Признание договора дарения недействительным по ст 178 гк рф

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 02 декабря 2014 г. по делу N 33-16597/2014 (ключевые темы: договор дарения — сроки исковой давности — жилой дом — заблуждение — признание сделки недействительной)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 02 декабря 2014 г. по делу N 33-16597/2014

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан в составе:

председательствующего Науширбановой З.А.

судей Голубевой И.В.

при секретаре Ибрагимове А.Р.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе представителя Мамбеткуловой Н.Ф. — Табульдина Р.Н. на решение Ишимбайского городского суда Республики Башкортостан от дата, которым постановлено:

в удовлетворении исковых требований Мамбеткуловой Н.Ф. к Мамбеткулову Ф.М. о признании договора дарения недействительным — отказать.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Башкортостан Голубевой И.В., судебная коллегия

Мамбеткулова Н.Ф. обратилась в суд с исковым заявлением к Мамбеткулову Ф.М. о признании договора дарения недействительным.

В обоснование исковых требований указала, что являлась собственником жилого дома и земельного участка по адресу: адрес. По просьбе своего сына Мамбеткулова Ф.М. она подписала документы, не понимая их смысл и значение, поскольку плохо видит, русского языка не знает (не умеет читать и не понимает речь). Впоследствии от дочери узнала, что оформила договор дарения дома и земельного участка. В дата года ответчик вынудил Мамбеткулову Н.Ф. покинуть спорный дом. При заключении договора дарения истец была введена в заблуждение, поэтому просит признать его недействительным, восстановить право собственности за ней на дом и участок.

Судом постановлено приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе представитель Мамбеткуловой Н.Ф. — Табульдин Р.Н. просит решение суда отменить, считая его незаконным и необоснованным. В обоснование жалобы указывает, что они просили суд истребовать медицинскую документацию, чтобы доказать, что истец в момент подписания договора дарения могла находиться в болезненном состоянии. Суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о назначении комплексной судебно-медицинской экспертизы для определения дееспособности Мамбеткуловой Н.Ф. на момент подписания договора дарения. Кроме того, суд неверно применил срок исковой давности. Оспариваемый договор дарения не содержит условия о праве проживания истца в спорном жилом доме после заключения договора. В результате ее лишили права проживания в спорном жилом помещении. В связи с отсутствием в договоре дарения указаний о месте жительства истца, договор не соответствует нормам закона. Также Мамбеткулова Н.Ф. не согласна с выводом суда об отсутствии с ее стороны заблуждения при подписании договора.

Лица, участвующие в деле, на судебное заседание не явились, о времени и месте рассмотрения дела в апелляционном порядке извещены надлежащим образом и своевременно. Судебная коллегия, руководствуясь статьями 167 , 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив материалы дела, выслушав Мамбеткулову Н.Ф. и ее представителя Табульдина Р.Н., поддержавших доводы жалобы, Мамбеткулова Ф.М. и его представителя Нигматуллина Г.Н., полагавших решение суда законным и обоснованным, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со статьей 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным. Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ «О судебном решении» законным является решение, принятое судом в точном соответствии с действующими нормами материального и процессуального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона и аналогии права.

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании ( статьями 55 , 59 — 61 , 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

В силу части 1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

На основании ст. 572 ГК РФ по договору дарения даритель безвозмездно передает одаряемому вещь в собственность. При наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением, к такому договору применяются правила, предусмотренные п. 2 ст. 170 ГК РФ.

В соответствии с п. 1 ст. 178 ГК РФ (в редакции на момент заключения сделки) сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

По смыслу приведенных положений, заблуждение предполагает, что при совершении сделки лицо исходило из неправильных, не соответствующих действительности представлений о каких-то обстоятельствах, относящихся к данной сделке. Так, существенным является заблуждение относительно природы сделки, то есть совокупности свойств (признаков, условий), характеризующих ее сущность. Сделка считается недействительной, если выраженная в ней воля стороны неправильно сложилась вследствие заблуждения и повлекла иные правовые последствия, нежели те, которые сторона действительно имела в виду. Под влиянием заблуждения участник сделки помимо своей воли составляет неправильное мнение или остается в неведении относительно тех или иных обстоятельств, имеющих для него существенное значение, и под их влиянием совершает сделку, которую он не совершил бы, если бы не заблуждался.

Заблуждение может возникнуть по вине самого заблуждающегося, по причинам, зависящим от другой стороны или третьих лиц, а также от иных обстоятельств. Вина другой стороны в сделке влечет возможность признания сделки недействительной как совершенной под влиянием обмана.

Вопрос о том, является ли заблуждение существенным или нет, должен решаться судом с учетом конкретных обстоятельств каждого дела, исходя из того, насколько заблуждение существенно не вообще, а именно для данного участника сделки.

Отказывая в удовлетворении исковых требований Мамбеткуловой Н.Ф., суд первой инстанции указал, что истица заблуждалась относительно мотива сделки, а не ее существа, оснований для признания сделки недействительной вследствие заключения ее под влиянием заблуждения, не имеется.

Судебная коллегия не может согласиться с указанным выводом.

Из материалов дела следует, что Мамбеткуловой Н.Ф. на праве собственности ранее принадлежали жилой дом и земельный участок расположенные по адресу: адрес.

дата между Мамбеткуловой Н.Ф. и ее сыном Мамбеткуловым Ф.М. был заключен договор дарения, по условиям которого истец подарила Мамбеткулову Ф.М. принадлежащие ей на праве собственности жилой дом и земельный участок по адресу: адрес.

Указанная сделка прошла государственную регистрацию.

При рассмотрении дела в суде первой инстанции и в суде апелляционной инстанции, истица просила признать договор дарения недействительным, как совершенный под влиянием заблуждения, в связи с престарелым возрастом, состоянием здоровья, плохим зрением, неграмотностью, незнанием русского языка, указывая о том, что имела неправильное представление о правовых последствиях заключаемого ею договора, думала, что сын будет проживать с ней и ухаживать за ней, не предполагала, что лишится жилья, которое является ее единственным местом жительства.

По данному делу, с учетом заявленных исковых требований Мамбеткуловой Н.Ф., конкретных обстоятельств дела, возраста истицы, юридически значимыми и подлежащими доказыванию обстоятельствами являются выяснение вопроса о том, понимала ли истица сущность сделки по дарению жилого дома и земельного участка по адресу: адрес.

Проанализировав нормы права, регулирующие спорные отношения сторон, изучив обстоятельства совершения оспариваемой сделки и оценив представленные сторонами доказательства в их совокупности, в том числе объяснения сторон, показания свидетелей, письменные доказательства, принимая во внимание преклонный возраст истца (на момент заключения договора дарения ей исполнилось . лет), состояние ее здоровья, имеет ряд заболеваний, в том числе органов зрения, отсутствие у нее прав на иные жилые помещения, судебная коллегия приходит к выводу, что выраженная в сделке воля Мамбеткуловой Н.Ф. сформировалась вследствие существенного заблуждения относительно природы сделки, поскольку истица не имела намерения произвести отчуждение имущества и лишить себя права собственности на жилой дом и земельный участок в преклонном возрасте, который является единственным местом для ее проживания, предполагала, что ответчик будет проживать с ней совместно, осуществлять за ней уход.

Данное заблуждение истца относительно существа договора дарения имеет существенное значение.

Исходя из положений ст.ст.167 , 178 , 572 ГК РФ юридически значимыми обстоятельствами для вывода о состоявшемся договоре дарения является не только письменно оформленный документ, но и факт передачи и принятия дара, а также должна быть выяснена действительная воля сторон с учетом цели договора.

Из объяснений сторон и материалов дела также усматривается, что после подписания договора дарения дома и земельного участка Мамбеткулова Н.Ф. осталась проживать, и зарегистрирована в указанном жилом доме по настоящее время, то есть фактически сделка дарения не была исполнена. Кроме того, Мамбеткулова Н.Ф. оплачивает налоги и платежи указанного домовладения.

С учетом указанных обстоятельств, судебная коллегия принимает во внимание преклонный возраст истца, неграмотность истца, ее ограниченные здоровьем возможности, доверие к сыну, что способствовало ее заблуждению и приходит к выводу, что данные обстоятельства свидетельствуют о том, что она не намерена была передать права и обязанности на принадлежащее ей на праве собственности имущество. Истец имела неправильное представление о правовых последствиях подписания ею документов, и не предполагала, что в результате этого утратит право владеть, пользоваться и распоряжаться жилым домом и земельным участком.

С учетом изложенных обстоятельств судебная коллегия приходит к выводу о заблуждении Мамбеткуловой Н.Ф. относительно природы и последствий сделки дарения, что в силу части 1 статьи 178 Гражданского кодекса Российской Федерации влечет ее недействительность.

Что касается срока исковой давности, судебная коллегия приходит к выводу, что срок исковой давности для обращения в суд о признании недействительным договора дарения не истек.

В соответствии с п. 2 ст. 181 ГК РФ (в редакции, действовавшей на момент заключения сделки) срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Из анализа приведенных норм права следует, что срок исковой давности для обращения в суд с иском о признании недействительным договора дарения, как оспоримой сделки, и о применении последствий ее недействительности составляет один год. При этом течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признании сделки недействительной.

Читайте так же:  Мать одиночка съём квартиры

Сделка по дарению дома и земельного участка была совершена дата. Учитывая, возраст Мамбеткуловой Н.Ф., которая имеет образование . класса, русским языком не владеет, о нарушенном праве и заключении договора дарения узнала от дочери через продолжительное время, в суд обратилась дата (с пропуском срока на . дней), при этом госпошлина при подаче искового заявления была оплачена истцом дата (в течение установленного срока), судебная коллегия полагает, что срок исковой давности истцом Мамбеткуловой Н.Ф. не пропущен.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия приходит к выводу об удовлетворении исковых требований Мамбеткуловой Н.Ф. к Мамбеткулову Ф.М. о признании договора дарения недействительным и применении последствий недействительности сделки.

Руководствуясь статьями 328 , 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

решение Ишимбайского городского суда Республики Башкортостан от дата отменить.

Принять новое решение по делу.

Исковое заявление Мамбеткуловой Н.Ф. к Мамбеткулову Ф.М. о признании договора дарения недействительным — удовлетворить.

Признать недействительным договор дарения жилого дома и земельного участка расположенных по адресу: адрес, заключенный дата между Мамбеткуловой Н.Ф. и Мамбеткуловым Ф.М..

Применить последствия недействительности сделки.

Прекратить право собственности Мамбеткулова Ф.М. на жилой дом и земельный участок по адресу: адрес.

Признать за Мамбеткуловой Н.Ф. право собственности на жилой дом и земельный участок по адресу: Республики Башкортостан, адрес.

Апелляционное определение является основанием для внесения записи в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Председательствующий З.А. Науширбанова

Судьи И.В. Голубева

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Исковое заявление о признании недействительным договора дарения квартиры по статье 178 ГК РФ. Образец. Адвокат по гражданским делам.

Юридическая консультация адвоката по гражданским делам. В соответствии со ст.178 Гражданского кодекса РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения. Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

Районный суд города Москвы

Истец, адвокат: Ф.И.О.
адрес:

о признании недействительным

договора дарения квартиры

Квартира по адресу: г. Москва, Кутузовский проспект, владение 00 находилась в моей собственности с 1993 года.

Мне 95 лет, я одинокий пенсионер и нуждаюсь в постороннем уходе. Я планировала заключить договор пожизненного содержания с иждивением с человеком, который бы осуществлял за мной уход.

В мае 2010 года я познакомилась с ответчицей, которая произвела на меня очень хорошее впечатление. Эта гражданка обещала ухаживать за мной, оплачивать коммунальные платежи, обеспечивать всем необходимым: продуктами питания, одеждой, медикаментами, оказывать материальную поддержку. Она предложила мне заключить договор ренты с пожизненным содержанием и иждивением.

01 сентября 2010 года договор между нами был заключен. 15 сентября 2010 года, якобы для проведения ремонта, ответчица пересилила меня из моей 2-х комнатной квартиры в домик в деревне, забрала ключи и документы. Квартиры сдала внаем незнакомым мне людям.

Как выяснилось позднее, вместо договора пожизненного содержания с иждивением я заключила договор дарения квартиры.

Я не имела намерения безвозмездно отчуждать квартиру, которая является моим единственным местом жительства. Мой преклонный возраст и заболевания, свидетельствуют о нуждаемости в уходе. Данные обстоятельства подтверждают мое намерение заключить именно договор пожизненного содержания.

В соответствии со статьей 178 Гражданского кодекса РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения. Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

Если сделка признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения, соответственно применяются правила, предусмотренные пунктом 2 статьи 167 Гражданского кодекса РФ.

Согласно п. 2 ст.167 Гражданского кодекса РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах — если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 167, 178 Гражданского Кодекса РФ,

Признать недействительным договор дарения квартиры, заключенный 01.09.2010 года между мной и ответчицей — Ф.И.О.
Возвратить мне право собственности на квартиру по адресу: г. Москва, Кутузовский проспект, владение 00.

Моя тетя в заблуждении подписала договор дарения на квартиру, вместо договора пожизненного содержания с иждивением. Можно ли признать такую сделку недействительной? Ответ адвоката смотрите здесь.

ЗАБЛУЖДЕНИЕ ОТНОСИТЕЛЬНО ПРИРОДЫ СДЕЛКИ

А. Эрделевский, профессор МГЮА, доктор юридических наук.

В правоприменительной практике зачастую вызывает затруднения правильная квалификация сделок, совершенных под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение (ст. 178 ГК РФ). Такие сделки относятся к категории оспоримых, т.е. относительно действительных, но решением суда могущих быть признанными недействительными с момента их совершения. Порок такой сделки заключается в том, что действительная воля участника сделки искажается под влиянием негативного воздействия на нее заблуждения, имеющего существенное значение, в результате чего сделанное участником сделки волеизъявление оказывается не соответствующим его действительной воле. Лицом, управомоченным на предъявление иска о признании такой сделки недействительной, является сторона, действовавшая под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК РФ).

В ч. 2 п. 1 ст. 178 ГК РФ раскрывается понятие заблуждения, имеющего существенное значение. Таковым признается заблуждение относительно природы сделки либо таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. При этом в п. 1 ст. 178 ГК РФ сделано специальное указание о том, что заблуждение относительно мотивов сделки не может быть признано имеющим существенное значение для целей применения ст. 178 ГК РФ.

Что следует понимать под заблуждением относительно природы сделки? Именно этот вопрос вызывает наибольшие трудности в практике применения ст. 178 ГК РФ. Прежде всего заметим, что ст. 178 ГК РФ обычно применяется в отношении двух- или многосторонних сделок, т.е. договоров. Заключение договора является одним из предусмотренных п. 2 ст. 307 ГК РФ оснований возникновения обязательства. Это могут быть обязательства, предметом которых являются действия по передаче имущества (например, договор купли — продажи, поставки, мены, дарения, аренды, ссуды), выполнению работ или оказанию услуг (например, договор подряда, перевозки, транспортной экспедиции, хранения), уплате денег (например, договор займа, банковского вклада, факторинга) и др.

Действия, связанные с передачей имущества, могут подразделяться на действия по передаче имущества в собственность, хозяйственное ведение или оперативное управление и по передаче имущества во временное пользование с обязанностью его возврата. Передача имущества может производиться на возмездной (купля — продажа, аренда) или безвозмездной (дарение, ссуда) основе. В зависимости от того, должна ли сторона договора получить от другой стороны плату или иное встречное предоставление за исполнение своих обязанностей, договоры подразделяются на возмездные и безвозмездные (ст. 423 ГК РФ). Кроме того, договоры могут подразделяться на основные и предварительные (ст. 429 ГК РФ), отдельные, т.е. предусмотренные законом, и смешанные, т.е. сочетающие в себе элементы различных отдельных договоров (п. 3 ст. 421 ГК РФ).

Сочетание отмеченных выше признаков определяет правовую природу (вид) каждого конкретного договора, а сами эти признаки находят отражение в содержании договорного правоотношения, т.е. в совокупности субъективных прав и обязанностей его участников. Поэтому заблуждение относительно правовой природы договора обязательно оказывается сопряжено с заблуждением относительно содержания договорного обязательства. Такое заблуждение может оказаться следствием незнания закона, однако в этом случае оно не может явиться основанием для применения ст. 178 ГК РФ.

Предположим гипотетически, что стороны заключают договор купли — продажи и называют его при этом именно таким образом, но одна из сторон в силу правовой неосведомленности не имеет правильного представления о наступающих вследствие этого правовых последствиях (например, предполагает, что продажа вещи означает передачу ее во временное пользование). Для целей гражданско — правового регулирования следует исходить из того, что законы должны быть известны каждому участнику гражданского оборота, обладающему необходимой для совершения соответствующей сделки дееспособностью.

Иной подход к этому вопросу ставил бы под угрозу стабильность гражданского оборота. Кроме того, вступление лица в обязательственные правоотношения без четкого представления о наступающих последствиях является с его стороны явно неразумным действием, а п. 3 ст. 10 ГК РФ устанавливает презумпцию разумности действий участников гражданских правоотношений. Представляется, что опровержение этой презумпции возможно и допустимо лишь одновременно с установлением отсутствия у дееспособного лица в момент совершения сделки способности понимать значение своих действий или руководить ими, что может явиться основанием для признания сделки недействительной, но уже в порядке ст. 177, а не ст. 178 ГК РФ.

Сказанное не означает, конечно, что заблуждение относительно правовой природы сделки никогда не может послужить основанием для применения ст. 178 ГК РФ, поскольку такое заблуждение вовсе не обязательно может быть следствием незнания норм закона. Оно может оказаться и следствием неправильной оценки стороной сделки действительных намерений другой стороны, в результате чего стороны могут в принципе достичь соглашения о предмете договора (без чего договор вообще не мог бы считаться заключенным в силу п. 1 ст. 432 ГК РФ), но тем не менее заблуждаются относительно вида заключенного договора и своих прав и обязанностей по нему. Такое возможно в основном при заключении договора в устной форме, поскольку в этом случае недостаточная ясность выражения сторонами своих действительных намерений оказывается наиболее вероятной.

Поясним сказанное выше еще одним гипотетическим примером, вполне возможным в реальной жизни.

А. знает, что у его знакомого Б. есть некая движимая вещь небольшой (в пределах 5 минимальных размеров оплаты труда) стоимости, которой Б. давно не пользуется и вряд ли воспользуется в будущем, в то время как А. имеет потребность в приобретении этой вещи. А. обращается к Б., и между ними происходит следующий диалог:
(А.) «Тебе не нужна эта вещь?»
(Б.) «Нет.»
(А.) «Тогда отдай ее мне.»
(Б ) «Хорошо, возьми.»

Вслед за последними словами Б. передает А. вещь, о которой между ними шла речь, а А. ее принимает. В дальнейшем между А. и Б.
возникает спор: Б. считает совершенную сделку договором купли — продажи, исполненным с его стороны путем передачи вещи, и требует от А. уплаты ее цены, а А. возражает против предъявленного требования, считая эту же сделку договором дарения.

Возникший между А. и Б. спор не так-то легко разрешить. Прежде чем оценить позицию каждой из сторон, обратим внимание на некоторые элементы состоявшегося между ними диалога. Очевидно, ключевым для оценки правовой природы данной сделки должно быть слово «отдай», что не исключает, конечно, необходимости анализа всего диалога. Дело в том, что это слово применительно к вещи обычно предполагает переход права собственности на нее (в отличие от слова «дай», которое обычно предполагает передачу вещи лишь во временное владение и пользование). Отсюда можно по крайней мере сделать вывод, что между А. и Б. было достигнуто соглашение о передаче имущества в собственность. Спор между сторонами идет о том, была произведенная передача вещи в собственность возмездной или безвозмездной. Заметим также, что А. не говорил Б. относительно вещи ни «продай», ни «подари».

Читайте так же:  Договор аренды менее года налог

Рассмотрим возможные аргументы каждой из спорящих сторон в обоснование своей позиции. Прежде всего отметим, что в данном случае сделка, какой бы ни была ее правовая природа, совершалась в устной форме. Такая форма допустима как для реального договора дарения, так и для договора купли — продажи, исполняемого при самом его совершении (п. 2 ст. 159, п. 1 ст. 574 ГК РФ). Исходя из стоимости вещи она могла бы с равной вероятностью являться как предметом договора купли — продажи, так и обычным подарком в терминологии ст. 575 ГК РФ.

Итак, рассмотрим сделку с позиции А. С его точки зрения, в данном случае был заключен реальный договор дарения, согласно которому Б. безвозмездно передал А. вещь, которую А. принял. В обоснование такой позиции А., очевидно, будет указывать, что часть диалога, предшествовавшая словам Б. «Хорошо, возьми», имела характер лишь предварительных переговоров, в ходе которых А. дал Б. понять, что желал бы получить не нужную Б. вещь в подарок, т.е. побудил последнего к заключению договора дарения (т.е. с позиции А. его слова «Тогда отдай ее мне» были не офертой, а лишь не имеющей правового значения просьбой, на которую Б. великодушно откликнулся). Кроме того, А. может сослаться на то, что перед просьбой «отдай» он предварительно осведомился, не нуждается ли сам Б. в этой вещи, а также на то, что между ним и Б. не обсуждался вопрос о цене вещи, между тем как слово «отдай» в лексике бытового обихода обычно подразумевает безвозмездную передачу и поэтому означает «подари», а не «продай», и любой разумный человек должен был бы расценить его именно таким образом.

Перейдем к рассмотрению сделки с позиции Б. Он считает, что слова А. «Тогда отдай ее» были офертой к заключению договора купли — продажи, на которую он ответил немедленным акцептом, что привело к заключению договора купли — продажи (п. 2 ст. 441 ГК РФ), и Б. (продавец) без промедления исполнил свою обязанность по передаче вещи в собственность А. (покупателя). Отрицательный ответ Б. на вопрос о нужности ему вещи означал лишь, что он не испытывал необходимости в извлечении из этой вещи соответствующих ее характеру полезных свойств, однако это отнюдь не означало отсутствия у него интереса в возможности распорядиться ею на возмездной основе. Отсутствие соглашения о цене вещи не препятствует признанию обычного договора купли — продажи заключенным, поскольку для такого договора условие о цене не относится к числу существенных, и к рассматриваемому случаю должно подлежать применению правило п. 3 ст. 424 ГК РФ, согласно которому в случаях, когда в возмездном договоре цена не предусмотрена и не может быть определена, исходя из условий договора, исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги.

А почему, собственно, Б. считает заключенный договор возмездным? В ответ он может сослаться на презумпцию возмездности договора, установленную п. 3 ст. 423 ГК РФ. Согласно этой норме договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. В результате решение вопроса о возмездном или безвозмездном характере рассматриваемого договора оказывается поставленным в зависимость от его существа (т.е. правовой природы), а именно это обстоятельство стороны оценивают по-разному, вследствие чего любая из них может оказаться в положении заблуждающейся относительно правовой природы заключенного договора.

В приведенном примере инициатором судебного разбирательства окажется Б. Он может предъявить иск о взыскании с А. цены вещи, против которого А. будет возражать, ссылаясь на то, что из существа договора вытекает его безвозмездность. Если суд откажет Б. в иске о взыскании цены вещи, сочтя, что между сторонами был заключен безвозмездный договор, т.е. договор дарения (в силу установленной в п. 3 ст. 423 ГК РФ презумпции бремя доказывания безвозмездности договора будет лежать на А.), Б. будет вправе предъявить к А. еще один иск — о признании договора дарения недействительным ввиду заблуждения относительно его правовой природы. При этом Б. будет обязан доказать факт наличия у него оснований для такого заблуждения.

Таким образом, заблуждение относительно правовой природы сделки допустимо считать основанием для признания ее недействительной в соответствии со ст. 178 ГК РФ лишь в случае, когда такое заблуждение является следствием неправильной оценки стороной сделки фактических обстоятельств, связанных с совершением сделки, в частности неправильной оценки действительных намерений другой стороны сделки.

Основным последствием признания сделки недействительной вследствие заблуждения является двусторонняя реституция. Кроме того, заблуждавшаяся сторона вправе требовать от другой стороны возмещения причиненного ей реального ущерба, если докажет, что заблуждение возникло по вине другой стороны. При этом вина другой стороны может иметь только форму небрежности, т.к. умышленная форма вины свойственна сделке, совершенной под влиянием обмана. Если вина другой стороны не доказана, заблуждавшаяся сторона обязана возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб, даже если заблуждение возникло по обстоятельствам, не зависящим от заблуждавшейся стороны.

Практика по спорам о признании договора дарения жилого помещения недействительным

Федеральные нормативные правовые акты:

Гражданский кодекс РФ

— ст. 166 «Оспоримые и ничтожные сделки»

— ст. 167 «Общие положения о последствиях недействительности сделки»

— ст. 168 «Недействительность сделки, нарушающей требования закона или иного правового акта»

— ст. 170 «Недействительность мнимой и притворной сделок»

— ст. 171 «Недействительность сделки, совершенной гражданином, признанным недееспособным»

— ст. 177 «Недействительность сделки, совершенной гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими»

— ст. 178 «Недействительность сделки, совершенной под влиянием существенного заблуждения»

— ст. 180 «Последствия недействительности части сделки»

— ст. 253 «Владение, пользование и распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности»

— ст. 288 «Собственность на жилое помещение»

— ст. 305 «Защита прав владельца, не являющегося собственником»

— ст. 572 «Договор дарения»

— ст. 574 «Форма договора дарения»

Федеральный закон от 13.07.2015 N 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости»

— ст. 9 «Реестр прав на недвижимость»

— ст. 13 «Внесение сведений в Единый государственный реестр недвижимости»

— ст. 62 «Порядок предоставления сведений, содержащихся в Едином государственном реестре недвижимости»

— ст. 63 «Плата за предоставление сведений, содержащихся в Едином государственном реестре недвижимости»

Федеральная судебная практика:

К сделке, совершенной в обход закона с противоправной целью, подлежат применению нормы гражданского законодательства, в обход которых она была совершена. В частности, такая сделка может быть признана недействительной на основании положений статьи 10 и пунктов 1 или 2 статьи 168 ГК РФ. При наличии в законе специального основания недействительности такая сделка признается недействительной по этому основанию (например, по правилам статьи 170 ГК РФ).

(П. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»)

Ссылка истца на то, что он узнал о реальном предмете подписанного им договора лишь спустя несколько лет, ознакомившись с его текстом более подробно, отклонена судом.

Определяя момент начала течения срока исковой давности, суд первой инстанции постановил, что такой срок начинает течь с момента, когда истец, прочитав подписанный им договор подробнее, узнал о том, что под влиянием обмана заключил сделку на невыгодных для себя условиях. Верховный Суд РФ не согласился с таким выводом и указал, что в деле имеются доказательства, свидетельствующие о том, что истец знал, какой именно договор заключает: его подпись в договоре, нотариально удостоверенное заявление с согласием истца на дарение, которое было прочитано ему вслух и разъяснено.

(Определение Верховного Суда РФ от 12.01.2010 N 18-В09-107)

Пунктом 3 ст. 574 Гражданского кодекса Российской Федерации не предусмотрена недействительность договора дарения недвижимого имущества в случае несоблюдения требования о государственной регистрации такого договора. Если истец не указал на другие основания для признания указанного договора дарения недействительным, правовых оснований для удовлетворения исковых требований не имеется.

(Определение ВАС РФ от 14.05.2012 N ВАС-5755/12 по делу N А58-2363/2011)

В соответствии с п. 8 ст. 2 Федерального закона от 30 декабря 2012 г. N 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» правило о государственной регистрации сделок с недвижимым имуществом, содержащееся в ст. 574, не подлежит применению к договорам, заключаемым после 1 марта 2013 г.

(Определение Верховного Суда РФ от 03.02.2015 N 78-КГ14-47)

Практика Московского городского суда:

Рассматривая иск о признании недействительным договора дарения, совершенного гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (ч. 1 ст. 177 ГК РФ), суд должен установить, имели ли место указанные обстоятельства на момент заключения договора.

Если при заключении договора гражданин осознавал и мог руководить своими действиями и не был признан недееспособным, а доказательств обратного суду не представлено, нет оснований для признания заключенного им договора недействительным, так как его права и охраняемые законом интересы нарушены не были.

(Определение Московского городского суда от 08.10.2015 N 4г/7-9197/15)

Вопрос о способности дарителя понимать значение своих действий и руководить ими может решаться судом как на основании выводов экспертизы, так и без них.

Довод одной из сторон спора о том, что вопрос о способности понимать значение своих действий и руководить ими должен быть разрешен только с помощью психолого-психиатрической экспертизы, является несостоятельным, поскольку в соответствии со ст. ст. 60, 67 ГПК РФ вопрос о допустимости доказательств разрешается только судом, по внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Кроме того, прямого указания о назначении судебной экспертизы для доказывания данных исковых требований по указанным основаниям в законе не содержится.

(Определение Московского городского суда от 05.12.2014 N 4г/8-12628)

Исходя из положений статей 9, 12, 166, 168 ГК РФ требование о признании недействительной ничтожной сделки и применении последствий ее недействительности может быть заявлено иным лицом, не являющимся стороной сделки. Иным (третьим) лицом признается субъект, в отношении которого просматривается причинная связь между совершенной сделкой и возможной угрозой его законным интересам, когда его благо, прежде всего имущественного характера, может пострадать или уже пострадало в результате совершения сделки. Если истец не обладает материальным интересом в споре и не является тем иным лицом в понимании гражданского законодательства, он не обладает правом на оспаривание сделки. Интерес в оспаривании сделки должен носить правовой характер, то есть заключением и (или) исполнением сделки должны нарушаться права субъекта либо охраняемые законом интересы. Иным лицом является субъект, имеющий материально-правовой интерес в признании сделки ничтожной, в чью правовую сферу эта сделка вносит неопределенность и может повлиять на его правовое положение.

Читайте так же:  Страховые компании в магнитогорске осаго

(Апелляционное определение Московского городского суда от 22.12.2015 по делу N 33-44851/2015)

Существенное заблуждение со стороны истца о природе заключаемого им договора на момент совершения сделки (например, желание заключить договор ренты, а не договор дарения) является основанием для признания такого договора недействительным.

(Апелляционное определение Московского городского суда от 14.04.2015 по делу N 33-12143)

При наличии доказательств намерений дарителя на возмездное отчуждение своей доли, отсутствия между дарителем и одаряемым родственных, дружеских или деловых отношений договор дарения признается недействительным, поскольку является притворной сделкой, заключенной с целью прикрыть возмездное отчуждение имущества в форме купли-продажи.

(Апелляционное определение Московского городского суда от 28.04.2015 по делу N 33-12315)

Юридически значимым обстоятельством по спору о признании договора дарения недействительным является осведомленность второй стороны сделки о возражениях другого собственника имущества на совершение договора дарения (п. 3 ст. 253 ГК РФ).

Истец, являющийся одним из сособственников подаренного имущества и считающий, что его право было нарушено, должен представить суду доказательства, свидетельствующие о том, что приобретатель жилого помещения по договору дарения знал или должен был знать о несогласии истца на отчуждение его имущества.

(Апелляционное определение Московского городского суда от 26.05.2014 по делу N 33-16564)

Заключение договора дарения жилого помещения, являющегося единственным жильем дарителя, без включения в договор условий о сохранении права пользования жилым помещением после перехода права собственности, с учетом иных существенных для рассмотрения дела обстоятельств, может быть квалифицировано судом как совершенное на крайне невыгодных для истца условиях и может повлечь признание договора дарения недействительным.

(Апелляционное определение Московского городского суда от 16.04.2015 по делу N 33-12854/15)

Договор дарения доли квартиры, собственниками которой являются несовершеннолетние дети, является недействительным.

Совершение такой сделки свидетельствует о намеренном ущемлении жилищных прав несовершеннолетних детей, что противоречит существующему правопорядку и нормам нравственности.

(Апелляционное определение Московского городского суда от 24.02.2015 по делу N 33-5771)

Отчуждение на основании договора дарения жилого помещения, обремененного рентой, без согласия рентополучателя является незаконным.

Если в отношении спорного жилого помещения до заключения договора дарения был заключен договор ренты, согласно условиям которого распоряжение имуществом возможно только с согласия рентополучателя, но такое согласие получено не было, договор дарения считается недействительным.

(Апелляционное определение Московского городского суда от 12.03.2014 по делу N 33-7047)

Коротко о важном:

— о признании договора дарения жилого помещения недействительным.

— о применении последствий недействительности сделки;

— о признании (восстановлении) права собственности;

— о выселении из спорного жилого помещения и снятии с регистрационного учета;

— о прекращении права пользования жилым помещением;

— о признании последующих сделок со спорным жилым помещением недействительными.

— Ответчиками по рассматриваемой категории споров являются лица, в пользу которых был заключен договор дарения жилого помещения (например, Определение Московского городского суда от 27.08.2015 N 4г/4-8779/15). В отдельных случаях — например, когда ранее подаренное жилое помещение было передано третьим лицам на основании последующих сделок (купли-продажи, дарения и т.п.), — в качестве соответчиков могут привлекаться указанные третьи лица (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 14.05.2015 по делу N 33-13895/2015). Обратиться в суд с указанными исковыми требованиями вправе лицо, чьи права и законные интересы были нарушены оспариваемым договором дарения (ч. 1 ст. 3 ГПК РФ).

— Признание недействительным договора дарения жилого помещения влечет признание недействительными всех последующих сделок со спорным жилым помещением (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 24.02.2015 по делу N 33-5771).

— Следует учитывать, что правило о необходимости государственной регистрации сделок с недвижимым имуществом, содержащееся в ст. 574 ГК РФ, не применяется к договорам, заключаемым после 01.03.2013 (Федеральный закон от 30.12.2012 N 302-ФЗ). При этом, даже если на момент заключения договора государственная регистрация была обязательна, ее отсутствие не является основанием для признания договора дарения недействительным. Такое основание для признания договора недействительным не предусмотрено законом (например, Определение ВАС РФ от 14.05.2012 N ВАС-5755/12 по делу N А58-2363/2011).

— Если у истца имеются доказательства того, что до заключения договора дарения жилого помещения между его сторонами имели место договоренности о каких-либо встречных обязательствах (например, оплата одаряемым коммунальных услуг, выплата дарителю материальной помощи и т.п.), действительность такого договора целесообразно оспаривать на основании п. 2 ст. 170 ГК РФ (недействительность притворной сделки), а не на основании ст. 178 ГК РФ (недействительность сделки, совершенной под влиянием существенного заблуждения).

— Доверенность прекращает свое действие одновременно со смертью лица, выдавшего доверенность. Если сделка была совершена на основании доверенности, прекратившей свое действие, такая сделка является недействительной (например, Определение Московского городского суда от 07.05.2015 N 4г/7-4179/15).

— Следует учитывать, что с 01.01.2017 действует Федеральный закон от 13.07.2015 N 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости». Он предусматривает ведение Единого государственного реестра недвижимости (ЕГРН), в состав которого входят, в частности, реестр объектов недвижимости (кадастр недвижимости) и реестр прав, ограничений прав и обременений недвижимого имущества (реестр прав на недвижимость), реестровые дела и кадастровые карты (ст. ст. 1, 7 Федерального закона от 13.07.2015 N 218-ФЗ).

— Обращаем внимание, что с 15.07.2016 проведенная государственная регистрация возникновения и перехода прав на недвижимое имущество удостоверялась только выпиской из ЕГРП, а не свидетельством о государственной регистрации прав или выпиской из ЕГРП по выбору правообладателя, как предусматривалось ранее (п. 1 ст. 14 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ признан утратившим силу с 01.01.2017 согласно Федеральному закону от 03.07.2016 N 361-ФЗ). С 01.01.2017 государственный кадастровый учет, государственная регистрация возникновения или перехода прав на недвижимое имущество удостоверяются выпиской из ЕГРН (ч. 1 ст. 28 Федерального закона от 13.07.2015 N 218-ФЗ).

— Поскольку иск о признании недействительным договора дарения, а также спор о применении последствий недействительности сделки связан с правами на имущество, государственную пошлину при подаче такого иска следует исчислять в соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации — как при подаче искового заявления имущественного характера, подлежащего оценке, в зависимости от цены иска (Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2006 года, утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 29.11.2006, вопрос 4).

— Обращаем внимание, что с 01.01.2017 исковое заявление может быть подано в суд как на бумажном носителе, так и в электронном виде — в том числе в форме электронного документа, подписанного электронной подписью, — посредством заполнения формы, размещенной на официальном сайте суда в сети Интернет (ч. 1.1 ст. 3 ГПК РФ в ред. Федерального закона от 23.06.2016 N 220-ФЗ).

— Как следует из содержания ч. 1 ст. 55 ГПК РФ, доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Данные сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

Исходя из этого, необходимо иметь в виду, что зачастую суды не принимают в качестве доказательства такие документы, как заключения специалистов, — поэтому по возможности рекомендуется проводить полноценную экспертизу (например, психиатрическую или почерковедческую) (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 16.10.2015 по делу N 33-22025/2015).

Кроме того, следует учитывать, что гражданское процессуальное законодательство не предусматривает возможности оспаривания экспертного заключения рецензией другого экспертного учреждения. Такое доказательство суд, скорее всего, не примет (например, Определение Московского городского суда от 29.04.2016 N 4г-1195/2016).

— В качестве основания для исковых требований, предъявленных на основании ст. 177 ГК РФ (недействительность сделки, совершенной гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими), рекомендуется использовать заключение психиатрической экспертизы, которая может быть проведена в том числе посмертно (например, Определение Московского городского суда от 07.09.2015 N 4г/5-7714/2015, Апелляционное определение Московского городского суда от 24.04.2015 по делу N 33-11614).

— Необходимо помнить, что если переданное по договору дарения жилое помещение находится в совместной собственности двух и более лиц, то на совершение сделки требуется согласие всех сособственников (п. 3 ст. 253 ГК РФ). Аналогично на заключение одним из супругов сделки дарения в отношении жилого помещения, являющегося общей совместной собственностью супругов, необходимо нотариально удостоверенное согласие второго супруга (п. 3 ст. 35 СК РФ).

Если в указанных выше случаях такого согласия получено не было, а приобретатель жилого помещения (одаряемый) знал о его отсутствии, следует обратить на это внимание суда, так как совокупность этих обстоятельств является основанием для признания договора дарения недействительным (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 26.03.2015 по делу N 33-9903/2015).

— Доля жилого помещения, находящегося в долевой собственности, может быть подарена без согласия других сособственников, поскольку действующее законодательство не предусматривает обязательности получения такого согласия (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 30.10.2014 по делу N 33-25049).

— Если квартира находится в долевой собственности совершеннолетнего лица и несовершеннолетних детей, необходимо обратить на это внимание суда. Сделка по отчуждению совершеннолетним собственником своей доли квартиры может быть признана недействительной как нарушающая права и законные интересы и ухудшающая жилищные условия несовершеннолетних детей (например, Апелляционное определение Московского городского суда от 24.02.2015 по делу N 33-5771).

Для принятия решения в пользу истца необходимо доказать обстоятельства, указанные в таблице:

Еще статьи:

  • Трудовой кодекс с изменениями 2012 г Федеральный закон от 2 апреля 2014 г. N 56-ФЗ "О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации в части введения ограничения размеров выходных пособий, компенсаций и иных выплат в связи с прекращением трудовых договоров для отдельных категорий работников" Принят […]
  • Как правильно выплачивают пособие по сокращению Сокращение: сколько месяцев выплачивать уволенному работнику средний заработок? По общему правилу при расторжении трудового договора в связи с сокращением численности или штата организации увольняемому работнику выплачивается выходное пособие в размере среднего месячного заработка, а […]
  • Налог на имущество для населения Кто и как будет платить налог на имущество физических лиц в 2019 году В 2019 году установлен новый порядок расчета налога на имущество, базой для которого выступит кадастровая стоимость, ставка равна 0,1% без учета изменений в отдельных регионах, дополнен список льготных категорий […]
  • Приказ минздравсоцразвития 181н Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 1 марта 2012 г. N 181н "Об утверждении Типового перечня ежегодно реализуемых работодателем мероприятий по улучшению условий и охраны труда и снижению уровней профессиональных рисков" (с изменениями и дополнениями) Приказ […]
  • Претензия не выплачивают осаго РЕСО-ГАРАНТИЯ - отзывы о компании Не полная выплата по досудебной претензии Моя жена попала в аварию в СПб (пишу от ее имени, т.к. всеми делами по данному ДТП занимаюсь я, она сидит в декрете с ребенком и не может этим заниматься). Повреждена была вся передняя часть авто. Машина на […]
  • Федеральный закон 178-фз от 17 июля 1999 Федеральный закон от 17 июля 1999 г. N 178-ФЗ "О государственной социальной помощи" Информация об изменениях: Федеральным законом от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ ФЗ (в редакции Федерального закона от 29 декабря 2004 г. N 199-ФЗ) в настоящий Федеральный закон внесены изменения, вступающие […]