Новицкий иб Обязательство заключить договор

А. Я. Вышинский, Вопросы теории государства и права, 1949 (в этой работе, объединяющей ряд предыдущих работ автора, имеется много материала, выясняющего понятие и значение советского права).

М. М. А гарко в. Обязательства из причинения вреда, «Проблемы социалистического права», >939, № 1.

М. М. А гарко в, Вина потерпевшего в обязательствах из причинения вреда, «Советское государство и право», 1940, .N» 3.

М. М. A rap к ов, Основы банкового дела, 1929.

М. М. А гарко в, К вопросу о договорной ответственности, сборник «Вопросы советского гражданского права», 1945.

М. М. А гарко в. Понятие сделки по советскому гражданскому праву, «Советское государство и право», 19’46, № 3—4.

М. М. А гарко в, Обязательство по советскому гражданскому праву, 1940.

М. М. А гарко в. Учение о ценных бумагах, М„ 1927. Н. Г. Александров, К вопросу о роли договоров в правовом регулировании общественных отношений, Ученые записки ВИЮН, 1947, вып. VI. Н. Г. Александров, Юридическая норма и правоотношение, 1947. Б. С. А н тимоно в, К вопросу о понятии и значении причинной связи в гражданском праве, сборник «Труды научной сессии Всесоюзного института юридических наук 1—6 июля 1946 г.», 1948.

Г. Н. Амфитеатров, «Некоторые вопросы жилищного права», сборник «Советское право в период Великой Отечественной войны», 1948, т. 1.

С. И. А с к н а з и и. Общие вопросы методологии гражданского права, Ученые записки Ленинградского Государственного университета, 1948, № 106,

X. Э. Бах ч и сарайце в, Договор поставки и борьба за качество продукции, 1941.

А. В. Венедиктов, Договорные санкции в советском праве, «Советское государственное право», 1984, № 5.

А. В. Венедиктов, Договорная дисциплина в промышленности, 1935. А.В.Венедиктов, Об основных проблемах советского гражданского права. Вестник Ленинградского университета, 1947, № II.

Д. М. Г енки н. Великая Отечественная война и вопросы гражданского права. Ученые записки ВИЮН, 1945, вып. Ill, стр. 23—25.

Д. М. Г е нк II н, Недействительность сделок, совершенных с целью, противной закону. Ученые записки ВИЮН, 1947, № 5.

Д. М. Генки н, В. И. С е ребровски и, Г. К. Москаленко, Судебная практика по гражданским делам, 1943. К. А. Граве, Договорная неустойка п советском праве, 1950. Гражданское право, учебник для юридических институтов, 1944, т. Т.

А. И. Денисов, Теория государства и права, 1948. М. В. Зимелева, Поклажа в товарных складах, [email protected]’27. О.С.Иоффе, О некоторых теоретических вопросах науки гражданского права. Вестник Ленинградского университета, 1948, № 3. О. С. Иоффе, Правоотношение в советском гражданском праве, 1949. А. А. К а равайки н. Исполнение договоров, 1834. М. П. Карева и А. М. Айзенбер г, Правовые нормы и правоотношения, 1949.

С. Н. Л а и д ко ф, Новая категория обязательств в советском гражданском праве, Научные записки Киевского Государственного университета, т. VII, вып. 7.

М. С. Липецке? и 3. И. Шкундин. Некоторые вопросы гражданского права в свете решений XVIII партконференции, «Советское государство и право», 194)1, № 4.

Л. А. Лунц, Деньги и денежные обязательства, 1927. Л. А, Лунц, Договорная ответственность, сборник «Советское право с период Великой Отечественной войны», т. 1, гл. IV. Л. А. Лунц, Международное частное право, 1949, гл. гл. XI—XIII. Магазине?, Ответственность государственного учреждения за вред, причиненный его должностными лицами, Ученые записки Свердловского юридического института, 1945, т, 1.

Г. М. Матвеев, К вопросу о вине как основании договорной ответственности, Научные записки Киевского Государственного университета, 1Э4’8, т. VII, вып. II.

Г. М. Матвеев, Об определении размеров договорного убытка в отношениях между социалистическими организациями. Юридический сборник Киевского Государственного университета, 1948, № 3.

Г. М. Матвеев, Виды договорных убытков, Наукови записки юр. фак. Киевск. Державн. унив., 1940, т. 1.

И. Б. Новицкий, Недействительные сделки, «Вопросы советского гражданского права», 1945.

И. Б. Новицкий, Участие кредитора в исполнении договорного обязательства, «Советское государство и право», 1947, № 7. И. Б. Новицкий, Обязательство заключить договор, 1947. И. Б. Новицкий, Реальное исполнение обязательств, сборник «Труды научной сессии Всесоюзного института юридических наук 1—6′ июля 194’6 г.», 1948.

И. Б. Новицкий, Поручительство, изд. 2-е, Харьков, 1927. И. Б. Новицкий, История договорных обязательств за тридцать лет, сборник—Д. М. Генкин, И. Б. Новицкий, Н. В. Рабинович, История советского гражданского права.

И. Б. Новицкий, Развитие договорных обязательств в советском праве. Ученые записки МЮИ, 1948, т. IV.

П. Е. Орловский, Практика Верховного суда СССР по гражданским делам в условиях Отечественной войны, 1944.

И. С. Перетерский и С. Б. Крылов, Международное частное, право, 1940, гл. VIII.

В. К. Р айхе р, Общественно-исторические типы страхования, 1947. В. А. Р ясенце в, Неимущественный интерес в советском гражданском праве, Ученые записки МЮИ, 1339, т 1.

В. А. Р ясен ц ев, Ведение чужого дела без поручения. Ученые записки МГУ, 1946, вып. 1Г6, кн. 2.

В. А. Р ясенце в, Обязательства из так называемого неосновательного обогащения в советском гражданском праве, Ученые записки МГУ, вып. 144.1949.

В, К. Р айхе р, Абсолютные и относительные права. Известия экономического факультета Ленинградского политехнического института, т. XXV, 1928.

В. И. Серебровский, Страховое право, 1927.

В. И. Серебровский, Договор страхования в проекте Гражданского кодекса Союза ССР, «Проблемы социалистического права», 1939, № 1.

В. И. Серебровский, Договор страхования жизни в пользу третьего лица. Ученые труды ВИЮН, 1947, вып. IX.

Теория права и государства, учебник, составленный Институтом права Академии наук СССР, 1948, гл. XII.

Е. А. Ф л ей ill и ц, Ответственность государственных органов за имущественный вред, причиняемый должностными лицами, 1948.

Е. А. Ф л ей ш и ц. Обязательства из причинения вреда, сборник «Советское право в период Великой Отечественной войны», 1948, т. 1, гл. V.

Е. А. Ф л ей in и ц. Ответственность государства за вред, причиняемый должностными лицами, сборник «Труды научной сессии Всесоюзного института юридических наук 1—6 июля 1946 г.», 1948.

X. И. Шварц, Значение вины в обязательствах из причинения вреда, 1939. 3. И. Ш к ундин. Плановое задание и договорное обязательство, «Советское государство и право», 1940, № 7.

3. И. Шкунди н, Обязательство поставки товаров в советском праве, 1948.

Дата добавления: 2015-09-04 ; просмотров: 159 . Нарушение авторских прав

Новицкий иб Обязательство заключить договор

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

С6
Н735 Новицкий, И. Б., проф.
Обязательство заключить договор /И. Б. Новицкий ; Под
ред. М. С. Липецкера ; Московский юридический институт. -М.
,1947.-Библиогр. в подстрочных ссылках.
200,00 руб.

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст статьи, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

НОВИЦКИЙ ИВАН БОРИСОВИЧ

НОВИЦКИЙ ИВАН БОРИСОВИЧ — российский юрист, ци­ви­лист.

Из ме­щан. Окон­чил Московский университет (1903 год), ос­тав­лен при ка­фед­ре рим­ско­го пра­ва для при­го­тов­ле­ния к про­фес­су­ре.

Профессор (1923 год), доктор юри­дических на­ук (1948 год). С 1906 года при­ват-до­цент Московского университета. Пре­по­да­вал на Жен­ских юри­дических кур­сах (1910-1918 годы), в Ме­же­вом иниверситете (1917-1932 годы), в Иниверситете народного хо­зяй­ст­ва им. Г.В. Пле­ха­но­ва (1943-1946 годы) и в Московском юри­дическом иниверситете (МЮИ; с 1944 года); с 1954 года — в шта­те МГУ в свя­зи с объ­е­ди­не­ни­ем МЮИ и юри­дического факультета МГУ, с 1955 года заведующий ка­фед­рой гражданского пра­ва юри­дического факультета МГУ.

Главная те­ма на­уч­ной и пре­по­да­ва­тель­ской дея­тель­но­сти И.Б. Новицкого — рим­ское пра­во. Ав­тор около 150 ра­бот, в т. ч. в об­лас­ти рус­ско­го и советского гражданского пра­ва, советского зе­мель­но­го пра­ва, иностраннго гра­ж­дан­ско­го и тор­го­во­го пра­ва и др.

Сочинения:

Обя­за­тель­ст­во за­клю­чить до­го­вор. М., 1947; Рим­ское ча­ст­ное пра­во. М., 1948;

Ис­то­рия со­вет­ско­го гра­ж­дан­ско­го пра­ва. М., 1949 (совм. с Д. М. Ген­ки­ным, Н. В. Ра­би­но­вич);

Об­щее уче­ние об обя­за­тель­ст­ве. М., 1950 (совм. с Л. А. Лун­цем);

Рег­ресс­ные обя­за­тель­ст­ва ме­ж­ду со­циа­ли­сти­че­ски­ми хо­зяй­ст­вен­ны­ми ор­га­ни­за­ция­ми. Опыт обоб­ще­ния ар­бит­раж­ной и су­деб­ной прак­ти­ки. М., 1952;

Сдел­ки. Ис­ко­вая дав­ность. М., 1954;

От­дель­ные ви­ды обя­за­тельств. М., 1954 (ред. совм. с К. А. Гра­ве);

Ис­то­рия со­вет­ско­го гра­ж­дан­ско­го пра­ва. М., 1957;

§ 3. Отграничение рамочного договора от сходных правовых конструкций

Как правило, он не порождает каких-либо обязательств. Если же содержание протокола о намерениях позволяет все же сделать вывод о том, что какие-либо обязательства у сторон так или иначе возникли, то при заключении окончательного договора стороны почти всегда признают недействующими все ранее достигнутые в процессе переговоров договоренности, в том числе зафиксированные в протоколе о намерениях. Рамочный договор — настоящий юридический факт, который порождает соответствующие права и обязанности.
2. Рамочный договор нельзя квалифицировать как предварительный договор, несмотря на то что у них имеются схожие признаки.
Договор, все содержание которого сводится к тому, чтобы установить обязательство сторон заключить в будущем окончательный договор, принято называть pacta de contrahendo. В российском законодательстве конструкция такого договора носит название предварительного договора и регулируется ст. 429 ГК РФ. В соответствии с п. 1 ст. 429 ГК РФ по предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором. Пунктом 3 ст. 429 ГК РФ предусмотрено, что предварительный договор должен содержать условия, позволяющие установить предмет, а также другие существенные условия основного договора. Таким образом, конструкция предварительного договора, урегулированная ГК РФ, содержит следующие признаки этого договора:
а) предметом предварительного договора является заключение другого, основного договора;
б) обязанность заключить основной договор возникает для обеих сторон предварительного договора;

Читайте так же:  Если государство утверждает монопольную цену включающую налог то это

в) исполнение этой обязанности должно быть осуществлено в будущем, т.е. по истечении установленного договором срока;
г) в предварительном договоре должны быть согласованы все существенные условия будущего договора, т.е. будущий договор должен быть исчерпывающим образом идентифицирован в предварительном договоре;
д) статья 429 ГК РФ не содержит прямого запрета согласовать в одном предварительном договоре заключение нескольких основных договоров в будущем. Следовательно, стороны вправе это сделать. Однако все будущие основные договоры должны быть индивидуализированы исчерпывающим образом путем согласования всех существенных условий каждого из будущих договоров.
Конструкция предварительного договора, урегулированная в действующем ГК РФ, не является единственной формой предварительного договора, известной правовой науке. По мнению И.Б. Новицкого, вполне допустимы такие предварительные договоры, «когда стороны имеют в виду установить в будущем постоянные длительные отношения, которые придется оформить рядом договоров, содержание которых во всех подробностях выяснится только в дальнейшем. Впрочем, основное содержание предстоящих договоров должно быть определено, иначе предварительный договор не получит конкретного содержания. Правда, утверждение, высказывавшееся в литературе, что условия будущего договора должны быть определены совершенно так же, как это пришлось бы сделать в самом будущем договоре, чтобы он получил силу, является чрезмерным. В предварительном договоре достаточно лишь установить существенные элементы будущего договора (essentialia); отдельные детали, второстепенные моменты договора могут быть определены непосредственно в главном договоре. Возможно даже, что предварительным договором будет предоставлено в определенных пределах право одному из контрагентов односторонне установить при заключении главного договора то или иное условие»43. Кроме того, мыслимы такие предварительные договоры, в которых только одна сторона при

нимает на себя обязательство заключить договор, вторая же имеет только право требовать этого. Евгений Годэмэ иллюстрирует указанные договоры на примере обязательства заключить договор продажи: «Лицо может иметь желание купить нечто впоследствии, но не желает связывать себя немедленно. Следовательно, очень важно получить от собственника обязательство согласиться продать вещь по первому требованию, вовсе не связывая себя непосредственно в качестве покупателя. Обязательство продажи дает для этого средство»44. В современной предпринимательской практике примером описанных Годэмэ предварительных договоров могут служить опционы.
Таким образом, возможны следующие разновидности предварительных договоров:
1) с точки зрения распределения прав и обязанностей: а) обязывающие одну сторону договора; б) обязывающие обе стороны договора;
2) с точки зрения конкретизации содержания главного договора: а) содержащие все условия главного договора, включая второстепенные; б) содержащие лишь существенные элементы будущего договора, т.е. необходимые условия того договорного типа, который предполагается заключить в будущем. Эти условия должны составлять существо будущего договора, без согласования которых он не может считаться заключенным. Прочие условия договора должны быть согласованы при заключении главного договора. В случае возникновения разногласий при их согласовании возможны преддоговорные споры в порядке ст. 445, 446 ГК РФ. Представляется допустимым включать в рассматриваемые разновидности предварительных договоров условие о праве одной из сторон вносить в главный договор то или иное условие в одностороннем порядке и об обязанности другой стороны не препятствовать этому. Указанные условия могут быть отнесены даже к категории необходимых существенных условий, без согласования которых нет договора соответствующего типа. Отсутствие указанного условия в предварительном договоре восполняется условием о праве одной из сторон договора предложить

при заключении главного договора любой вариант недостающего существенного условия.
Рамочный договор устанавливает твердые и подробные обязательства, подготавливающие заключение других договоров. Таким образом, рамочный договор, как и предварительный договор, носит переходный, вспомогательный характер. Однако рамочный договор в отличие от простого предварительного договора является более сложным правовым явлением, так как порождает комплексную комбинацию разнообразных обязательств его сторон.
В отличие от предварительного договора предметом рамочного договора не является обязательство заключить конкретный договор в будущем. Рамочный договор заключается с целью организации будущих экономических взаимоотношений сторон, и для ее реализации требуется заключение не одного, а целой серии договоров, общее количество которых заранее неизвестно, а правовая природа может быть различной. Кроме того, стороны рамочного договора, как правило, не возлагают на себя твердое обязательство заключать договоры-приложения. В отличие от предварительного договора рамочный договор никогда не содержит все существенные условия будущих договоров. В нем согласовывают только наиболее важные условия будущих договоров-приложений, которые, как правило, носят для них общий характер.
3. Необходимо отличать рамочный договор вместе с договорами- приложениями от сочетания «основной договор/субдоговор». Такие договоры заключаются, например, в сфере аренды (договор аренды и субаренды — п. 2 ст. 615 ГК РФ), строительного подряда (договор подряда и субподряда — ст. 706 ГК РФ). Субдоговоры позволяют включать третье лицо в процесс исполнения первого (основного) договора. В результате возникают трехсторонние по природе отношения, отличающиеся от системы договоров рамочного типа. Договоры-приложения, по общему правилу, заключаются между теми же сторонами, что и рамочный договор. Впрочем, в некоторых отдельных случаях третье лицо может вмешаться в процесс исполнения базового договора. Эти случаи были отмечены французскими исследователями при заключении сторонами рамочных договоров в сфере организации поставок пива45.

нако данный случай — исключение из общего правила. По общему правилу сторонами базового договора и договоров-приложений являются одни и те же лица. Напротив, стороны основного договора и субдоговора различаются. В субдоговоре должник по основному обязательству становится кредитором по субдоговору, а должником по субдоговору является третье лицо. Данная конструкция полностью отвечает конструкции ст. 313 ГК РФ — возложение исполнения на третье лицо. Следующим отличием сочетаний «основной договор/субдоговор» и «базовый договор/договоры-приложения» является правовая природа рассматриваемых договорных сочетаний. Основной договор и субдоговор относятся к одному договорному типу (например, договор генерального подряда и договор субподряда относятся к договорам подрядного типа, а договор аренды и договор субаренды — к типу договоров аренды). Базовый договор и договоры-приложения имеют разную правовую природу (базовый договор — особый организационный договор, договоры-приложения могут как иметь любую правовую природу, известную ГК РФ, — договоры поставки, подряда, мены и т.п., — так и быть непоименованными).
Субдоговор, может присоединиться к рамочному договору. Однако цель и правовая природа указанных договорных конструкций останется разной. Допустим, генеральный подрядчик заключил со своим субподрядчиком один глобальный договор на выполнение в будущем ряда субподрядных работ. Для оформления таких отношений подойдет рамочный договор о сотрудничестве, который в результате положит начало большому числу разнообразных договоров субподряда. Однако в этом случае наряду с рамочным договором между генподрядчиком и субподрядчиком будет существовать также договор генерального подряда, заключенный между генподрядчиком и заказчиком. При этом субподрядные договоры будут являться субдоговорами только по отношению к договору генерального подряда, а не к рамочному договору. Поэтому когда дополнительный договор заключается между теми же сторонами, что и основной, такой дополнительный договор не может быть назван субдоговором, даже если он преследует ту же цель, что и основной договор. Соответственно договоры-приложения нельзя квалифицировать как субдоговоры.
4. Нет оснований для квалификации рамочного договора как договора о предоставлении услуг.

ционных услуг, услуг по обучению, туристическому обслуживанию и иных, за исключением услуг, оказываемых по договорам, предусмотренным гл. 37, 38, 40, 41, 44, 45, 46, 47, 49, 51, 53 ГК РФ.
Таким образом, понятие договора возмездного оказания услуг на сегодняшний день очень расплывчато. В эту категорию включаются договоры самой различной правовой природы: договоры комиссии, депозита, безналичные расчеты и т.п. Эта категория договоров настолько широка и неконкретна, что включение в нее рамочного договора не позволит уточнить его природу.
Следует привести еще один аргумент против квалификации рамочного договора как договора возмездного оказания услуг. Для начала отметим, что у рамочного договора и договора возмездного оказания услуг имеется только одна общая черта — предметы обоих договоров нематериальны. Однако можно указать на следующее существенное отличие рамочного договора от договора возмездного оказания услуг. В договоре возмездного оказания услуг четко выделяется сторона (заказчик), потребности которой удовлетворяются исполнителем. То есть договор возмездного оказания услуг заключается в интересах возмездного удовлетворения потребностей заказчика. В рамочном договоре невозможно выделить сторону, потребности которой удовлетворяются. Обе стороны одинаково извлекают пользу из заключенного ими рамочного договора. Поэтому ни одна из них не обязывается к предоставлению денег в качестве встречного эквивалента. Таким образом, конструкцию договора возмездного оказания услуг нельзя считать родовым договорным типом по отношению к рамочному договору.
5. Идея сотрудничества сторон и единство экономической цели базового договора и договоров-приложений могут привести к неверному выводу о том, что рамочный договор является разновидностью учредительного договора о создании общества или товарищества. Несмотря на то что базовый договор устанавливает комплекс правил, предназначенных для регулирования системы деловых отношений сторон на достаточно продолжительный срок, определяет характер юридических и экономических взаимоотношений, достаточно тесных и продолжительных, рамочный договор определенно отличается от договора о создании общества. Этот последний дает начало организации, имеющей необходимую структуру и систему управления, обладающей юридической личностью. Никакая из сторон рамочно

Читайте так же:  Приказ 960 мвд от 14122009

го договора не теряет своей самостоятельности и индивидуальности в процессе осуществления деятельности по достижению цели этого договора. Рамочный договор безусловно способствует некоторой интеграции его сторон. Однако его заключение не приводит к образованию нового юридического лица либо системы участия в уставных капиталах других юридических лиц. Избрание сторонами юридической формы рамочного договора свидетельствует, что они готовы к сотрудничеству, однако не желают создавать нового общества.
6. Заключение рамочных договоров не приводит к административному подчинению одной стороны другой. Стороны сохраняют свою юридическую независимость друг от друга. Указанная независимость сторон рамочного договора позволяет отграничить рамочный договор от трудового договора и договора об учреждении общества или товарищества. Следовательно, может быть обоснована принципиальная невозможность распространения банкротства одной из сторон на другую.

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ ДОГОВОР КАК ОСНОВАНИЕ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ОБЯЗАННОСТИ ЗАКЛЮЧИТЬ ОСНОВНОЙ ДОГОВОР

Конструкция предварительного договора была известна еще дореволюционному российскому гражданскому законодательству.

Так, предварительным договором в гражданском праве дореволюционной России являлся договор запродажи — такой договор, в силу которого одна сторона обязывается продать другой вещь.

Цель заключения предварительного договора дореволюционные юристы видели в преодолении тех препятствий, которые существуют для заключения основного договора. Причина заключения предварительного договора виделась в отсутствии возможности заключить основной договор даже под отлагательным условием.

Договор запродажи рассматривался дореволюционными цивилистами как порождающий обязанность заключить основной договор для обеих сторон и одновременно предоставляющий каждой из сторон право требовать от другой стороны заключения основного договора. Однако возможности понуждения контрагента к заключению договора российское дореволюционное законодательство не предусматривало. Потому и последствия уклонения одной из сторон от заключения договора существенно отличались от предусмотренных действующим законодательством. Так, уклонение от заключения договора купли-продажи, когда обязанность заключить такой договор установлена договором запродажи, могло повлечь за собой ответственность, установленную договором, уплату неустойки, потерю задатка, а также обязанность возместить весь ущерб, причиненный неисполнением.

Для заключения запродажи достаточно было согласовать лишь условия о вещи, подлежащей продаже, и цене, по которой она будет продана. Указание в договоре запродажи срока, в течение которого должен быть заключен основной договор, признавалось российским законодательством существенным, однако его упущение сторонами не влекло недействительность запродажи. Данное обстоятельство толковалось представителями российской цивилистики как позволяющее каждой из сторон запродажи в любое время требовать заключения с ней основного договора при отсутствии в договоре запродажи условия о сроке заключения договора купли-продажи.

Для совершения договора запродажи независимо от формы, требуемой для основного договора, обязательной являлась простая письменная форма. Несоблюдение простой письменной формы запродажи влекло в дореволюционном гражданском праве те же последствия, какие в настоящее время действующее законодательство связывает с несоблюдением простой письменной формы сделки (ст. 162 ГК РФ).

Несмотря на наличие законодательного регулирования предварительного договора, российские цивилисты приходили к выводу о том, что «с точки зрения законодательной политики договор запродажи, составляющий особенность русского законодательства, и при этом не особенно давнего происхождения (XVIII века), является совершенно излишним в системе договоров».

Упоминания о предварительных договорах встречались и в ГК РСФСР 1922 г. Хотя ГК РСФСР 1922 г. не содержал общих положений о предварительных договорах, «в нем были на этот счет две специальные нормы. Одна из них посвящалась заключению в будущем договора купли-продажи (этот договор носил специальное наименование — „запродажная запись“), а другая — заключению договора займа».

Так, в соответствии со ст. 182-а ГК РСФСР 1922 г. для совершения запродажной записи требовалось нотариальное удостоверение записи. Действие запродажной записи ограничивалось шестимесячным сроком. Кроме того, ст. 182-а ГК РСФСР 1922 г. допускала предъявление одной стороной иска к другой стороне о совершении купли-продажи. Последствия предъявления такого иска законодатель относил целиком на усмотрение суда. В зависимости от обстоятельств дела суд мог признать предварительный договор расторгнутым с возложением на уклонившуюся от договора сторону возмещения убытков, или же, наоборот, признать договор купли-продажи совершенным и применить к такому случаю последствия нарушения заключенного договора купли-продажи (ст. 189, 190 ГК РСФСР 1922 г.). Возможность одной стороны предварительного договора понудить другую к заключению основного договора ГК РСФСР 1922 г. не устанавливал.

В соответствии со ст. 218 ГК РСФСР 1922 г. предварительный договор о заключении в будущем договора займа должен быть совершен в письменной форме независимо от суммы займа. Примечательно при этом, что в соответствии со ст. 211 ГК РСФСР 1922 г. сам договор займа должен был совершаться в простой письменной форме только тогда, когда сумма займа превышала 50 золотых рублей.

Другая статья ГК РСФСР 1922 г., посвященная предварительному договору о заключении договора займа, предусматривала, что лицо, обязавшееся по предварительному договору дать другому взаймы, может требовать расторжения предварительного договора, если впоследствии имущественное положение контрагента значительно ухудшится, в частности если он будет признан несостоятельным или приостановит платежи (ст. 219 ГК РСФСР 1922 г.). Специальные последствия уклонения лица, заключившего предварительный договор, от заключения основного договора ГК РСФСР 1922 г. не устанавливал. Вероятно, неисполнение стороной предварительного договора этой своей обязанности должно было влечь общие последствия неисполнения обязательства, предусмотренные ст. 117 ГК РСФСР 1922 г., — возмещение убытков, причиненных неисполнением.

И.Б. Новицкий писал: «Заключению договора может предшествовать так называемый предварительный договор, т.е. такой договор, по которому или обе стороны, или одна из них принимают на себя обязательство заключить в будущем определенный договор». Однако он же отмечал, что «даже те предварительные договоры, которые прямо предусмотрены в законе, не имеют большого распространения на практике».

Позже, в ГК РСФСР 1964 г., о предварительном договоре не упоминалось вообще. Однако, исходя из того, что ГК РСФСР 1964 г. не запрещал заключения договоров, не противоречащих ему, на практике предварительные договоры могли заключаться. Отсутствие при этом норм, устанавливающих специальные последствия заключения предварительного договора, такие, как возможность понуждения уклоняющейся стороны заключить договор, также не способствовало распространению предварительных договоров в практической деятельности.

Норма, предоставляющая одной из сторон предварительного договора право обратиться в суд с иском о понуждении заключить основной договор в случае уклонения другой стороны, впервые в отечественном законодательстве появилась в ст. 60 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1992 г. В указанной статье также содержалось определение предварительного договора, устанавливалось, что предварительный договор должен заключаться в письменной форме. Кроме того, указывалось, что предварительный договор должен определять существенные условия основного договора или устанавливать порядок согласования существенных условий основного договора, если такой порядок не установлен законодательством (п. 1 ст. 60 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик).

Действующий ГК РФ общие положения о предварительных договорах также выделил в особую статью. О предварительном договоре речь идет в ст. 429 ГК РФ.

Смысл правовой конструкции предварительного договора состоит в том, что согласно ему стороны обязуются в будущем заключить договор о передаче имущества, выполнении работ, оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором (п. 1 ст. 429 ГК РФ). Статья 429 ГК РФ предусматривает ряд требований, касающихся формы и содержания предварительного договора.

Во-первых, в отличие от положений дореволюционного российского и советского гражданского законодательства в соответствии с п. 2 ст. 429 ГК РФ предварительный договор должен заключаться в форме, установленной для основного договора, а если такая форма не установлена, то в письменной форме. В отличие от общего правила п. 1 ст. 162 ГК РФ несоблюдение формы предварительного договора всегда влечет его ничтожность.

Во-вторых, предварительный договор должен содержать условия, позволяющие установить предмет, а также другие существенные условия основного договора (п. 3 ст. 429 ГК РФ). Таким образом, по нашему мнению, законодатель отказался от требования прямого перечисления в предварительном договоре всех существенных условий основного договора. В связи с этим справедливым и в настоящее время представляется утверждение И.Б. Новицкого о возможности в определенных пределах предоставления предварительным договором одному из контрагентов права односторонне установить при заключении основного договора то или иное условие.

В-третьих, предварительный договор должен предусматривать срок, в течение которого стороны обязуются заключить основной договор (если стороны такой срок не укажут, основной договор должен быть заключен в течение года с момента заключения предварительного) (п. 4 ст. 429 ГК РФ). Если до окончания срока, в который стороны должны заключить основной договор, он не будет заключен либо одна из сторон не направит другой стороне предложение заключить этот договор, обязательства, предусмотренные предварительным договором, прекращаются (п. 6 ст. 429 ГК РФ).

Действующий ГК РФ в ст. 429 в части, устанавливающей право одной из сторон предварительного договора обратиться в суд с иском о понуждении другой стороны предварительного договора заключить основной договор, содержит отсылку к п. 4 ст. 445 ГК РФ. Так, в соответствии с п. 5 ст. 429 ГК РФ в случаях, когда сторона, заключившая предварительный договор, уклоняется от заключения основного договора, применяются положения, предусмотренные п. 4 ст. 445 ГК РФ. Названное обстоятельство послужило для некоторых авторов основанием утверждать, что положения ст. 445 ГК РФ, устанавливающей порядок заключения договора в тех случаях, когда заключение договора является обязательным для одной из его сторон, применяются и к случаям заключения основного договора во исполнение предварительного. Данное суждение представляется нам спорным по следующим основаниям.

В первую очередь необходимо отметить, что ст. 445 ГК РФ устанавливает порядок заключения договора для тех случаев, когда его заключение является обязанностью одной и правом другой стороны, в то время как предварительный договор устанавливает обязанность заключить основной договор для обеих его сторон. На возможность заключения предварительных договоров, устанавливающих обязанность только одной из сторон заключить основной договор, указывал И.Б. Новицкий. Современные исследователи также приходят к выводу о возможности придания юридической силы односторонне обязывающим предварительным договорам на основании положений ст. 8 ГК РФ. Однако ст. 429 ГК РФ говорит именно о предварительном договоре, устанавливающем обязанность заключить основной договор для обеих сторон, с учетом данного обстоятельства предварительный договор, предусматривающий обязанность заключить основной договор только для одной из сторон, следует рассматривать как исключение из общего правила. Такое исключение не только не допускает применения общих положений ст. 445 ГК РФ к процессу заключения основного договора, но, более того, требует от сторон односторонне обязывающего предварительного договора, детального установления порядка их взаимодействия в процессе заключения основного.

Читайте так же:  Доверенность на куплю продажу транспортного средства

Статья 445 ГК РФ устанавливает порядок взаимодействия сторон заключаемого договора в процессе согласования его условий. Существенные условия основного договора его стороны согласовывают (или устанавливают порядок их определения) на стадии заключения предварительного договора. В связи с этим можно согласиться с утверждением А. Кучер: «Для того чтобы основной договор был заключен, обычно достаточно волеизъявления одной из сторон, а вторая сторона, поскольку все условия договора уже согласованы, обязана только выполнить требующиеся от нее формальности, чтобы основной договор считался заключенным». Таким образом, заключение основного договора сводится к тому, что соглашение по всем его существенным условиям или порядку их определения, достигнутое сторонами при составлении предварительного договора, будет облечено в требуемую для договоров данного вида форму, либо сторонами предварительного договора будут совершены действия, необходимые и достаточные для того, чтобы основной договор считался заключенным, то есть оферта и акцепт.

Изложенное, однако, не означает, что заключение основного договора является исключительно формальным. Необходимость четкого различения предварительного и основного договора в зависимости от порождаемых тем и другим договором последствий обосновывалась еще представителями науки советского гражданского права. К выводу о необходимости различения предварительного и основного договора приходит в настоящее время судебная арбитражная практика. Так, Высшим Арбитражным Судом РФ признаны не соответствующими законодательству выводы суда первой инстанции о том, что предварительный договор купли-продажи содержит все условия основного договора и сам по себе является основанием для признания за истцом права собственности на спорное нежилое помещение.

В практике арбитражных судов применительно к условию договора о цене возник вопрос, вправе ли арбитражный суд понуждать сторону включить в основной договор условие, если такое условие не было предусмотрено в предварительном договоре. Высший Арбитражный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что в том случае, когда действующее законодательство содержит положения, позволяющие установить содержание условия договора для тех случаев, когда стороны договора не определили его своим соглашением, судам следует исходить из того, что в основной договор по требованию одной из его сторон может быть включено условие о том, что спорное условие договора определяется в порядке, установленном соответствующими нормами законодательства. Так, при отсутствии в предварительном договоре условия о цене должно быть удовлетворено арбитражным судом требование о включении в основной договор условия о том, что цена определяется в порядке, предусмотренном ст. 424 ГК РФ.

Если же при отсутствии в предварительном договоре какого-либо условия основного договора одна из сторон настаивает на его определении в порядке ином, нежели установлен законодательством по умолчанию, а другая сторона против этого возражает, в рассмотрении спора судом должно быть отказано. Так, если одна из спорящих сторон при отсутствии в предварительном договоре условия о цене настаивает на включении в основной договор условий об определении цены в ином порядке, чем предусмотрено ст. 424 ГК РФ, или требует указания в нем конкретной цены, а другая сторона возражает против этого, то арбитражный суд не вправе рассматривать такой спор.

Наконец, если стороны при заключении предварительного договора установили, что содержание того или иного условия основного договора будет определено ими в основном договоре, то разногласия по поводу установления конкретного содержания такого условия могут быть переданы сторонами на рассмотрение суда. Так, в том случае, когда в предварительном договоре указано, что условие о цене будет определено сторонами в основном договоре, такая запись должна расцениваться арбитражным судом как достижение согласия сторон о включении в основной договор данного условия и разногласия по установлению конкретной цены также подлежат рассмотрению арбитражным судом.

Отметим, что данные рекомендации высказаны Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в отношении условия договора о цене, относительно которого действующее законодательство, практика его применения и ученые-цивилисты до настоящего времени не пришли к единому мнению о том, является ли оно существенным для возмездных договоров. В то же время, по нашему мнению, первые два из приведенных утверждений Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации применимы не только в тех случаях, когда между сторонами возник спор по условию договора о цене, но и в тех случаях, когда спор касается иного существенного условия договора, относительно которого законодательство содержит выраженные диспозитивными нормами правила, касающиеся определения содержания этого условия для тех случаев, когда стороны договора не определили его своим соглашением. Третье из рассмотренных утверждений Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации является справедливым для всех случаев, когда относительно того или иного условия договора стороны пришли к согласию о том, что содержание такого условия будет определено в основном договоре.

Отметим также, что в той части рассмотренных выше рекомендаций Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, которая говорит о праве сторон предварительного договора передать спор о разногласиях по условиям основного договора на рассмотрение суда, отсутствуют отсылки к соответствующим положениям ст. 445 ГК РФ. Что, с одной стороны, позволяет сделать вывод о том, что к случаям заключения основного договора во исполнение предварительного применяются не все положения ст. 445 ГК РФ, а лишь п. 4 указанной статьи. А с другой стороны, убедительно свидетельствует о том, что стороны при заключении предварительного договора должны детально определить порядок передачи на рассмотрение суда разногласий по условиям основного договора, которые должны быть определены в основном договоре.

Наконец, в силу прямого указания п. 1 и 2 ст. 445 ГК РФ положения указанной статьи применяются в тех случаях, когда заключение договора обязательно для одной из его сторон в соответствии с ГК РФ или иными законами, в то время как в случае заключения предварительного договора обязанность заключить в будущем основной договор устанавливается самим предварительным договором.

Обобщая изложенное, можно сделать следующие выводы.

Наличие между сторонами предварительного договора является основанием для заключения в будущем между теми же сторонами основного договора. Заключая предварительный договор, его стороны не только добровольно принимают на себя обязательство заключить в будущем основной договор, но и согласовывают или определяют порядок согласования существенных условий основного договора, в том числе возможность установления того или иного условия основного договора волей одной из сторон. Следовательно, порядок согласования условий договора, установленный ст. 445 ГК РФ, не должен применяться к случаям заключения основного договора во исполнение предварительного.

Тем не менее на случаи заключения предварительного договора распространяется установленное п. 4 ст. 445 ГК РФ право одной из его сторон обратиться в суд с иском о понуждении другой стороны заключить договор в тех случаях, когда последняя уклоняется от его заключения.

Возможность понуждения уклоняющейся стороны предварительного договора к заключению основного способствует в настоящее время распространению предварительного договора в тех случаях, когда стороны еще на стадии переговоров о заключении договора в будущем стремятся создать для себя определенные гарантии.

Еще статьи:

  • Бодашко адвокат Избран новый президент Адвокатской палаты Оренбургской области Новый президент избран в Адвокатской палате Оренбургской области — им стал адвокат с более чем 30-летним стажем Валерий Бодашко, сообщает пресс-служба Федеральной палаты адвокатов. Напомним, что около месяца назад на 65-м […]
  • Системные требования gta 6 Grand Theft Auto VI: системные требования Системные требования для GTA VI: Минимальные: Процессор - Core i5-4460 3.2GHz или AMD FX-8350. Видеокарта - GeForce GTX 760 или Radeon R7 260X v3. ОЗУ - 8 GB. Рекомендуемые: Процессор - Core i7-4790 4-Core 3.6GHz или AMD […]
  • Каталог 16 эйвон срок действия Сроки действия каталогов компании Avon – Эйвон Всего за год получается 17 каталогов. А каждый каталог действует три недели. Бывают, конечно редкие исключения. В основном срок действия семнадцатого каталога, последней компании в году один месяц. Сроки действия каталогов на 2018 год Период […]
  • Можно ли выписать штраф несовершеннолетнему Могут ли выписать штраф несовершеннолетнему, не предупредив родителей? Могут ли 16-ти летнему ребёнку выписать штраф не предупредив об этом родителей за курение в неположенном месте? 22 Октября 2015, 09:56 Юлия, г. Тында Ответы юристов (1) Да, могут. Штраф выписывается на имя нарушителя […]
  • Приказ минобороны по ввк Приказ Министра обороны РФ от 20 октября 2014 г. N 770 "О мерах по реализации в Вооруженных Силах Российской Федерации правовых актов по вопросам проведения военно-врачебной экспертизы" (с изменениями и дополнениями) Приказ Министра обороны РФ от 20 октября 2014 г. N 770"О мерах по […]
  • Договор 1848 ГВАДАЛУПЕ-ИДАЛЬГО ДОГОВОР 1848 ГВАДАЛУПЕ-ИДАЛЬГО ДОГОВОР 1848 о мире, дружбе и границе - между США и Мексикой был заключен в Гвадалупе-Идальго 2. II в результате мексикано-американской войны, закончившейся военным разгромом Мексики. Ратифицирован обеими сторонами в марте 1848. Г.-И. д. […]