Продажа доли в уставном капитале ооо судебная практика

Оглавление:

Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 26 мая 2009 г. N Ф04-2584/2009(5591-А70-8) Отказывая в признании недействительным договора купли-продажи доли в уставном капитале, суд указал, что продажа участником доли с нарушением преимущественного права покупки доли не влечет за собой недействительность такой сделки, в этом случае любой участник общества или само общество вправе в судебном порядке требовать перевода на них прав и обязанностей по договору купли-продажи доли (извлечение)

Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа
от 26 мая 2009 г. N Ф04-2584/2009(5591-А70-8)
(извлечение)

Р.В.И., являясь участником ООО «Автомотор-Центр», обратился в Арбитражный суд Тюменской области с иском к участнику этого общества Ч.Л.А. и обществу с ограниченной ответственностью (ООО) «Птичий рынок» о признании недействительным по признаку ничтожности заключенного ответчиками договора купли-продажи доли в уставном капитале ООО «Автомотор-Центр» от 12.09.2008.

Исковые требования мотивированы статьями 166 и 168 Гражданского кодекса Российской Федерации и теми обстоятельствами, что Ч.Л.А., владея 24% доли в уставном капитале ООО «Автомотор-Центр», продала эту долю третьему лицу ООО «Птичий рынок» и предварительно не известила о продаже доли участника общества Р.В.И., чем нарушила преимущественное право других участников общества на покупку доли; при расчетах за проданную долю ответчицей использовался расчетный счет, открытый для предпринимателя Ч.Л.А., а не физического лица, которое фактически производило продажу доли; доля в уставном капитале общества продана без согласия супруга Ч.

Ответчики против заявленных требований возражали, указывая, что о продаже доли участник общества Ч. своевременно направила извещения в адрес директора ООО «Автомотор-Центр» Р.В.И. и другого участника общества Р.Б.С., предложения о покупке доли от которых не поступили, и только тогда участник общества уступила свою долю третьему лицу. Отрицала факт открытия расчетного счета на предпринимателя Ч., указывала, что статуса предпринимателя не имела и согласие супруга на продажу доли получила.

Решением Арбитражного суда Тюменской области от 09.12.2008 (судья Л.В.В.), оставленным без изменения постановлением Восьмого арбитражного апелляционного суда от 26.02.2009 (судьи З.Т.А., Г.А.Н., Ш.Н.А.), в иске отказано за необоснованностью и недоказанностью.

В настоящей кассационной жалобе истец предлагает принятые по делу решения отменить и исковые требования удовлетворить. Истец считает, что при вынесении оспариваемых решений арбитражными судами неправильно применен пункт 4 статьи 21 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», статья 168 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 162 , 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Заявитель оспаривает правомерность выводов арбитражных судов, касающихся вопросов перечисления денежных средств на расчетный счет продавца доли в уставном капитале и настаивает на своих доводах о том, что расчетный счет был открыт банком для предпринимателя Ч.Л.А., поскольку расчетный счет в учреждении банка не может быть открыт по заявлению физического лица.

Настаивает на своих доводах о неизвещении участника общества Р.В.И. о предстоящей продаже доли и полагает, что даже извещение Общества о продаже доли не является свидетельством того, что о продаже доли извещались все участники общества.

Полагает, что апелляционный суд, указав на неверный способ защиты права, фактически отказал истцу в праве на обращение в суд и не мотивировал ссылками на нормы права свои выводы в этой части.

Принявшие участие в судебном заседании Р.В.И. и его представитель доводы кассационной жалобы поддержали, на отмене судебных решений настаивали по основаниям, названным в ней.

Представитель Общества «Автомотор-Центр», участник общества Р.Б.С. и его представитель выразили согласие с доводами кассационной жалобы, факт неизвещения Общества о намерении участника общества Ч.Л.А. продать долю в уставном капитале подтверждали и указывали, что фактически уведомление о продаже доли вручалось только одному участнику общества Р.Б.С.

Законность состоявшихся по делу решений проверена Федеральным арбитражным судом Западно-Сибирского округа в соответствии с правилами статей 274 , 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Решение арбитражного суда первой инстанции и постановление арбитражного апелляционного суда подлежат отмене по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, участниками ООО «Автомотор-Центр» по состоянию на 2005 год являлись Р.Б.С. (51% доли уставного капитала), Р.В.И. (25% ) и Ч.Л.А. (24%).

Извещениями от 16.06.2008 Ч.Л.А. сообщила участнику Общества Р.Б.С. о своем намерении продать принадлежащую ей долю в уставном капитале общества, а также предложила сообщить ей о намерении других участников общества воспользоваться преимущественным правом покупки доли.

Поскольку от участников общества и от самого общества предложений о покупке доли не поступило, то Ч.Л.А. посчитала своим правом продать 24% доли уставного капитала Общества третьему лицу — ООО «Птичий рынок».

12.09.2008 между Ч.Л.А. и ООО «Птичий рынок» заключен договор купли-продажи, во исполнение которого в период с 15 по 18 сентября 2008 года покупатель перечислил на открытый в филиале N 7215 ВТБ 24 расчетный счет продавца денежную сумму 2 000 000 руб.

Оспаривая в качестве ничтожной данную сделку купли-продажи доли, истец считал, что ни само Общество, ни участник общества Р.В.И. не извещались Ч.Л.А. о предстоящей продаже доли и были лишены возможности на преимущественное право покупки доли, что в соответствии со статьей 168 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьей 21 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» является основанием для признания совершенной ответчиками сделку купли-продажи ничтожной.

Рассматривая заявленные требования, суд отклонил в качестве необоснованных и неподтвержденных доводы истца о неизвещении участника Общества Р.В.И. о предстоящей продаже доли Ч.Л.А., указав, что приложенные в материалы дела извещения от 16.06.2008 опровергают эти утверждения истца.

Восьмой арбитражный апелляционный суд согласился с выводами первой инстанции арбитражного суда.

Между тем, выводы арбитражных судов о надлежащем извещении ООО «Автомотор-Центр» и участника общества Р.В.И. участником общества Ч.Л.А. о продаже своей доли не соответствуют фактическим обстоятельствам по делу и не основаны на представленных доказательствах.

В соответствии со статьей 40 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» и статьей 14 Устава ООО «Автомотор-Центр» полномочия единоличного исполнительного органа Общества осуществляет директор, который без доверенности действует от имени общества и представляет интересы общества.

Согласно выписке из ЕГРЮЛ N 30959 от 29.08.2008 директором ООО «Автомотор-Центр» являлся Р.В.И.

В подтверждение своих доводов о надлежащем извещении Общества и его участника Р.В.И. о своем намерении продать долю в уставном капитале общества Ч.Л.А. представила три экземпляра извещений от 16.06.2008, адресованных Обществу и двум его участникам Р.Б.С. и Р.В.И., в получении которых расписался Р.Б.С. Доказательств того, что извещения о намерении продать долю вручалось директору ООО «Автомотор-Центр» Р.В.И. или участнику общества Р.В.И. ответчица Ч.Л.А. арбитражному суду не представила.

В материалах настоящего дела имеются и уведомления о продаже доли за 22.09.2008 и 03.10.2008, в которых Ч.Л.А. и ООО «Птичий рынок» ставят Общество в известность о состоявшейся 12.09.2008 сделке купли-продажи доли, которые также вручены участнику общества Р.Б.С.

В соответствии с пунктом 4 статьи 21 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» участник общества, намеренный продать свою долю третьему лицу, обязан письменно известить об этом остальных участников общества и само общество с указанием цены и других условий ее продажи.

Аналогичное положение закреплено и в статье 5 Устава ООО «Автомотор-Центр».

Учитывая, что полномочиями представлять интересы общества и действовать от имени общества наделен директор общества с ограниченной ответственностью, то Ч.Л.А. обязана была в силу названных выше норм материального права письменно известить Общество в лице его исполнительного органа (директора Р.В.И.) о своем намерении продать долю третьему лицу. Доказательств того, что директору общества Р.В.И. вручалось либо направлялось по почте извещение о предстоящей продаже доли, ответчица арбитражному суду не представило и само общество в лице исполнительного органа факт получения такого извещения отрицает.

То обстоятельство, что участник общества Р.Б.С. являлся ревизором общества суд кассационной инстанции не считает основанием считать его органом юридического лица, как это установлено частью 1 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации, или полномочным представителем общества, который наделен соответствующими полномочиями представлять интересы общества на основании доверенности юридического лица.

При таких обстоятельствах у арбитражного суда не имелось оснований в качестве основания для отказа в иске ссылаться на надлежащее извещение Ч.Л.А. участника общества Р.В.И. и самого Общества о своем намерении продать долю.

Что касается ссылки арбитражного суда на неправильно избранный истцом способ защиты имущественных интересов, то в этой части суд кассационной инстанции выводы арбитражных судов считает правильными.

В соответствии с пунктом 4 статьи 21 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» при продаже доли с нарушением преимущественного права покупки доли любой участник общества или само общество вправе в течение трех месяцев с момента, когда участник общества или общество узнали либо должны были узнать о таком нарушении, потребовать в судебном порядке перевода на них прав и обязанностей покупателя доли.

Иные последствия совершения участником общества сделки по отчуждению доли третьим лицам без согласия других участников и с нарушением их преимущественного права на покупку доли ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», регулирующим спорные правоотношения, не предусмотрено.

Читайте так же:  Трудовий стаж перерва

Пленумы Верховного суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного суда Российской Федерации в совместном постановлении N 90/14 от 09.12.99 «О некоторых вопросах применения Федерального Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» при разрешении споров, связанных с переходом доли участника в уставном капитале общества к другим лицам, рекомендовали учитывать следующее. В частности, что продажа участником доли с нарушением преимущественного права покупки доли не влечет за собой недействительность такой сделки, в этом случае любой участник общества или само общество вправе в судебном порядке требовать перевода на них прав и обязанностей по договору купли-продажи доли ( подп. «е» пункта 12 постановления).

Таким образом, на основании статьи 21 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» исковые требования о признании договора купли-продажи доли ничтожным не могут быть удовлетворены, требования же о переводе прав и обязанностей по договору купли-продажи от 12.09.2008 на участника общества Р.В.И. истец не заявлял.

В силу правил Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд не может выходить за пределы заявленных требований, что позволило арбитражному апелляционному суду указать на неправильно избранный истцом способ защиты права.

Поскольку выводы арбитражного суда о совершении ответчиками сделки купли-продажи доли с соблюдением требований статьи 21 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» неправильны и противоречат фактическим обстоятельствам дела, то принятые по делу решения подлежат отмене в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 287 и частью 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Поскольку дело не нуждается в дополнительном исследовании, суд кассационной инстанции принимает решение об отказе в иске по тем причинам, что оснований для признания сделки купли-продажи доли недействительной в соответствии со статьей 168 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьей 21 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» не имеется.

Руководствуясь пунктом 2 части 1 статьи 287 и частью 1 статьи 288 , статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа постановил:

решение Арбитражного суда Тюменской области от 09.12.2008 и постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 26.02.2009 по делу А70-7054/12-2008 отменить. В иске участнику общества Р.В.И. в признании недействительным договора купли-продажи от 12.09.2008 отказать.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

ВС разбирался в споре о продаже доли ООО без согласия супруги, брак с которой зарегистрирован в другом государстве

Гражданин Азербайджана А. в период с мая 2000 по март 2003 г. состоял в браке с россиянкой Я., в связи с чем получил российское гражданство. В 2007 г. он по договору купли-продажи приобрел 25% доли уставного капитала общества по номинальной стоимости 75,5 тыс. руб., а в 2015 г. – продал ее всего на 50 руб. дороже.

После этого в Арбитражный суд г. Москвы с иском к А. и покупателю доли обратилась гражданка Азербайджана А., которая, как оказалось, с августа 2000 г. состояла в зарегистрированном в Республике Азербайджан браке с А. Истица потребовала признания недействительным договора купли-продажи доли в уставном капитале общества, заключенного ответчиками, и применения последствий недействительности сделки в виде обязания покупателя возвратить в собственность продавца 25% доли общества, а продавца – возвратить покупателю уплаченные за нее деньги.

Решением суда от 4 февраля 2016 г., оставленным без изменения апелляцией, в удовлетворении иска было отказано. Суды, установив, что продавец скрыл от покупателя и нотариуса при оформлении договора купли-продажи доли факт нахождения в браке с истцом, пришли к выводу об отсутствии оснований для применения п. 3 ст. 35 Семейного кодекса РФ, поскольку покупатель не знал и не мог знать о несогласии супруги на совершение сделки. Также суды проверили и признали недоказанными обстоятельства совершения притворной сделки и сделки по заниженной цене.

Однако суд округа отменил решения нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение. Кассация пришла к выводу, что для правильного разрешения спора судам необходимо было проверить, был ли прекращен брак продавца с истцом; гражданство продавца для установления норм права Российской Федерации или Республики Азербайджан, подлежащих применению к спорным правоотношениям.

При новом рассмотрении дела Арбитражный суд г. Москвы вновь отказал в удовлетворении исковых требований. Решение устояло и в апелляции, и в кассации. Суды руководствовались положениями п. 2 ст. 35 Семейного кодекса РФ, п. 3 ст. 253 ГК РФ, исходили из недоказанности истцом того обстоятельства, что покупатель знал или заведомо должен был знать о несогласии супруги продавца на совершение сделки. Выполняя указания суда кассационной инстанции, суды установили, что продавец А. является с ноября 2001 г. гражданином РФ, общество было зарегистрировано и осуществляет свою деятельность на территории Российской Федерации, в связи с чем пришли к выводу о применении к спорным правоотношениям законодательства Российской Федерации. Судами изучен апостилированный перевод ст. 34 Семейного кодекса Республики Азербайджан и установлено, что нормы ст. 35 Семейных кодексов РФ и Семейного кодекса Республики Азербайджан существенно не отличаются.

Истица не согласилась с принятыми по делу судебными актами и обратилась в Верховный Суд РФ с кассационной жалобой. Изучив материалы дела № А40-167485/2015, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ вынесла решение об отмене судебных актов нижестоящих инстанций.

Коллегия напомнила, что согласно п. 1 ст. 256 ГК РФ, п. 1 ст. 34 Семейного кодекса РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества. Далее ВС РФ отметил, что в силу п. 3 ст. 35 Семейного кодекса РФ (в редакции закона, действовавшей на момент возникновения спорных отношений) для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.

Верховный Суд указал, что п. 11 ст. 21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью предусматривает, что сделка, направленная на отчуждение доли или части доли в уставном капитале общества, подлежит нотариальному удостоверению путем составления одного документа, подписанного сторонами. А сделка с недвижимым имуществом или требующая нотариального удостоверения и (или) регистрации, совершенная одним из супругов, являющихся участниками совместной собственности, и не соответствующая требованиям п. 3 ст. 35 Семейного кодекса, является оспоримой.

Коллегия отметила, что, как установлено судами и следует из материалов дела, период нахождения в браке с Я. гражданин А. в Республике Азербайджан зарегистрирован брак с истицей. Документы, свидетельствующие о том, что на дату совершения оспариваемой сделки данный брак расторгнут или признан недействительным, в материалах дела отсутствуют.

Коллегия отметила, что, приобретая 25% доли общества в 2007 г., А. указал в договоре купли-продажи данные российского паспорта, равно как и при продаже этой доли в 2015 г. При этом, являясь на дату заключения сделки гражданином Российской Федерации и одновременно имея паспорт гражданина Республики Азербайджан, А. представил нотариусу заявление об отсутствии режима совместной собственности в отношении спорного имущества, утверждая, что он в момент приобретения доли уставного капитала и заключения оспариваемого договора не состоял в зарегистрированном браке, в подтверждение чего представил копии страниц своего российского паспорта со сведениями о семейном положении. «Нотариус в отсутствие какой-либо возможности проверить достоверность сведений, изложенных в заявлении продавца, удостоверил сделку», – указал Суд.

С учетом установленных судами фактических обстоятельств дела Судебная коллегия пришла к выводу об ошибочности применения судами п. 2 ст. 35 Семейного кодекса РФ и неприменении нормы п. 3 этой же статьи.

ВС также обратил внимание, что судами при рассмотрении настоящего спора не исследовались вопросы о том, в результате чьих действий нарушены права истицы, супруг которой и сособственник спорной доли, умышленно скрыв факт нахождения в зарегистрированном браке в другом государстве, распорядился совместно нажитым имуществом; о цели, преследуемой истицей обращением в суд с настоящим иском, и о возможности восстановить ее предполагаемое нарушенное право в результате удовлетворения иска.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отменила решение нижестоящих инстанций и направила дело на новое рассмотрение, указав, что при этом судам надлежит учесть изложенное в определении и принять законные судебные акты.

Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Ульяновской области Екатерина Толчина отнесла данное дело к весьма сложной категории споров, где пересекаются корпоративные и имущественные права супругов. По ее словам, судебная практика по таким делам до сих пор не имеет единообразного рассмотрения в России. «Особенности осуществления корпоративных прав участников компаний, состоящих в браке, давно требуют особой законодательной определенности», – полагает эксперт.

По мнению Екатерины Толчиной, Верховный Суд выбрал верное направление в 2016 г. в Определении № 310-ЭС15-18228, указав, что в соответствии с положениями ст. 14, 21, 23 Закона об ООО с учетом положений семейного законодательства «супруга учредителя (участника) в связи с разделом совместно нажитого имущества супругов имеет права, связанные со стоимостью доли как общего имущества супругов. При этом права, связанные с управлением делами общества, не могут передаваться в порядке раздела доли между супругами, если иное не определено уставом. «Это значит, что в обсуждаемом деле, в котором дана оценка лишь деталям индивидуального спора, при новом его рассмотрении суд вернется к вопросам надлежащего способа защиты нарушенного права супруги», – заключила Екатерина Толчина.

Читайте так же:  Гражданский кодекс неустойка за просрочку

По мнению руководителя КА «Комиссаров и партнеры» Андрея Комиссарова, Верховный Суд отменил ранее вынесенные судебные акты не потому, что полагал, что требования истца необходимо удовлетворить, а ввиду имевшего место частично неправильного обоснования позиции судов при, казалось бы, правильно принятом итоговом решении.

По словам эксперта, анализ решения ВС позволяет прийти к выводу, что при повторном рассмотрении дела суду первой инстанции надлежит установить, чьи действия привели к нарушению прав истца. «Так, например, суд сможет установить, что А., утверждавший у нотариуса, что он не женат, фактически намеренно ввел в заблуждение покупателя доли и нотариуса, следовательно, исключительно его действия привели к нарушению прав истицы и ими был причинен ущерб», – пояснил он.

Как полагает Андрей Комиссаров, такой судебный акт может стать неплохим дополнением к заявлению в полицию по ст. 159 УК РФ, поскольку в действиях продавца может усматриваться соответствующий состав преступления, где потерпевшей стороной является его супруга. «В сложившейся ситуации наиболее правильным способом защиты права пострадавшей супруги был бы иск о взыскании убытков с А. Не лишней была бы ссылка на ч. 2 ст. 174.1 ГК РФ, поскольку обстоятельства намеренного обмана продавцом нотариуса и покупателя фактически подтверждают, что последний не знал и не мог знать о семейном положении продавца и что его супруга возражает против продажи доли, следовательно, истребовать имущество у добросовестного покупателя не представляется возможным».

Подводя итог, Андрей Комиссаров отметил, что позиция Верховного Суда в целом обоснованна, однако изложена неоднозначно. Эксперт предположил, что, возможно, в сложившейся ситуации суд не хотел создать никаких противоречий с выводами, изложенными в Определении от 6 сентября 2016 г. №18-КГ16-97, а также в Определении от 28 марта 2017 г. №46-КГ17-3.

ВАС принял знаковое решение для квалификации правовой природы доли в уставном капитале

Президиум Высшего Арбитражного Суда рассматривал вчера спор ОАО «Павлово-Посадская швейная фабрика», продавшего свою долю в ООО «Промстройинвест», и компании «Офицер», эту долю купившей, но вовремя не расплатившейся за покупку. ВАС признал за истцом право на спорную долю, поправив апелляционный и кассационный суды, которые отказывали фабрике в ее возврате на том основании, что федеральный закон об обществах с ограниченной ответственностью не содержит нормы, предусматривающей лишение нового участника ООО купленной им доли из-за несвоевременной оплаты.

В 2008 году ОАО «Павлово-Посадская швейная фабрика» продало ООО «Офицер» свои 44,31% в уставном капитале ООО «Промстройинвест». Стороны договорились, что деньги за долю будут выплачиваться равными частями в течение двух лет. Но своего обязательства покупатель не исполнил и долю не оплатил.

По прошествии двух лет фабрика отправила «Офицеру» письмо с требованием возвратить долю и выплатить неустойку – при этом она ссылалась на п.2 ст. 489 ГК РФ (ответственность за пропуск срок выплаты по товару, купленному в рассрочку). Но это требование было проигнорировано, и фабрика обратилась с иском (дело А40-66193/2010) в Арбитражный суд города Москвы. Суд первой инстанции такую позицию принял и признал право фабрики на спорную долю. Кроме того, по ее требованию, с ООО «Офицер» было взыскано более 4 млн руб. неустойки и процентов за пользование чужими средствами, рассказал на заседании Президиума ВАС судья-докладчик Юрий Киреев.

К другому выводу пришел Девятый арбитражный апелляционный суд, чья позиция основывается на том, что доля в обществе вещью не является, а «представляет собой способ закрепления определенного объема имущественных и неимущественных прав и обязанностей», поэтому положения ГК о купле-продаже применяются к договору уступки доли в уставном капитале общества лишь постольку, поскольку они не противоречат специфике доли как предмета сделки. Апелляция указала на то, что подобные споры должны разрешаться по федеральному закону об обществах с ограниченной ответственностью, а он не содержит нормы, предусматривающей лишение нового участника купленной им доли из-за несвоевременной оплаты. Помимо этого, по мнению судей 9ААС, ст. 489 ГК РФ применима только в тех случаях, когда в тексте договора есть четкое указание на рассрочку. К такому же выводу пришел и Федеральный арбитражный суд Московского округа.

«Положений о том, что купля-продажа доли в обществе производится с изъятиями из правил, установленных ГК РФ, в законе об ООО не содержится», — недоумевает Дмитрий Васильченко, адвокат МКА «Клишин и партнеры». «Ст. 21 закона об ООО предусмотрено, что переход доли в уставном капитале общества осуществляется на основании сделки, т.е. применяются положения, предусмотренные ГК РФ, в том числе ст. 454 ГК РФ об обязанности покупателя уплатить за товар (имущественные права) определенную денежную сумму (цену)», — считает он.

В надзорной жалобе в ВАС фабрика ссылалась на ст. 128 ГК, где указано, что доля в уставном капитале относится к категории имущественных прав, к которой, по ст. 454 ГК, применяются положения §1 гл. 30 ГК, в том числе и ст. 489 ГК РФ. А адвокат Андрей Выжлов, представляющий ее интересы на слушаниях дела в высшей инстанции свое выступление построил на критике выводов судов апелляционной и кассационной инстанции относительно обязательности присутствия термина «рассрочка» в договоре, чтобы к нему можно было примерить ст. 489 ГК РФ. По его мнению, эта статья четко говорит о том, что договор о продаже товара в кредит с условием о рассрочке платежа считается заключенным, если в нем наряду с другими существенными условиями договора купли-продажи указаны цена товара, порядок, сроки и размеры платежей. «Все перечисленные условия содержатся в заключенном сторонами договоре», — напомнил он, еще раз сделав акцент на том, что нормы об обязательном наличии термина «рассрочка» в ст. 489 ГК РФ нет.

Выжлов также сообщил, что после передачи дела на рассмотрение президиума ответчик оплатил купленную долю. Однако сторона истца считает такое исполнение ненадлежащим, так как «все сроки давно истекли», заявил он и добавил, что фабрика собирается вернуть «необоснованно перечисленные средства».

У зампреда ВАС Василия Витрянского, в свою очередь, недоумение вызвала аргументация в пользу признания права собственности фабрики на долю в «Промстройинвесте». «489-я [статья] дает право отказаться от договора и потребовать возврата товара», — констатировал он. Выжлову пришлось сослаться на другую статью ГК – двенадцатую, которая предусматривает признание права как способа защиты гражданских прав: «Необходимо было обратиться в суд, чтобы на основании судебного акта подать заявление о внесении изменений в ЕГРЮЛ», — объяснил он.

Оппонировал Выжлову в ВАС Юрий Куваев, представлявший ООО «Офицер». Он сказал, что договор не предусматривал возврата доли, по нему истец мог требовать только денежных средств за нее. Кроме того, он повторил на заседании выводы апелляции, указавший на то, что в споре по поводу доли в «Промстройинвесте» должны примерняться положения закона об ООО. «Эта доля уже оплачена. Да, с просрочкой, но оплачена, деньги нам не возвращены. Что касается суммы неустойки, взысканной АСГМ, мы считаем, что она завышена, [так как] более чем в 2 раза превышает сумму договора», — так он сформулировал позицию ответчика.

Заседание по этому делу во вторник закончилось тем, что ВАС принял новый судебный акт, признав право собственности на долю за фабрикой, но отменил принятое судьей Алексеем Маненковым решение АСГМ в части взыскания с ее оппонента более чем 4 млн руб. неустойки и процентов.

Развернутая позиция надзорной инстанции станет известна после публикации мотивировочной части постановления, но специалисты говорят и его важности уже сейчас. «Полагаю, решение ВАС является знаковым в правоприменительной практике в отношении прав на долю в уставном капитале, облегчит принятие решений по таким делам, а также, вполне вероятно, даст правовому сообществу дополнительные аргументы для квалификации правовой природы доли в уставном капитале как объекта гражданских прав», — так оценила сегодняшнее решение Екатерина Булдакова, управляющий партнер юридической компании DE FENDO.

Страница не найдена

Запрашиваемая Вами страница не найдена или перемещена в другое место..

Консалтинговая группа Дивиус

Частые обращения

Возникли вопросы? Жмите на ссылку, мы перезвоним!

© 2009 – 2018, ООО «ПЦ Дивиус» [email protected]

Исключительные права на материалы, размещенные на сайте, принадлежат ООО «ПЦ Дивиус» и не подлежат использованию никем другим ни в какой форме без письменного разрешения правообладателя.

Уважаемый Username, Ваша подписка активирована

Благодарим Вас за интерес к нашей компании!

Благодарим Вас за интерес к нашей компании!

Вам перезвонят менее, чем через минуту.

Username,
вы заказали бесплатный расчет экономии земельного налога

Результат будет готов завтра, мы с Вами свяжемся по указанному телефону.

Спасибо за доверие к нашей компании!

Ваш вопрос будет обработан в ближайшее время.

Участие в ООО и продажа долей в уставном капитале

Шаклеина Елена Витальевна, кандидат юридических наук, консультант сектора кодификации Арбитражного суда Кировской области.

ООО представляет собой наиболее распространенную форму хозяйствующих субъектов, что обусловлено простотой организационных моментов, незначительной суммой уставного капитала, которую также допустимо вносить имуществом (при этом действующее законодательство позволяет учредителям самостоятельно производить оценку неденежного вклада в размере не более 200 МРОТ), лаконичностью законодательства, определяющего статус общества, и т.д.

Незамысловатость положений действующего Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО) тем не менее является базой для научных дискуссий и судебных баталий.

СЗ РФ. 1998. N 7. Ст. 785.

Читайте так же:  Адвокат в изобильном

Имеет место полемика вокруг оборота долей в уставном капитале ООО. В большинстве своем речь идет о защите прав приобретателя доли в уставном капитале ООО с учетом судебной практики .

См.: Чернышов Г. Оборот долей в уставном капитале // ЭЖ-Юрист. 2005. N 38.
См.: Карнаков Я.В. Защита прав приобретателя доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью при уклонении других участников от внесения изменений в учредительные документы // Вестник ВАС РФ. 2007. N 6.
См.: Валуйский А.В. Обзор практики рассмотрения федеральными арбитражными судами округов споров о праве на доли в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью (за январь 2005 г. — июль 2006 г.) // СПС «КонсультантПлюс».

Р.А. Самотугин поднимает тему о восстановлении утраченного статуса участника ООО , если при этом не было нарушений закона со стороны исключенного («потерянного») участника, то, как правило, выявляются злоупотребления гражданскими правами со стороны других участников ООО.

См.: Самотугин Р.А. Восстановление утраченного статуса участника ООО // Корпоративные споры. 2008. N 2.

О проблемах, возникающих при купле-продаже долей в уставном капитале общества, высказывается К.Е. Коробкова, в частности затрагивая спорные вопросы о моментах перехода права на долю к приобретателю и возникновения прав и обязанностей у приобретателя .

См.: Коробкова К.Е. Вопросы, возникающие при купле-продаже долей в уставном капитале ООО // Корпоративные споры. 2008. N 2.

В большинстве своем авторы ссылаются на несовершенство законодательства, и в первую очередь положений ст. 21 Закона об ООО, регламентирующих переход доли (части доли) участника общества в уставном капитале общества к другим участникам общества и третьим лицам.

Заметим, высказывания направлены на защиту приобретателей, отчуждателей долей. В стороне остался вопрос о правах и интересах остальных участников, являющихся заинтересованными лицами в деятельности созданного на доверительных началах общества. Естественно, что никто не отменял правила о преимущественном праве покупки доли. В совокупности нормы п. 6 ст. 21 Закона об ООО и положения п. 12 совместного Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 декабря 1999 г. N 90/14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» закрепляют следующее ключевое условие: продажа участником доли с нарушением преимущественного права покупки не влечет за собой недействительности такой сделки.

Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 3.

Таким образом, теория и практика определяют два правила:

  1. участник общества, чье преимущественное право покупки нарушено, должен требовать перевода на него прав и обязанностей покупателя;
  2. требование должно быть заявлено в течение трех месяцев с момента, когда участник общества узнал или должен был узнать о таком нарушении.

То есть, по истечении установленного срока Закон пресекает любые иные попытки судебной защиты, а сделка по продаже доли остается в силе. В арбитражной практике имела место следующая ситуация: общество «Н» обратилось в арбитражный суд с иском к участнику общества Б. и к гражданину П. о признании недействительным договора купли-продажи доли в размере 3% уставного капитала общества, заключенного между ответчиками, а также применении последствий недействительности ничтожной сделки. Суд в иске отказал, исходя из того, что фактически в качестве основания иска истцом указывается на нарушение ответчиком Б. преимущественного права покупки доли. Нарушение порядка продажи доли является нарушением преимущественного права покупки доли и не может служить основанием для признания сделки недействительной. К такому выводу пришел суд первой инстанции, решение которого поддержали апелляционная и кассационная инстанции (дело N А28-8716/06).

Следовательно, участники общества, чье преимущественное право на приобретение доли было нарушено, не обратившиеся в установленный срок в суд, лишаются возможности защищать свои интересы.

Другой вопрос, касающийся интересов остальных участников общества при отчуждении доли, также возник в связи с нечеткой формулировкой ст. 21 Закона об ООО.

Правила продажи доли по действующему законодательству можно сформулировать следующим образом:

  1. участник общества вправе продать или иным образом уступить (обменять, подарить) свою долю одному или нескольким участникам данного общества;
  2. согласия общества или других его участников на совершение такой сделки не требуется, если иное не предусмотрено уставом общества;
  3. участник общества, имеющий намерение продать свою долю третьему лицу, обязан письменно известить об этом остальных участников общества и само общество с указанием цены и других условий ее продажи;
  4. сделка купли-продажи доли в уставном капитале общества совершается в простой письменной форме, если уставом общества не предусмотрено требование о совершении ее в нотариальной форме;
  5. общество должно быть письменно уведомлено о состоявшейся уступке доли. Приобретатель доли в уставном капитале общества осуществляет права и исполняет обязанности участника общества с момента уведомления последнего об указанной уступке. Необходимо отметить, что Закон об ООО не содержит требований, кто именно (продавец или покупатель доли) ставит в известность общество, а также не устанавливает ограничений по форме уведомления общества об уступке. Важен лишь сам момент уведомления общества об уступке, с которого приобретатель доли становится полновесным участником общества;
  6. если изменения в составе участников общества, не зарегистрированы в установленном законом порядке, то они имеют значение только для общества. Для третьих лиц незарегистрированные изменения в части субъектного состава участников не имеют юридической силы.

В связи с вышесказанным следует привести пример из судебной практики: Ш. и П. обратились в арбитражный суд с требованием к К. и Т. о признании договора продажи К. доли 58% уставного капитала ООО «С» Т. недействительным (ничтожным).

Первоначально доли 5 участников общества были равными, т.е. по 20% уставного капитала каждая. Далее на внеочередном общем собрании два участника продали третьему по 19% своих долей, что было отражено в Едином государственном реестре юридических лиц. Через месяц участник — обладатель 58% долей совершает сделку по ее отчуждению без соблюдения преимущественного права покупки. Неоднократные обращения участников (Ш. и П.) в суд в части признания сделок купли-продажи долей недействительными не увенчались успехом, как отмечалось ранее, если участники не пожелали перевести на себя права и обязанности, то иные способы защиты неприемлемы.

Таким образом, сложилась несколько парадоксальная ситуация: решением арбитражного суда внеочередное общее собрание участников было признано недействительным, а также признана недействительной запись о государственной регистрации в Едином государственном реестре юридических лиц, произведенная регистрирующим органом. На сегодняшний день в реестре юридических лиц имеет место первоначальная запись о наличии пяти участников, обладающих 20% долей уставного капитала каждый.

То есть с учетом всех судебных разбирательств фактическими участниками общества являются те лица, которые приобрели доли, но для третьих лиц первостепенное значение имеют положения учредительных документов, подтвержденные регистрационными записями. Деятельность общества деморализована.

Возникают вопросы: что произошло: рейдерский захват, спровоцированный пробелами в праве, или злоупотребление участниками своими правами, создавшими когда-то то самое общество на условиях доверительности и взаимной поруки? что делать участникам дальше, поскольку миром решить проблему они не собираются, а положения учредительных документов таковы, что изменения можно внести при абсолютном кворуме?

На наш взгляд, подобные ситуации возникают исключительно из-за несовершенства законодательства, и в связи с этим до сих пор остается актуальным вопрос о фиксации перехода момента возникновения прав и обязанностей у новых участников , но при этом необходима система регистрации участников, хотя бы по аналогии с акционерными обществами, но в несколько упрощенном варианте. Статья 21 Закона об ООО требует жесткой корректировки в целях защиты как самих участников общества, так и третьих лиц — контрагентов по сделкам с обществом, поскольку корпоративные разборки могут повлечь недействительность сделок самого общества, оснований для этого в действующем законодательстве хватает.

Г. Чернышов предлагает включить в Закон об ООО положение о том, что доля переходит к приобретателю с момента уведомления им органа, осуществляющего государственную регистрацию юридических лиц, с предоставлением установленных в Законе документов. См. подробнее: Чернышов Г. Указ. соч.

Или остается единственный радикальный вариант для российской действительности — следует создавать компании одного лица, и тогда горькое учредительское одиночество не омрачат рейдерский захват или бесшабашные соучастники, с которыми в недалеком прошлом на условиях доверительности были объединены капиталы.

Еще статьи:

  • Приказ моин рф от 06102009 373 Приказ Министерства образования и науки РФ от 26 ноября 2010 г. № 1241 “О внесении изменений в федеральный государственный образовательный стандарт начального общего образования, утверждённый приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 6 октября 2009 г. № 373” В […]
  • 428 приказ мо Приказ Министра обороны РФ от 16 октября 2006 г. N 428 "О единовременном поощрении федеральных государственных гражданских служащих Министерства обороны Российской Федерации и военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) (утратил силу) Приказом […]
  • Земельный налог в тульской области 2019 ставка Какие льготы и размеры имущественных налогов КАК УЗНАТЬ СТАВКУ ТРАНСПОРТНОГО НАЛОГА в Москве, Санкт Петербурге, Нижнем Новгороде, своем РЕГИОНЕ, области, республике и льготы На сайте налоговой службы есть новый интернет-сервис «Имущественные налоги: ставки и льготы». Он позволит найти […]
  • Требования на допустимые отклонения частоты Приложение N 5. Требования к параметрам допустимого отклонения частоты передатчика от номинального значения Приложение N 5к Правилам применения базовых станций иретрансляторов сетей подвижной радиосвязи.Часть IV. Правила применения оборудованияподсистем базовых станций сетей […]
  • Ликвидация комитетов здравоохранения Ликвидация комитетов здравоохранения КОМИТЕТ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ ВОЛГОГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ от 24 февраля 2016 года N 548 ОБ ОРГАНИЗАЦИИ ОКАЗАНИЯ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ УЧАСТНИКАМ ЛИКВИДАЦИИ ПОСЛЕДСТВИЙ КАТАСТРОФЫ НА ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ […]
  • Приказ минобрнауки 1975 от 31052011 Российское образование ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ПОРТАЛ Главная Документы № 1975 от 31.05.2011 Документ изменен приказами 2017 года: 21, 20, 10 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (Минобрнауки России) Зарегистрирован в Минюст России от 28 июня 2011 г. N 21200 О внесении […]