транспаранты.

Читайте так же:  Дарственная в бти

Всего в шествии тогда приняли участие почти 60 тыс. человек.

Польша потеряла свою независимость в конце XVIII века после нескольких разделов ее территории Россией, Пруссией и Австрией. Суверенное польское государство появилось вновь на политических картах только 11 ноября 1918 года. Эта дата считается днем нового обретения польской независимости.

Долгий век независимости. Русский след польской истории

В Польше продолжаются торжества в связи со столетием восстановления государственности. Центральным мероприятием стал прошедший в минувшее воскресенье в Варшаве «марш независимости», в котором приняли участие около 200 тысяч человек. 11 ноября 1918 года польские отряды разоружили немецкий гарнизон в Варшаве, и вернувшийся из германского плена революционный лидер Юзеф Пилсудский принял власть. Польша вновь появилась на карте Европы после 123 лет отсутствия.

История польской государственности насчитывает почти 11 веков, и едва ли не самым блестящим ее периодом многие поляки считают Речь Посполитую – федерацию Королевства Польского и Великого княжества Литовского, окончательно сформировавшуюся в середине XVI века. Это государство, располагавшееся преимущественно на территориях современных Польши, Украины, Белоруссии и Литвы, больше двух столетий соперничало за влияние в Центральной и Восточной Европе с Московским царством и Российской империей.

С польско-российскими противоречиями связаны многие драматические эпизоды европейской истории: продолжительные кровопролитные войны, завоевательные походы на Смоленск и Псков, польско-литовская оккупация Москвы в 16101612 годах, острое соперничество за нынешние украинские и белорусские земли. В конце концов «шляхетская демократия» потерпела поражение, и к исходу XVIII века Польша была разделена Прусским королевством, Российской и Австрийской империями.

В 2006 году правоконсервативное правительство Польши объявило о начале амбициозного проекта – строительстве в Варшаве масштабного исторического музея, в котором были бы представлены самые важные события национального прошлого. По разным причинам строительство этого своеобразного памятника польской независимости неоднократно откладывалось и началось лишь в мае этого года. Директор Музея истории Польши Роберт Костро уверен, что главный акцент музейной экспозиции должен быть сделан на борьбе за свободу как основной ценности польской нации. О разных эпизодах этой борьбы, в центре которой на протяжении почти пяти веков зачастую оказывались столкновение или сотрудничество с Россией, Роберт Костро рассказал корреспонденту Радио Свобода.

– Вы считаете, что столетний юбилей восстановления независимости – особенный момент для разговора о польской истории?

– Конечно, это немного такое волшебное число. Будь это 99 лет или 101 год – ничего не должно меняться в нашем отношении к истории. Но в связи с сотой годовщиной независимости в стране наблюдается повышенный интерес к исторической тематике. Это касается и Музея истории Польши, который планировался как своего рода памятник к этой годовщине. В Польше мы подводим итоги достижений этого столетия: в 1918 году создано современное польское государство – с парламентом, демократией, правом голоса для всех, включая женщин. Были приняты символические, но важные решения, которые де-факто привели к ликвидации остатков феодального строя: тогда, например, в Польше окончательно запретили пользоваться аристократическими титулами. Полным ходом осуществлялась программа образования для всех граждан: в некоторых районах Польши – в частности, тех, которые раньше принадлежали России, – уровень неграмотности населения достигал 50%. Это вообще время, когда мир быстро менялся, поэтому первые послевоенные годы были особенно важны и для Польши.

– Что такое Музей истории Польши? Это политический проект, цель которого – поддерживать чувство национальной гордости среди поляков?

– Я стараюсь избегать слова “гордость”. Очевидно, что такой проект должен ссылаться на позитивные примеры в национальной истории. Но мы прежде всего – ученые, нам важно описать реальность и искать правду, а не идеологию, которую можно “приложить” к этой реальности. Конечно, мы гордимся, мы положительно настроены, но у нас нет проблем и с тем, чтобы вести разговор о трудных эпизодах нашей истории. Мы хотим создать площадку для обсуждений, например, восстаний против царской России в XIX веке или положения крестьян в польской истории. После 1989 года, после крушения коммунистического режима Польше нужен был новый разговор на исторические темы. Думаю, мы в эту дискуссию хорошо вписываемся. Наш музей часть общеевропейского тренда – его можно сравнить с Музеем истории Германии в Берлине, но и в России есть очень интересный Музей политической истории в Санкт-Петербурге.

Какие события в истории Польши, по вашему мнению, имели самое большое влияние на формирование польской нации?

– Разделы Польши в конце XVIII века, Вторая мировая война, Польская Народная Республика – это, конечно, интересные темы, но мы ставим акцент именно на истории и победах Речи Посполитой, поскольку это история польских демократии и парламентаризма. Второй важный для нас период – Вторая Республика, то есть период между Первой и Второй мировыми войнами. Мы хотим говорить об этих временах больше, чем это обычно принято в Польше.

– Вы имеете в виду такие победы Речи Посполитой, как взятие Москвы в 1610 году?

– Наш музей не будет очень уж пристально заниматься военной историей. В экспозиции, конечно, найдется место для самых важных моментов, например, для польско-литовских войн с Тевтонским орденом в XIV–XV веках. Мы будем рассказывать о конфликтах XVII века со Швецией и с Османской империей. Этим войнам, кстати, мы уделим больше внимания, чем войнам с Россией: нападения шведов оказались для Польши намного более разрушительными, зато конфликты с османами ассоциируются с битвой под Веной 1683 года, а это одна из самых славных побед в нашей истории. Но начиная с XVIII века Россия уже появляется в нашей экспозиции, в частности, будут представлены разные подробности, касающиеся разделов Польши. Что касается XX века, то, конечно, расскажем о польско-советской войне 1920 года.

​Однако история институтов Речи Посполитой, выборы короля Польши, функционирование сейма – все это для нас намного важнее, чем военная история. Нам интересны экономические успехи этой эпохи, но одновременно – и исследование причин кризиса государства. Речь Посполитая была федеративным многонациональным государством, в котором совместно жили представители многих народов, в том числе и важное для нашей истории еврейское меньшинство. В Речи Посполитой, кстати, активно развивалось книгопечатание на кириллице. В общем, мы хотим больше говорить о культуре, чем о военной истории.

– Как будут представлены отношения с Россией в музее? Они будут занимать особое место по сравнению с отношениями с другими странами?

– Конечно, среди наших соседей Россия, а также Германия (с немцами у нас, кстати, ещё более длинная история отношений) играли самые важные роли. Конфликты с Россией будут занимать важное место в музее: они начинаются еще в XVI веке, но до XVIII столетия, когда закончилась эпоха равновесия между Польшей и Россией, существенно не влияли на нашу историю. До этого войны случались, но они скорее были конфликтами Москвы с Великим Княжеством Литовским, чем с самой Польшей. Эти отношения были, скажу так, равноправными: войска Речи Посполитой в 1610 году взяли Москву, но несколько лет спустя московские войска заняли Вильнюс. Конец эпохи равновесия – это Великая северная война со Швецией в начале XVIII века. Как ни смотри на события следующих 300 лет (кроме краткого перерыва в 1918–1939 годах) – Польша так или иначе всегда находилась или под контролем, или под влиянием России, польское движение за освобождение было направлено именно против нее. В XVIII и XIX веках Россия стала угрозой для существования польской нации как таковой. В XX веке уже, правда, не было угрозы уничтожения польской идентичности, но действия Советского Союза были направлены на ограничение государственного суверенитета Польши: СССР пытался встроить поляков в систему, в которой те не хотели жить. Поэтому эти три столетия воспринимаются в Польше как существование в условиях постоянной угрозы, вначале – со стороны Российской империи, а потом – Советского Союза.​

– Я вас спросил про отношения Польши с Россией, а вы мне рассказали лишь о конфликтах между двумя странами. Для вас наша общая история – лишь история конфликтов?

– Нет, это не только история конфликтов. Но надо помнить: потеря или угроза потери независимости – один из фундаментальных для польской национальной идеологии моментов. На цивилизационном и культурном уровнях отношения русских и поляков часто складывались по-другому. Отличный пример этому – взаимное влияние наших главных национальных поэтов, Адама Мицкевича и Александра Пушкина, или отношения художников русского и польского авангарда 1920-х годов. В XIX веке важной для Польши была фигура поддержавшего восстание 1863 года Александра Герцена. Эти традиции продолжались и в XX веке, когда активно сотрудничали польская и российская эмиграция.

Участие России в разделах Польши не помешало развитию польской промышленности – Лодзь, например, стала крупным индустриальным центром именно в эпоху русского господства. Важной личностью для развития польской столицы стал её русский градоначальник Сократ Старынкевич, который провёл в городе канализацию и в 1870–80-е годы превратил Варшаву в современный по меркам того времени европейский город.

На политическом уровне таких примеров, конечно, меньше, но можно вспомнить конституцию, дарованную, как тогда говорили, Польше Александром I, – в ее написании участвовал польский аристократ Адам Чарторыйский. Интервал между 1815 и 1830 годами – один из лучших во всем периоде потери Польшей независимости, тогда страна пользовалась определенной автономией. Но, конечно, даже к этому эпизоду, известному в истории как Польское царство, в целом невозможно относиться только как к «меньшему злу». Репрессии против участников восстаний 1830 и 1863 годов были неслыханно жестокими, и это осталось в нашей памяти. Даже в лучшие моменты XIX века поляки ощущали, что находятся в ситуации, на которую вынуждены были согласиться из-за доминации России. Возможность независимости тогда была исключена.

Читайте так же:  Суд по установлению стаж

– Давайте вернёмся к Музею истории Польши. В недавнем интервью для газеты Rzeczpospolita вы сказали, что хотите представлять в музее “прежде всего позитивные аспекты истории Польши”. Вы хотите отойти от традиционной польской историографии, которая сосредотачивается на травмах и страданиях страны?

– Важно помнить о том, что польская историография, как историография большинства европейских наций, создавалась в XIX веке. Польши тогда не было на карте Европы, поэтому поляки в это время были в каком-то смысле одержимы мыслью о своем поражении. Бесконечные размышления и дискуссии о причинах проигрыша и о российских репрессиях были неотъемлемой частью исторического дискурса. Это повлияло не только на интерпретацию событий тех времен, но и на то, как рассказывали про Средние века, про XVII столетие: историки XIX века “ныряли” глубоко в польскую историю, чтобы искать причины случившегося много позже коллапса Речи Посполитой. Из-за долгой череды поражений и трагедий – захвата Польши немецкими и советскими войсками в 1939 году, расстрела польских офицеров в Катыни в 1940-м, Холокоста – этот подход к Польше как к жертве сохранился и в XX веке.

Все эти события, очевидно, не вычеркнешь из рассказов про нашу историю. Но о положительных её моментах можно говорить значительно больше, чем это делается сейчас. Именно поэтому Речь Посполитая нам очень интересна: это государство, которое всё-таки было успешным на протяжении нескольких сотен лет. Республиканский политический строй гарантировал почти полную свободу, конечно, прежде всего для шляхты, но в конце XVIII века она составляла уже почти 10% населения. Это более многочисленный общественный слой, чем тот, который принадлежал к мещанству, в XIX веке контролировавшему политические процессы в таких странах, как Франция и Великобритания.

Это также были времена экономических успехов: в Речь Посполитую переселялись мигранты, которые искали не только свободу вероисповедания, но и возможности достойной жизни. Если люди приезжали жить на чужую землю (а это были не только мигранты из близлежащих стран, но и, например, представители религиозных меньшинств из Голландии и Шотландии) – это значит, что страна была успешным политическим и экономическим проектом. И мы, естественно, хотим показать эти позитивные моменты в будущем музее.

– Вы говорите о том, что рассматриваете историю Польши с позитивной точки зрения. Как вы, руководитель государственного проекта, сотрудничаете с нынешним правоконсервативным правительством страны, которое очень традиционно относится к этим вопросам и воспринимает историю Польши именно как историю жертвы?

– Я не считаю, что в Польше происходят какие-то ужасные вещи. Да, сегодня националистические взгляды популярнее, чем ещё несколько лет назад, но в публичном пространстве хватает места для очень разных мнений. Польское правительство однозначно правое, но в нем есть не только националисты, но и консервативно-либеральные фигуры. Я пока не ощущал никакого давления, никто не просил меня менять концепцию музея.

Правые политические силы в Польше (правительство сформировано партией “Право и справедливость”. – РС.) всегда были разделены на множество разных течений. В 192030-е годы, во время пребывания у власти Юзефа Пилсудского, правительство было открыто к диалогу с разными этническими и религиозными группами, живущими на территории Польши. Пилсудский был уроженцем Литвы, где вместе жили поляки, литовцы, евреи, белорусы, католики, православные, – и его толерантность до сих пор остается заветом для польских правых. Этот подход поддерживал также папа римский Иван – Павел II, наследие которого важно для консервативных политиков.​

Поэтому наша цель – сделать из Музея истории Польши своего рода мост понимания между польскими либералами и консерваторами. Я пытаюсь организовать площадку для дискуссий о польской истории между людьми разных взглядов.

Если я правильно понял, у вас пока не возникало конфликтов с националистически настроенными польскими историками?

– Нет, у меня не было таких конфликтов. Может быть потому, что мир историков намного менее идеологизирован, чем мир политиков. Польша – демократическая страна, у нас пока сохраняется свобода слова. Споры с историками разных взглядов у меня, конечно, бывают, но это нельзя называть конфликтами. В совет Музея истории Польши я пригласил специалистов с очень разными мнениями. По-моему, это единственный способ создать современный музей. Ни в коем случае нельзя перед кем-то закрывать двери.

– А как вы в музее намерены подойти к темам, вокруг которых нет консенсуса среди польских историков? Например, к сложным польско-украинским отношениям 1930–40-х годов или к участию поляков в Холокосте? Вы сказали, что музей должен быть позитивным, значит, в нём не будет места для этих тем?

– Конечно, мы расскажем и о трудных эпизодах польской истории, но постараемся сохранить справедливое соотношение между этими событиями и остальной частью нашего рассказа. Мы не будем давать оценку польской истории, а наоборот, сделаем так, чтобы посетитель сам для себя решил, что он об этом думает. Темы, о которых вы упомянули, будут затронуты в нашей экспозиции, но мы не хотим создавать впечатления, что такие события были типичными для поведения поляков во время Второй мировой войны.

Были такие личности, как Ян Карский и Ирена Сендлер (Ян Карский – участник польского движения сопротивления, сыгравший важную роль в передаче в США информации о Холокосте; Ирена Сендлер – участница польского сопротивления, спасшая более 2500 еврейских детей из варшавского гетто. – РС.). Они активно помогали спастись польским евреям. Недавно мы получили в свое распоряжение в качестве экспонатов поддельные южноамериканские паспорта, которые польские дипломаты в Швейцарии изготовляли для евреев, чтобы те могли выбраться с территорий, оккупированных Третьим рейхом. Мы хотим быть позитивными, но это, конечно, не означает, что мы хотим уходить от трудных тем.

На западе Европы 11 ноября 1918 года – конец войны и начало новой эпохи. В Восточной Европе тогда только разгорались национальные конфликты. Можно ли сказать, что эта дата – отправной пункт двух разных дорог, по которым в XX веке шли Западная и Восточная Европа?

– Я бы всё-таки не стал так говорить. Настоящий раздел Европы произошёл только после Второй мировой войны, применительно к 1918 году мы можем только говорить о каких-то культурных различиях. Различия между Западной и Восточной Европой появились, когда мировые державы договорились в Ялте значительно ограничить право некоторых народов на самоопределение. Но 1918 год очень важен, потому что тогда на самом деле появилась та Европа, которую мы знаем сегодня. С 1815 года существовала система, выработанная Венским конгрессом, – крупные конфликты в Европе решались путем переговоров между державами. В 1918 году начался переход к системе, в которой все участники международного сообщества хотя бы формально имеют такое же право на самостоятельность и на свое мнение. Конечно, с тех времен появились новые государства, но система кардинально не изменилась.

– В конце разговора еще раз вернусь к России, но на этот раз уже к современной тематике. По вашему мнению, возможен ли консенсус между Россией и Польшей по поводу общей истории двух стран? Есть ли какие-то темы, по которым Москва и Варшава могут соглашаться, или же представления о прошлом разделяет буквально всё?

– Мне кажется, что проблему можно поделить на два уровня. Есть чисто исторические события: разделы Польши, Вторая мировая война, расстрел польских офицеров в Катыни. Это трудные темы, но по истории, по фактам мы можем хоть как-то перейти к какому-то нормальному разговору с российской стороной. Большей проблемой я считаю те моменты, когда история переходит на уровень общего восприятия мира. Если в России восхваляют память о Сталине или предлагают воссоздавать памятники Дзержинскому, то это уже не проблема оценки исторических событий, а вопрос существования разных стран в двух отдельных пространствах, когда таким ценностям, как демократия и права человека, придают совершенно разное значение.

​Несомненно, полякам легче было бы разговаривать с демократической Россией, которая не сосредотачивалась бы на тех эпизодах, которые никак не назовёшь славными. Другой вопрос – отношение к странам, которые находятся теперь между нами. До 1939 года ни поляки, ни россияне не считали эти народы политическими субъектами: обе стороны рассматривали украинцев, белорусов, литовцев скорее в качестве политического инструмента. В Польше сегодня существует политический консенсус насчет того, что белорусы и украинцы – это отдельные нации. Но у меня нет впечатления, что такой консенсус существует в России. Война в Донбассе – пример того, как Москва пытается остановить процесс эмансипации народов, что тоже влияет на восприятие России в Польше.

– По вашему мнению, до той поры, пока Россия вновь не станет демократической страной, исторический консенсус с Польшей невозможен?

– Да, я так считаю. У нас, конечно, сложились хорошие отношения с демократически настроенной частью российского общества, мы активно сотрудничаем с “Мемориалом”, который пытается сохранить память о жертвах советского тоталитаризма. Но официальная Москва избегает возможности найти какой-то компромисс с Польшей. Я как историк не специализируюсь на российской тематике, но в разговорах со своими коллегами часто слышу, что условия их работы в России постоянно ухудшаются. Например, в 2016 году в Петербурге ФСБ конфисковала только что напечатанные в России экземпляры книги известного деятеля польского подполья Яна Новака-Езёранского. Это случилось, насколько я понимаю, из-за того, что автор написал: «Россия – единственная мировая держава, которая не смирилась со своими нынешними границами». Я также слышал об ограничениях в организации в России мероприятий, связанных с “польской акцией” 1937 года, когда Сталин распустил польские автономные округа в СССР и сослал десятки тысяч поляков в ГУЛАГ, – рассказал в интервью Радио Свобода директор Музея истории Польши Роберт Костро.

Читайте так же:  Бланк налог на прибыль в 2019 году

Польско-российские отношения остаются сложными: по данным исследовательского центра CBOS, 49 процентов поляков относятся к россиянам негативно. Положительное мнение высказали лишь 18 процентов опрошенных. Отчасти эти цифры можно объяснить общим ростом отрицательного отношения поляков к другим нациям, отмечают социологи в своём исследовании.

ВОССТАНОВЛЕНИЕ НЕЗАВИСИМОСТИ ПОЛЬШИ

Земли бывшего Королевства Польского до первой мировой войны были поделены между Россией, Германией и Австро-Венгрией.

B годы войны российская часть Польши была оккупирована австро-германскими войсками.

23 августа 1913 г. Совет Народных Комиссаров России принял декрет об отказе от договоров бывшей Российской империи о разделах Польши. «Все договора и акты, заключенные правительством бывшей Российской империи с правительствами королевства Прусского и Австро-венгерской империи, касающиеся разделов Польши, ввиду их противоречия принципу самоопределения наций и революционному правосознанию русского народа, признающим за польским народом право на самостоятельность и единство, — отменяется настоящим бесповоротно», — так говорилось в декрете.

B октябре — ноябре 1918 г. произошел распад Ав- стро-Венгрии.

B ноябре революция охватила Германию.

B середине ноября территория бывшего Королевства Польского была в основном освобождена от оккупационных германских и австро-венгерских войск.

Еще 7 ноября в Люблине образовалось народное правительство во главе с лидером СДПГиС (Социальнодемократическая партия Галиции и Силезии) И.Дашинь- ским. B состав правительства вошли правые социалисты А.Морачевский, Т.Арцишевский, руководители «Вызволения» Ст.Тугутт и Понятовский.

Правительство Дашиньского провозгласило создание Польской республики.

7 ноября Польша была провозглашена независимой республикой.

Люблинское правительство оказалось недолговременным.

14 ноября в Варшаве Регентский Совет передал власть возвратившемуся из Германии Юзефу Пилсуд- скому (1867 — 1935). C начала Первой мировой войны Пилсудский командовал польскими добровольческими отрядами — «польскими легионами», сражавшимися на стороне германской и австро-венгерской армий. Пилсудский был врагом всех угнетателей Польши. B 1917 г. он убедился, что Германию и ее союзников ждет поражение в войне, и завязал контакты с Антантой, за что был заключен в немецкую тюрьму и выпущен из нее только после ноябрьской революции в Германии.

B ноябре 1918 г. Юзеф Пилсудский назначен президентом («временным начальником государства») и главнокомандующим польской армией. Пилсудский был членом правого крыла польской социалистической партии.

Люблинское народное правительство, а также образованное в Кракове еще одно правительство — Ликвидационная комиссия — признали Пилсудского.

18 ноября по поручению Пилсудского было сформировано Общепольское рабоче-крестьянское правительство во главе с Морачевским.

Правительство Морачевского объявило своей главной задачей созыв Учредительного сейма и приняло декрет о восьмичасовом рабочем дне. Правые социалисты создали с ведома правительства народную милицию.

B то же время расширялась националистическая великодержавная пропаганда. Варшавские власти выступали с претензиями на белорусские, литовские и украинские земли.

19 января 1919 г. на смену правительству Mopa- чевского пришло правительство во главе с видным деятелем эмигрантского Польского национального комитета И. Падеревским. Пилсудский по-прежнему остался главой государства. Кабинет Падеревского продержался у власти до декабря 1919 r..

28 января 1919 г. были объявлены выборы в Учредительный сейм. Компартия бойкотировала выборы. Bo многих бывших австрийских и германских владениях выборы не проводились вовсе, и депутатами от этих мест были признаны бывшие депутаты германского рейхстага и австрийского рейхсрата.

Ha первое место в сейме по числу мандатов вышли национальные демократы, на второе — крестьянская партия «Пяст».

10 февраля 1919 г. сейм начал свою работу. Вплоть до принятия конституции он сохранил за Пилсудским функции «начальника государства». Летом этого же года правительству удалось разогнать последние польские Советы.

ВЕРСАЛЬСКИЙ МИРНЫЙ ДОГОВОР 1919 г. И ПОЛЬША

28 июня 1919 г. представители Польши Падеревский и Дмовский скрепили своими подписями Версальский мирный договор.

Правительства стран Антанты опасались возвращать Польше Западные земли, захваченные в разное время Пруссией, поскольку это неминуемо должно было вызвать реваншистские настроения в Германии и стать причиной начала новой войны.

Крупнейший польский порт Гданьск, расположенный у впадения Вислы в Балтийское море, не был возвращен Польше, а выделен в особое «свободное государство Данциг». Польша получила лишь узкую 70-километровую полосу морского побережья без единого порта. K этому побережью вел Гданьский (Польский) коридор, по обеим сторонам которого тянулись земли Германии. За Германией сохранилось не только почти все польское Поморье, но и Вармия, большая часть Силезии.

Ha некоторых землях предстояло провести плебисцит по вопросу об их государственной принадлежности. Прошедший в 1920 г. плебисцит в округах Ал- ленштейн (южная часть Восточной Пруссии) и Мари- енвердер (юго-западная часть) привел к неприятным для Польши результатам: эти округа были оставлены Германии.

Первомайская демонстрация 1919 г. в Плоцке.

B целом польско-германская граница не разрешила польско-германских противоречий.

Страны Антанты предоставили Польше свободу действий на востоке. B феврале 1919 г. Польша захватила Ковель и Брест, в апреле — Барановичи, Вильню и Лиду, в августе — Минск.

Прибывшие из Франции польские войска (армия Галлера) овладели в июле Западной Украиной.

K осени 1919 г. численность польской армии достигла 600 тыс. человек. Смешанная англо-французская военная миссия, насчитывавшая почти 3 тыс. человек, руководила боевой подготовкой польских войск.

Пилсудский обещал, что после того, как овладеет Белоруссией, Литвой и Украиной, он превратит Польшу в федеративное государство, а белорусам, литовцам и украинцам предоставит автономию.

Национальные демократы отвергли предложение о преобразовании Польши на федеральных началах, считая планы Пилсудского о возрождении Польши «от моря к морю» нереальными.

25 апреля 1920 г. польские войска возобновили военные действия против Советского государства, а 6 мая овладели Киевом.

5 июня Красная Армия перешла в контрнаступление и прорвала линию польского фронта. B связи с поражением польской армии в Польше назрел правительственный кризис.

23 июня было сформировано правительство во главе с лидером национальных демократов Вл. Грабским. Новое правительство спешно затребовало дополнительной помощи у руководителей стран-победительниц, собравшихся на конференцию в бельгийском городе Спа.

От имени конференции английский министр иностранных дел лорд Керзон направил Советскому правительству ноту, в которой содержалось требование о прекращении наступления Красной Армии за установленную в ноте разграничительную линию. «Линия Керзона» в целом соответствовала этнографической границе Польши и могла стать основой советско-польской границы.

Польское правительство уклонялось от прямых мирных переговоров с советской стороной. Советское правительство продолжало военные действия.

24 июня кабинет Грабского уступил место широкой национальной коалиции — правительству во главе с лидером крестьянской партии В. Витосом. Пост вице- премьера в правительстве был предоставлен лидеру ППС И. Дашиньскому.

7 мая 1920 г. ВЦИК принял манифест к польским рабочим, крестьянам и интеллигенции, в котором заявлял: «Не верьте, что Красная Армия несет вам рабство или собирается насильно навязать вам коммунизм. Разгромив ваших панов, Советская власть предоставит польскому народу устраивать свою жизнь по собственному усмотрению. Захотите ли сохранить у себя современный порядок или возьмете землю и фабрики в собственные руки — это решите вы сами, польские рабочие и крестьяне.»

28 июля части Красной Армии захватили Белосток.

30 июля в Белостоке был создан Польский временный революционный комитет (Польревком). B состав Польрев- кома вошли Ю. Мархлевский (председатель), Ф. Дзержинский, Ф. Кон, Э. Прухняк, Ю. Уншлихт. Комитет принял «Манифест к польскому трудовому народу», в котором развивал программу строительства «новой Польши», а затем приступил к формированию польской Красной Армии.

16 — 17 августа на подступах к Варшаве части Красной Армии потерпели поражение и стали откатываться назад. Вскоре после этого деятельность Поль- ревкома прекратилась.

Еще статьи:

  • Информ патент ОБЩЕСТВО С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ "АГЕНТСТВО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ ПОЛИ-ИНФОРМ-ПАТЕНТ" 191040, г Санкт-Петербург, проспект Лиговский, дом 87 ЛИТЕР А, ПОМЕЩЕНИЕ 18-Н ОФИС 521 Основной род деятельности ООО "АИС ПОЛИ-ИНФОРМ-ПАТЕНТ": Деятельность по предоставлению прочих […]
  • Купон на проживание в гостинице в москве КупонГид Мастер-классы по наращиванию ресниц, оформлению бровей и макияжу. Скидка 63% Скидка: 63% Цена: 1860 руб. г. Москва, ул. Большая Семёновская, д. 40 Можно купить до 06.05.2019 Шугаринг или биоэпиляция в 3 салонах «Мастерская красоты»: подмышечных впадин, зоны глубокого […]
  • Согласие органов опеки на приватизацию Какие документы нужны для разрешения из органов опеки и попечительства для приватизации? В случае, если право пользования приватизируемым помещением имеет ребенок, и он не участвует в приватизации - нужно разрешение органов опеки и попечительства на эту приватизацию. Вопрос: какие […]
  • Какие льготы семьям с 2 детьми Налоговые льготы родителям на детей в 2019 году Налоговые льготы родителям на детей установлены статьей 217 Налогового Кодекса Российской Федерации (НК РФ), в соответствии с которой освобождаются от налогообложения такие виды доходов физических лиц, как: Государственные пособия, за […]
  • Продать квартиру ипотека материнский капитал Продажа квартиры, купленной с использованием материнского капитала За весь период, пока реализуется программа поддержки семей с двумя и более детьми, свыше 90% владельцев сертификата предпочли направить его средства на улучшение жилищных условий. Однако, у участников госпрограммы со […]
  • Арбитражный суд московской области на карте Арбитражный суд Московской области Арбитражный суд Московской области на карте. Расположение Арбитражного суда Московской области на карте Москвы: Арбитражный суд Московской области Адрес: 107996, город Москва, пр-кт Академика Сахарова, 18 Электронная почта: info @ asmo.arbitr.ru […]