Судебная практика по уголовным делам ст 111

Приговоры судов по ст. 111 УК РФ Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью

Боцеров Д.А. совершил умышленное преступление в г. Кемерово при следующих обстоятельствах: — 15.07.2017 г. в период с 22 часов 20 минут до 23 часов 00 минут Боцеров Д.А., находясь в состоянии алкогольного опьянения, возле вместе со знакомым Потерп.

Андреев И.А. и Дашин А.Г. совершили преступление в г. Кемерово при следующих обстоятельствах:Около 02 часов 00 минут **.**.**** Андреев И.А., Дашин А.Г., Потерпевший 1 находились в ночном клубе «Зефир», расположенном по адресу: город Кемерово, .

Полетаев Д.А. совершил преступление в г. Кемерово при следующих обстоятельствах.14.07.2016 года около 13 часов 30 минут Полетаев Д.А. находясь в состоянии алкогольного опьянения в квартире, расположенной по адресу . действуя умышленно в ходе вн.

Тотмянин А.В. совершил умышленное преступление в г.Кемерово при следующих обстоятельствах:**.**.**** около . минут, находясь в коридоре третьего этажа жилого дома, расположенного по адресу: г. Кемерово, . действуя умышленно с целью причинения.

Подсудимый Меркулов В.Е. совершил умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека при следующих обстоятельствах: дд.мм.гггг в период времени с 00 часов 05 минут до 00 часов 51 минуты, Меркулов В.Е., будучи в состоянии опь.

Зимзюлин Е.В. совершил умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, вызвавшего значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть при следующих обстоятельствах:В период времени с 13-00 часов.

Ханагян Эдгар Эдвардович совершил преступление в городе Кемерово при следующих обстоятельствах:31 августа 2017 года около 22:20 часов Ханагян Э.Э., находясь возле дома по адресу: город Кемерово, пр. Молодежный, д. 11, на почве личных неприязненных.

Августинович О.А. совершила умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, с применением предмета, используемого в качестве оружия, при следующих обстоятельствах.12 сентября 2017 года в период времени с 19 часов до 21 ч.

Шагапов Т.Р. умышленно причинил тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека.Преступление совершено в г. Оренбурге при следующих обстоятельствах:Шагапов Т.Р., дд.мм.гггг , находясь возле в ходе ссоры, возникшей на почве личных неприязненных от.

Гасимов В. совершил умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием и противоправными действиями со стороны потерпевшего и длительной психотравмир.

Судебная практика по уголовным делам ст 111

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

22 июня 2009 года г. Самара

Судья Самарского районного суда г. Самары Антонова Е.В., с участием:

государственного обвинителя Абрамова А.В.,

подсудимого Колосова Павла Валерьевича,

защитника – адвоката Д*, представившего удостоверение № * и ордер №*,

потерпевшего Ц*, его представителя Н*,

при секретаре Бекетовой Г.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении

К*, родившегося 1983 года в г. Куйбышеве, зарегистрированного в г. Самаре,

ул. С*, д.*, кв. *, проживающего в г.

Самаре, ул. 5 просека, д. *, кв. *, гражданина РФ, имею

щего высшее образование, холостого, не работающего,

невоеннообязанного, ранее судимого:

по ч. 1 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1, ч. 3 ст. 69 УК РФ к

4 годам 1 месяцу лишения свободы, с прим. ст. 73 УК РФ, с

испытат. сроком 2 года;

2) 2007 года Самарским районным судом г. Самары по

ч.3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ к 4 годам лишения свободы, с

примен. ст. 73 УК РФ, с испытат. сроком 3 года; приговор от

19.03.2007 года исполнять самостоятельно,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ,

К* совершил умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека.

04.10.2008 года примерно в 00 часов 30 минут, К*, находясь у дома № * по ул. К* городского округа Самара, имея умысел на причинение тяжкого вреда здоровью, в ходе ссоры и последовавшей затем драки, завладев находящимся у Ц* предметом, обладающим колюще-режущими свойствами, похожим на нож, нанес им потерпевшему 4 удара в область туловища, причинив последнему тяжкий вред здоровью в виде опасной для жизни раны, проникающей в грудную клетку, расположенной в границах 7 межреберья по левой средней подмышечной линии, а также ранения, не повлекшие тяжкий вред здоровью: рану в области левого надплечья с повреждением плечевого сплетения, осложнившуюся развитием плексита, сопровождавшуюся длительным расстройством здоровья более 3 недель, то есть повлекшую вред здоровью средней тяжести; 2 раны на тыльной поверхности левой верхней конечности в области локтевого сустава, не являющиеся опасными для жизни, вызвавшие кратковременное расстройство здоровья продолжительностью до 3-х недель и причинившие легкий вред здоровью Ц*.

Подсудимый К* вину признал частично, суду показал, что 04.10.2008 года находился у Ш* в доме * на ул. К* г. Самара. Ш* проживает в отдельном жилом доме. Там же находилась К*. Ш* несколько раз звонил их общий знакомый Ц*, который настаивал на встрече, однако, Ш* отложила встречу на следующий день. Примерно в 00 часов они собрались в ночной клуб. Он и К* вышли из дома, Ш* оставалась около входной двери. В это время к дому подошел Ц*, который попытался затолкнуть Ш* обратно в квартиру. Ш* сопротивлялась и выталкивала Ц* из дома. С целью прекратить действия Ц* он взял его сзади за куртку, после чего Ц* развернулся и ударил его рукой по лицу. Между ними на улице завязала, они обоюдно наносили друг другу удары по различным частям тела, через некоторое время упали на землю, он оказался сверху на Ц*, у которого увидел в руке нож. Ц* стал размахивать перед ним ножом, он пытался вырвать нож, порезав при этом указательный палец правой руки, и, защищаясь, нанес им несколько ударов по телу, после чего убежал, выбросив нож. В содеянном раскаивается, ущерб частично возместил.

Согласно протоколу явки с повинной, (л.д. 28, т. 1), К*, защищаясь от действий Ц*, нанес ему телесные повреждения ножом, который отобрал у Ц*. В судебном заседании подсудимый подтвердил явку с повинной.

Суд считает преступление доказанным.

Виновность подсудимого в совершении преступления подтверждается совокупностью исследованных доказательств.

Потерпевший Ц* подтвердил, что приехал к Ш*, прошел мимо К* и А*, которые находились на улице. Ш* обувалась в коридоре. Увидев его, Ш* начала ругаться на него, он преградил ей выход, не выпуская из дома, чтобы поговорить. В квартиру ее не заталкивал. В это время К* потянул его сзади за куртку, а когда он обернулся, К* ударил его в ребра. Он увидел у К* блеск металла и ударил его в лицо. Между ними началась драка. Ножа при этом он не видел. Через некоторое время почувствовал боль, что-то горячее и упал. Поднявшись, он выбежал на ул. К*, К* шел за ним, в руке у него был нож, который ранее он видел в квартире Ш*. После этого он упал, очнулся в больнице.

Свидетель Ш* суду показала, что ранее сожительствовала с Ц*. 04.10.2008 года у нее находились К* с А*. Ц* позвонил, предложил встретиться, однако, она отказалась. Около 24 часов они собрались в ночной клуб. Она проживает в отдельном доме, выход из квартиры сразу на улицу. К* с А* вышли из дома. Она находилась у выхода из дома, когда забежал Ц* и начал толкать ее в дом. Она отталкивала его. После этого Ц* накинулся на К*, начал наносить ему удары руками, они упали на землю. Она побежала на дорогу за помощью, через некоторое время на дорогу вышел Ц* и упал, на его майке была кровь. Ножа она ни у кого не видела. В больнице она увидела на своей ноге порез.

Из оглашенных показаний свидетеля Ш* на предварительном следствии, (л.д. 36-39, 143-146 т. 1) следует, что Ц* заталкивал ее в квартиру, она сопротивлялась и выталкивала его на улицу. В это время К* развернул к себе Ц* и спросил: «Что ты хочешь от нее?». Ц* со словами, что давно хочет разобраться с ним, схватил К* и ударил его. После этого между ними завязалась драка, они обоюдно наносили друг другу удары и упали на землю. Она пыталась их разнять, но не смогла. Ц* оказался лежащим на земле, К*, сев на него, наносил удары сверху. Она побежала за помощью, через несколько минут увидела идущего Ц*, который держался за бок и упал на проезжую часть. На шее у него имелся порез, из раны шла кровь; на груди также была кровь. Они отправили Ц* в больницу. К* больше не видела.

В суде Ш* подтвердила оглашенные показания, пояснив, что ранее лучше помнила события.

Свидетель А* суду показала, что Ц* появился, когда она и К* находились на улице, а Ш* задержалась на выходе из квартиры. Ц* толкнул ее, после чего К* вытянул его за куртку на улицу, где Ц* начал избивать К*, после чего они оба упали на землю, а она кричала, чтобы они перестали драться. Ножа она ни у кого не видела. Через несколько минут Ц* закричал, встал, побежал и упал, говорил, что у него болит спина. Спина была вся в крови. К* она больше не видела.

Из оглашенных в суде показаний свидетеля А* на предварительном следствии, (л.д. 40-43, 167-170 т. 1, л.д. 15-17 т. 2), следует, что Ц* пытался затолкнуть Ш* в квартиру, она сопротивлялась. К* схватил Ц* за куртку и вытащил его на улицу, после чего Ц* набросился на К* и стал наносить ему удары по телу, между ними завязалась драка, они обоюдно наносили друг другу удары. Ш* пыталась их разнять, но не могла, К* и Ц* упали на землю. Через некоторое время Ц* вскрикнул, они привстали с асфальта, и Ц* с криком выбежал на проезжую часть, где упал. У него имелся порез на шее, и рана в области груди, откуда шла кровь. Они отправили Ц* в больницу.

В судебном заседании свидетель А* подтвердила ранее данные показания, пояснив, что они правдивы.

Свидетель Н* со слов Ш* пояснила, что Ц* пришел к ней, чтобы поговорить, между ним и К* завязалась драка. Она увидела Ц*, который выбежал со двора и упал на асфальт, у него были ножевые ранения, шла кровь. После того, как Ц* увезли в больницу, она зашла домой и обнаружила в раковине пятна крови. К* уже не было.

Свидетель М* суду показал, что осенью 2008 года К* поехал к Ш*, через некоторое время вернулся от нее, рассказал, что к Ш* приехал Ц*, стал неправильно себя вести, заталкивал ее в квартиру, между К* и Ц* завязалась драка, он нервничал, переживал.

Из оглашенных показаний свидетеля М* на предварительном следствии, (л.д.18-20 т. 2), следует, что К* вернулся от Ш* в нетрезвом состоянии, находился в шоковом состоянии, был встревожен и напуган, у него был перевязан палец на руке. К* пояснил, что заступился за Ш*, которую Ц* заталкивал в квартиру, а она сопротивлялась. Между ним и Ц* произошла драка, в ходе которой у кого-то из них появился нож, и К*, защищаясь, причинил им несколько телесных повреждений Ц*. Со слов Ц* ему известно, что К* не дал Ц* возможности поговорить наедине с Ш*, в результате чего они подрались, в руке у К* появился нож, которым он нанес несколько повреждений Ц*.

Свидетель С* – следователь суду показала, что допрос свидетелей Н* и М* проводился с применением видеозаписи, показания записаны в протоколы со слов данный свидетелей.

Исследованные в судебном заседании видеозаписи допросов свидетелей Н* и М* по существу не противоречат показаниям данных свидетелей, содержащихся в протоколах допросов на предварительном следствии, оглашенными судом, и наравне с ними оцениваются как допустимые доказательства.

Свидетель Р* суду показал, что как врач «Скорой помощи» осматривал потерпевшего, который лежал на проезжей части улицы К*, в области груди у него имелись два ножевых ранения. Рядом находились парень и две девушки, которые не смогли пояснить происхождение повреждений. Имевшиеся раны можно нанести любым острым предметом. Он госпитализировал его в больницу им. Пирогова.

Свидетель Т*– следователь суду показала, что она осматривала место происшествия, нож обнаружен не был. Ш* и А* пояснили, что Ц* пытался затолкнуть Ш* в квартиру, К* заступился за нее и потянул за куртку, после чего между К* и Ц* началась драка, в результате которой у Ц* появились ножевые ранения. Ножа они ни у кого не видели. К* на месте преступления не было.

Свидетель И* дал суду аналогичные показания, подтвердив со слов Ш* и А*., что К* вступился за Ш*, между ним и Ц* завязалась драка, в результате которой Ц* получил телесные повреждения. Ножа девушки ни у кого не видели.

Заключением эксперта № 04-8м/2823 от 17.11.2008 года, (л.д.132-136 т. 1), установлено наличие у потерпевшего Ц* следующих повреждений: — 2 раны на груди: рану в области левого надплечья с повреждением плечевого сплетения, осложнившуюся развитием плексита, рану в проекции 7-го межреберья по левой средне-подмышечной линии. Рана в проекции 7-го межреберья по средне-подмышечной линии имела проникающий характер, являлась опасной для жизни и по этому признаку причинила здоровью Ц* тяжкий вред. В связи с отсутствием признаков опасности для жизни и длительным расстройством здоровья более 3 недель, не соединенным со стойкой значительной утратой общей трудоспособности свыше 1/3 рана в области левого предплечья с повреждением плечевого сплетения, осложнившаяся развитием плексита, причинила вред здоровью Ц* средней тяжести. – 2 раны на тыльной поверхности левой верхней конечности в области локтевого сустава, не являющиеся опасными для жизни, вызвавшие кратковременное расстройство здоровья продолжительностью до 3-х недель и причинившие легкий вред здоровью Ц*. Раны образовались до 3-х часов к моменту осмотра врачом, что соответствует времени драки между К* и Ц*.

Эксперт Е* в судебном заседании подтвердил причинение Ц* тяжкого вреда здоровью, пояснил, что для установления возможности причинения телесных повреждений самим потерпевшим необходимо проведение судебно-медицинской экспертизы.

Протоколом осмотра места происшествия с изъятием на марлевую салфетку с асфальта на улице К* вещества бурого цвета, (л.д.28, т. 1), подтверждается, что Ц* получил телесные повреждения на улице около дома № * по ул. К*.

Из заключения эксперта № 08-8/683 от 12.12.2008 года, (л.д. 160-164), следует, что изъятое с асфальта около дома № * по ул. К* вещество бурого цвета является кровью, которая могла произойти от потерпевшего Ц* и не принадлежит подсудимому К*.

Согласно заключению эксперта № 04-8п/5177 от 07.11.2008 года, (л.д.100-102 т. 1), у К* установлено повреждение – рана, следствием заживления которой явилось образование рубца, на ладонной поверхности 2-ой фаланги 2-го пальца правой кисти, которая образовалась от воздействия острого предмета, обладавшего в момент причинения свойствами режущего; давность образования раны в период от 3-х до 6-ти недель на момент осмотра в Бюро СМЭ, причинила легкий вред здоровью.

Читайте так же:  Соглашение об уступке права требования по договору долевого участия образец

Данным заключением подтверждается возможность получения К* указанного телесного повреждения 04.10.2008 года в результате воздействия предмета с режущими свойствами.

Показания подсудимого К* о получении раны пальца в результате завладения ножом, которым потерпевший размахивал перед ним, не опровергнуты исследованными доказательствами. Одновременно суд считает недоказанным обвинение в том, что подсудимый заранее приготовил нож. Представленные доказательства этого не подтверждают. Противоречия между показаниями подсудимого и потерпевшего в указанной части неустранимы, в связи с чем суд в силу ст. 14 УПК РФ относит сомнения в пользу подсудимого.

На основании изложенных доказательств суд приходит к выводу о том, что подсудимый К* в ходе драки с Ц* нанес ему 4 удара неустановленным предметом, обладающим колюще-режущими свойствами, умышленно причинив тяжкий вред здоровью.

К доводам о том, что К* находился в состоянии обороны либо превысил ее пределы, суд относится критически.

Судом установлено, что поводом для драки послужили действия потерпевшего, который без приглашения явился к Ш* и препятствовал ее выходу из квартиры.

Вместе с тем, указанные действия не являлись общественно опасным посягательством, которое бы давало право на оборону в соответствии со ст. 37 УК РФ.

В указанной конфликтной ситуации К* потянул Ц* сзади за куртку, что обратило внимание потерпевшего на подсудимого. Указанные действия привели к эскалации конфликта уже между Ц* и К* и возникновению между ними драки.

Своими действиями К* спровоцировал Ц* на участие в драке, к которой обе стороны стремились, что исключает оценку мотивов подсудимого как оборонительных.

Драка является обоюдным столкновением, в котором каждая сторона действует как нападающая, поэтому не имеет значения кто ее начал, а причиненные в ходе такой драки удары колюще-режущим предметом не могут расцениваться как действия обороняющегося.

Тот факт, что «нож», по показаниям подсудимого, находился сначала у потерпевшего, ничего не меняет в правовой оценке его действий.

В указанной ситуации названный предмет оказался в руках подсудимого в тот момент, когда он находился сверху и имел преимущество над потерпевшим. Последний был лишен возможности причинить какой-либо вред К*, что не могло нее осознаваться подсудимым. Поэтому причинение потерпевшему колото-резаных ранений, тем более в количестве 4-х, не может быть оправдано целями обороны.

При таких обстоятельствах суд считает, что за причиненный умышленный вред подсудимый должен отвечать на общих основаниях.

В связи с изложенным суд квалифицирует действия К* по ч. 1 ст. 111 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека.

Потерпевший Ц* заявил гражданский иск о взыскании с подсудимого К* морального вреда в размере 400000 рублей и материального ущерба в размере 537000 рублей, а всего 937000 рублей.

Суд признает за потерпевшим право на удовлетворение гражданского иска, однако, в связи с необходимостью проведения дополнительных расчетов, требующих отложения судебного заседания, считает необходимым передать вопрос о размере возмещения для разрешения в порядке гражданского судопроизводства.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность подсудимого.

К* совершил одно умышленное тяжкое преступление, ранее дважды судим, на учете у нарколога и психиатра не состоит, по месту жительства характеризуется удовлетворительно.

К* частично признал вину, в содеянном раскаялся, добровольно возместил часть причиненного ущерба в размере 50000 рублей, явился с повинной, что суд признает смягчающими наказание обстоятельствами.

Обстоятельств, отягчающих наказание, суд не усматривает.

С учетом изложенного суд считает, что исправлению подсудимого, а также предупреждению совершения им новых преступлений будет способствовать наказание в виде лишения свободы с применением ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Руководствуясь ст.ст. . 303-304, 307-309 УПК РФ, суд

Признать К* виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ, и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года.

На основании ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ отменить условное осуждение по приговорам от 19.03.1002 года и от 10.04.2007 года и по совокупности приговоров путем частичного присоединения к назначенному наказанию неотбытого по указанным приговорам наказания определить окончательное наказание в виде 5 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Меру пресечения – содержание под стражей – оставить без изменения до вступления приговора в законную силу.

Срок наказания исчислять с 22 июня 2009 года, зачесть в срок наказания период содержания под стражей с 15.10.2008 года по 21.06.2009 года включительно.

Признать за потерпевшим Ц* право на удовлетворение гражданского иска, вопрос о размере возмещения передать на разрешение в порядке гражданского судопроизводства.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Самарский областной суд в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденным – в тот же срок со дня вручения копии приговора.

В случае подачи кассационной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении дела судом кассационной инстанции, а также о приглашении защитника для участия в суде кассационной инстанции в течение 10 суток со дня вручения копии приговора, а при подаче кассационной жалобы и представления, затрагивающих его интересы – в тот же срок со дня вручения копий кассационной жалобы или представления.

Одновременно разъясняю, что в случае отсутствия у осужденного материальных средств на оплату адвоката, защитник может быть приглашен судом кассационной инстанции с последующим обязательным взысканием оплаты из заработка осужденного

Судья подпись Е. В. Антонова

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 01.09.2009г. приговор оставлен без изменения.

Приговор вступил в законную силу 01.09.2009г.

Судебная практика и вопросы квалификации преступлений против здоровья

(Кошаева Т. О.) («Юридическая литература», 2004)

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА И ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ЗДОРОВЬЯ

Т. О. Кошаева, кандидат юридических наук, доцент.

Согласно ст. 1 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. N 5487-1 защита прав человека, его жизни и здоровья является одной из важных задач уголовного закона, осуществляемой на основе строжайшего соблюдения принципов уголовного права. Государство гарантирует охрану здоровья каждого человека как мерами медицинского, экономического и социального характера, так и правовыми мерами защиты . ——————————— См.: Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. N 33. Ст. 1318; Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 10. Ст. 1143; 1999. N 51. Ст. 6289; 2000. N 49. Ст. 4740; 2003. N 2. Ст. 167; N 9. Ст. 805; N 27. Ст. 2700 (ч. 1).

Под здоровьем в целом принято понимать нормальную жизнедеятельность, правильное функционирование организма человека. Любое причинение телесного повреждения (умышленное или неосторожное) способно нанести вред здоровью человека, который может выразиться в различной степени тяжести. Вред здоровью может быть причинен не только в результате совершения преступлений против здоровья, но также и в результате совершения других тяжких преступлений, например таких, как разбой, терроризм, склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ и др. Вред здоровью может быть причинен непосредственно и в результате совершения, например, экологических преступлений (загрязнение атмосферы, воды и т. д.), кроме этого, телесные повреждения часто являются последствием преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта. При совершении вышеуказанных преступлений действие либо бездействие виновного лица направлены на конкретные общественные отношения, охраняемые уголовным законом, однако в таких случаях причинение различной степени вреда здоровью, совершенное как умышленно, так и по неосторожности, не будет являться основным непосредственным объектом преступления. Так, в результате совершения акта терроризма человеку (людям) могут быть причинены телесные повреждения различной степени тяжести, однако цель такого деяния — устрашение населения и иные преступные мотивы, при этом виновный посягает на общественную безопасность. Основным объективным признаком преступления против здоровья является причинение непосредственно вреда здоровью конкретного человека (людей). Общественная опасность таких преступлений выражается в посягательстве на одно из самых ценных благ человека — его здоровье. Лишение человека здоровья способно причинить ему как физический, материальный, так и моральный вред. Под преступлениями против здоровья человека понимаются такие предусмотренные законом общественно опасные деяния, которые умышленно или по неосторожности причиняют или способны причинить здоровью человека вред различной степени тяжести. В главе 16 Уголовного кодекса Российской Федерации (Преступления против жизни и здоровья) установлена ответственность за причинение тяжкого, средней тяжести и легкого вреда здоровью, совершенное как умышленно, так и по неосторожности (ст. ст. 111, 112, 115, 118 УК), а также уголовно наказуемыми признаются побои и истязания (ст. ст. 116, 117). Вред здоровью причиняется и в результате совершения иных преступлений, ответственность за которые предусмотрена в главе 16 УК, таких, как угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119), принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ст. 120), заражение венерической болезнью (ст. 121), заражение ВИЧ-инфекцией (ст. 122), незаконное производство аборта (ст. 123), а также неоказание помощи больному (ст. 124) и оставление в опасности (ст. 125). Однако следует отметить, что указанные деяния направлены как против жизни, так и здоровья либо ставят указанные блага под угрозу причинения вреда. При совершении преступлений, в результате которых здоровью причиняется вред различной тяжести, как уже отмечалось, непосредственным объектом является здоровье конкретного человека (людей). В главе 16 Уголовного кодекса Российской Федерации законодатель специально не объединяет в одну группу преступления против здоровья и относит их к числу деяний, посягающих на жизнь и здоровье потерпевших. Возможно, что такая постановка вопроса правомерна, однако это нередко приводит к спорным суждениям как при определении общественной опасности таких преступлений, так и определении различной степени тяжести вреда здоровью, а вместе с тем и квалификации таких преступлений. Так, в частности, спорно понятие непосредственного объекта таких преступлений, т. е. таковым является либо жизнь человека, либо его здоровье. Представляется очевидным выделение в главе 16 УК двух групп преступлений, а именно: непосредственно посягающих на здоровье человека (ст. ст. 111, 112, 113, 114, 115, 116, 117, 118), и иных преступлений, ставящих в опасность как здоровье, так и жизнь человека (ст. ст. 119, 120, 121, 122, 123, 124, 125). Согласно Правилам судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью под вредом здоровью понимают либо телесные повреждения, т. е. нарушение анатомической целости органов и тканей или их физиологических функций, либо заболевания или патологическое состояние, возникшие в результате воздействия различных факторов внешней среды: механических, физических, химических, биологических, психических. К квалифицирующим признакам степени тяжести вреда здоровью относятся: опасность вреда здоровью для жизни человека, длительность расстройства здоровья, стойкая утрата общей трудоспособности, утрата какого-либо органа или утрата органом его функций, а также утрата зрения, речи, слуха, полная утрата профессиональной трудоспособности, прерывание беременности, неизгладимое обезображивание лица, психическое расстройство, заболевание наркоманией или токсикоманией. Для установления тяжести вреда здоровью и квалификации преступления достаточно наличия одного из вышеуказанных квалифицирующих признаков. ——————————— Приложение N 2 к Приказу Минздрава России от 10 декабря 1996 г. N 407 «О введении в практику правил производства судебно-медицинских экспертиз» в редакции Приказа Минздрава России от 5 марта 1997 г. N 61 // Медицинская газета. 1997. 21 марта.

В Уголовном кодексе Российской Федерации выделяются и признаются наказуемыми тяжкий (ст. 111), средней тяжести (ст. 112) и легкий вред, причиняемый здоровью (ст. 115). Такие же признаки вреда здоровью указаны в Правилах судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью. Умышленно могут быть причинены: тяжкий вред здоровью, средней тяжести вред здоровью, легкий вред здоровью, а также побои и истязание (ст. ст. 111, 112, 115, 116, 117 УК РФ), по неосторожности возможно причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью (ст. 118). Вред, причиняемый здоровью потерпевшего, подразделяется также, в зависимости от длительности расстройства здоровья, на длительное (ст. ст. 111, 112) либо кратковременное расстройство здоровья (ст. 115). Ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью предусмотрена в ст. 111 УК РФ. Законом от 25 июня 1998 г. в диспозицию ст. 111 были внесены изменения. В новой редакции данное преступление характеризуется как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, или повлекшего за собой потерю зрения, речи, слуха либо какого-либо органа или утрату органом его функций, а также прерывание беременности, психическое расстройство, заболевание наркоманией либо токсикоманией, или выразившегося в неизгладимом обезображивании лица, или вызвавшего значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть или заведомо для виновного полную утрату профессиональной трудоспособности (ч. 1 ст. 111 УК). Квалифицирующими признаками данного преступления являются деяния, указанные в п. п. «а» — «ж» ч. 2 ст. 111 УК, а именно совершенные в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего, а равно в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, общеопасным способом, по найму, из хулиганских побуждений, по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, а также в целях использования органов или тканей потерпевшего. Деяния, совершенные группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, в отношении двух или более лиц, а также неоднократно или лицом, ранее совершившим убийство, предусмотренное ст. 105 УК, наказывается по п. п. «а» — «в» ч. 3 ст. 111 УК. Деяния, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего, квалифицируются по ч. 4 ст. 111 УК. Анализ судебной практики по уголовным делам о преступлениях против здоровья показывает, что достаточно часты случаи ошибочной квалификации по ст. 111 УК причинения тяжкого вреда здоровью при отягчающих обстоятельствах. Суды вынуждены возвращаться к пересмотру таких уголовных дел для того, чтобы учесть как смягчающие, так и отягчающие обстоятельства, а в некоторых случаях пересмотреть основания для квалификации преступлений против здоровья по соответствующей совершенному деянию уголовно-правовой норме. Вообще, квалификация преступления определяется как установление и юридическое закрепление точного соответствия между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой . Квалификация преступления — это результат и определенная правовая оценка общественно опасного деяния. Правильная уголовно-правовая оценка (квалификация преступления) является гарантом соблюдения как личных, так и государственных интересов, служит средством, обеспечивающим противодействие произволу и насилию со стороны других лиц. Значение квалификации состоит в том, что она служит обеспечению реализации основных принципов уголовной ответственности, закрепленных в Уголовном кодексе Российской Федерации. ——————————— См.: Кудрявцев В. Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1999. С. 5.

От правильной, точной и полной квалификации зависит действие комплекса уголовно-правовых институтов: амнистии, судимости, условного осуждения, условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, освобождения от уголовной ответственности и наказания. Она влияет на выбор вида, размера наказания, а также режима отбывания лишения свободы. Все указанное относится также и к квалификации преступлений против здоровья. При назначении уголовного наказания за такие преступления необходимо учитывать личность виновного, степень тяжести содеянного, а также смягчающие и отягчающие обстоятельства совершения конкретного деяния. Так, например, при назначении наказания суд не учел все смягчающие наказание обстоятельства, а также просьбу потерпевшего об условном осуждении виновного . Лефортовским районным судом г. Москвы 21 декабря 2001 г. Астапов был осужден по ч. 1 ст. 111 УК РФ к трем годам лишения свободы ввиду того, что он 24 сентября 2001 г. во время ссоры с Шилиным из неприязни нанес ему неустановленным предметом два удара по голове, от которых Шилин упал и потерял сознание, после чего продолжал его избивать, в результате причинил открытый перелом обеих костей левой голени в верхней трети, относящийся к повреждениям, повлекшим тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, закрытую черепно-мозговую травму, ушибленные раны головы, являющиеся повреждениями, расцененными как легкий вред здоровью, по признаку кратковременного расстройства на срок не более трех недель. ——————————— См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2003. N 4. С. 15.

Читайте так же:  Возврат купона на биглионе

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда приговор изменила, смягчив наказание Астапову до двух лет лишения свободы, однако не усмотрела оснований для применения к нему условного осуждения с учетом ст. 64 УК РФ. Астапов впервые привлекался к уголовной ответственности, администрацией с места работы и своей женой характеризовался с положительной стороны, на его иждивении находились трое малолетних детей. Потерпевший Шилин в кассационной жалобе просил об изменении приговора и применении к Астапову условного осуждения, ссылаясь на то, что он, Шилин, сам спровоцировал конфликт, оскорбив Астапова и его родных, а также, что осужденный осознал свою вину и он его простил, так как тот возместил ему расходы на лечение и за моральный вред в размере 10 тыс. долларов США. Изложенные обстоятельства свидетельствуют о том, что исправление последствий деяния, совершенного Астаповым, возможно без применения к нему реальной меры наказания. При таких данных президиум Московского горсуда применил к Астапову условное осуждение на основании ст. 73 УК РФ. Таким образом, учитывая положение ст. 64 УК о том, что при наличии исключительных обстоятельств, связанных в данном случае с поведением виновного Астапова после совершения преступления и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, суд справедливо назначил Астапову более мягкий вид наказания, чем предусмотрено ч. 1 ст. 111 УК РФ. Следует отметить, что, характеризуя личность виновного, в частности, лица, виновного в совершении преступления против здоровья, следует учитывать проявление таких отрицательных качеств личности, как жестокость, пренебрежительное отношение к человеку, эгоизм, распущенность. Так, в литературе отмечается, что все лица, совершившие преступления против здоровья, подразделяются на несколько групп. К первой группе относятся преступники, умышленно совершившие деяния, причинившие тяжкий вред здоровью после осуждения за такое преступление; вторую группу составляют лица, совершившие подобные преступления с особой жестокостью либо из низменных побуждений, корысти; третью группу составляют виновные лица, впервые совершившие преступления против здоровья с причинением тяжкого вреда потерпевшему; в четвертую группу входят лица, причинившие тяжкий вред здоровью по неосторожности, и пятую группу образуют виновные в совершении менее тяжких преступлений против здоровья при смягчающих обстоятельствах. В последнюю группу входят лица, в отношении которых целесообразно устанавливать наказание, не связанное с лишением свободы, а именно, применять условное осуждение, исправительные работы и др. Классификация личности преступников, в данном случае виновных в совершении преступлений против здоровья, позволяет правильно определить вид исправительно-трудового учреждения для отбывания наказания. Такая классификация позволяет избегать судебных ошибок и не применять меры наказания, связанные с лишением свободы, к лицам, не нуждающимся в изоляции от общества . Однако такое суждение не совсем соответствует нормам УК РФ 1996 года, так как вид исправительного учреждения назначается виновным в соответствии со ст. 58 УК РФ. ——————————— См.: Загородников Н. И. Преступления против здоровья. М., 1969. С. 31 — 32.

Так, согласно ст. 20 УК РФ к уголовной ответственности за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111) лица привлекаются с 14-летнего возраста. Очевидно, что такое установление вполне оправданно, так как по своему психологическому развитию уже с этого возраста подросток вполне отдает отчет своим действиям при совершении общественно опасного деяния, осознает последствия такого преступления и может быть подвергнут исправительно-трудовому воздействию в виде наказания за содеянное. Вместе с тем при назначении уголовного наказания судам следует строго соблюдать нормы Уголовного кодекса в части учета особенностей уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних (глава 14 УК РФ) и применять, согласно ст. 88 УК, только те виды наказаний, которые предусмотрены законом с учетом смягчающих обстоятельств и личности виновного. При квалификации преступления, предусмотренного ст. 111 УК, у судов возникают сложности, например, в выборе соответствующего опасности деяния квалифицирующего признака деяния, о чем свидетельствует судебная практика по подобным уголовным делам. Так, действия осужденного, совершенные в отношении одного и того же лица в течение непродолжительного периода времени, с единым умыслом, по единому мотиву, переквалифицированы в порядке надзора с ч. 1 ст. 111 и п. «в» ч. 3 ст. 111 УК на ч. 1 ст. 111 УК РФ . По приговору Бежицкого районного суда г. Брянска 26 мая 1998 г. Романченко был признан виновным в умышленном причинении Воронцову тяжкого вреда здоровью, опасного для его жизни, и неоднократном причинении тяжкого вреда здоровью, за что и осужден по ч. 1 ст. 111 и п. «в» ч. 3 ст. 111 УК РФ. Преступные действия выразились в следующем. 23 февраля 1998 г. в Доме культуры «Юность» г. Брянска Романченко встретил Воронцова, с которым находился в неприязненных отношениях. Между ними произошла очередная ссора, во время которой Романченко ударил Воронцова складным ножом в живот, но потерпевший этого удара не почувствовал, и они разошлись. Примерно через полчаса в фойе Романченко подошел к Воронцову, и между ними вновь произошла ссора. Воронцов первым толкнул Романченко, а последний в ответ на это дважды ударил потерпевшего ножом в живот, причинив тяжкий вред его здоровью. Судебная коллегия Брянского областного суда 19 июня 1998 г. приговор оставила без изменения. Председатель Брянского областного суда в протесте поставил вопрос об изменении судебных решений, исключении указания об осуждении Романченко по п. «в» ч. 3 ст. 111 УК. Президиум Брянского областного суда протест оставил без удовлетворения. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 18 октября 2001 г. удовлетворила аналогичный протест Председателя Верховного Суда Российской Федерации, указав следующее. Правовая оценка судом действий Романченко не соответствует установленным фактическим обстоятельствам дела, т. е., по существу, потерпевшему были причинены три проникающих ранения в живот через длительный промежуток времени, при этом каждый раз умысел осужденного был направлен на умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. По делу было установлено, что разрыв во времени между первым и вторым действиями Романченко, приведшими к единому преступному результату, не может свидетельствовать о возникновении в каждом случае нового умысла на причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью и не образует признака неоднократности. Поскольку преступное деяние совершено Романченко в отношении одного и того же лица в течение непродолжительного времени (30 минут), по единому мотиву, то его действия охватывались единым умыслом и свидетельствуют о едином продолжаемом преступлении. В связи с этим в протесте правильно указано, что все содеянное Романченко подлежит квалификации по ч. 1 ст. 111 УК РФ. ——————————— См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2002. N 4. С. 9 — 10.

По смыслу закона неоднократность причинения тяжкого вреда здоровью (п. «в» ч. 3 ст. 111 УК) имеется в случаях, когда то же деяние совершено в разное время в отношении двух или более потерпевших, а также в отношении одного и того же лица, но по вновь возникшему умыслу. Совершение лицом двух и более преступлений характеризует общий специфический признак множественности преступлений. Множественность преступлений следует определить как совершение лицом двух или более преступлений, когда по двум из совершенных виновным лицом общественно опасных деяний не исключается возможность привлечения его к уголовной ответственности либо по предшествующему преступлению не погашена и не снята судимость. Единое (единичное) преступление подразделяется на простое и сложное. Единым простым признается преступление, в котором одно действие причиняет один простой по своему характеру ущерб (вред). К единым сложным преступлениям относятся: составные преступления — в основе которых лежат альтернативные действия; преступления с двумя действиями; длящиеся; продолжаемые преступления; преступления, квалифицированные наличием тяжких последствий; преступления, в основе которых лежат повторные действия. Исходя из данной классификации множественности преступлений применительно к вышеуказанному примеру из судебной практики следует выделить определение продолжаемого преступления, т. е. деяния, которое складывается из ряда тождественных (одинаковых) преступных действий (актов бездействия), направленных к общей цели и составляющих в своей совокупности единое преступление. Из приведенного, однако, не усматривается положение о времени совершаемых деяний, которые составляют продолжаемое преступление. Вместе с тем множественность, в данном случае признак неоднократности, в действиях виновного Романченко отсутствовал, и основным признаком являлся короткий промежуток времени (30 минут), в который было совершено два тождественных преступных деяния, т. е. умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, составляющих одно продолжаемое преступление. Как было отмечено ранее, преступления против здоровья отличаются от преступлений против жизни по непосредственному объекту (здоровье, жизнь). Однако анализ судебной практики, в частности, показывает, что суды нередко допускают ошибки при квалификации таких преступлений. Причина, возможно, заключается в недостаточности исследования обстоятельств по материалам конкретного уголовного дела. Так, судебная коллегия признала обоснованными доводы протеста заместителя Генерального прокурора Российской Федерации о том, что квалификация действий виновного лица помимо ч. 1 ст. 105 УК РФ еще и по ч. 1 ст. 111 УК является излишней . Из материалов дела следует, что между Г. и потерпевшим произошла драка, в ходе которой Г. несколько раз ударил его головой о выступающую часть металлической ручки на воротах гаража, чем причинил потерпевшему телесные повреждения различной степени тяжести, в том числе опасное для жизни в момент причинения (вдавленный перелом наружной костной пластины лобной кости). По окончании драки Г. и присутствующий при избиении свидетель Р. ушли, а потерпевший остался лежать на земле. Спустя некоторое время Г. вернулся на место происшествия, ударил потерпевшего ногой в лицо, а затем, взяв под руки, оттащил к железнодорожному пути и положил на рельсы. Проходящий поезд совершил на потерпевшего наезд, вследствие чего он получил травмы, несовместимые с жизнью, и скончался на месте. ——————————— См.: Определение N 56-ДО1пр-19 по делу Г. Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2002. N 4. С. 11.

В данном деле виновный Г. умышленно причинил смерть потерпевшему. Как было видно из показаний Г., он прекратил избиение потерпевшего, так как понял, что в присутствии свидетеля Р. не сможет его убить. Лишь проводив Р. домой, вернулся на место происшествия и довел свой умысел до конца, т. е. совершил убийство. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации исключила из приговора осуждение Г. по ч. 1 ст. 111 УК РФ. Указанный случай из судебной практики свидетельствует о том, что судам более тщательно следует исследовать как признаки, квалифицирующие общественно опасное деяние, так и субъективные признаки преступления, а именно вину, мотив и цель содеянного. Так, субъективное отношение виновного к своим действиям и их последствиям в преступлениях против здоровья человека определить достаточно непросто. Такое положение объясняется сложностью рассматриваемых преступлений, направленных против здоровья другого человека, и в особенности, это касается субъективного отношения виновного к своим действиям и последствиям, которые наступают в результате этих действий. Поэтому в литературе данному вопросу уделяется внимание, а именно раздельно рассматривается субъективное отношение виновного к преступному действию и преступным последствиям. Так, в частности, в теории уголовного права отмечается, что субъективное отношение к действиям и последствиям при совершении преступлений против здоровья носит весьма своеобразный характер. Оно состоит в разном субъективном отношении не к последствиям деяния вообще, а только к тем, которые являются квалифицирующими обстоятельствами. Вместе с тем отношение к последствиям как к элементу того или иного состава преступления против здоровья определяет содержание вины в целом. При совершении преступления против здоровья его тяжесть определяется степенью вреда, причиненного здоровью. Таким образом, субъективное отношение к наступлению этого вреда и будет определять содержание субъективной стороны в целом . ——————————— См.: Загородников Н. И. Преступления против здоровья. М., 1969. С. 29 — 30.

При анализе субъективной стороны таких преступлений возможно различное сочетание субъективного отношения виновного к действиям и их последствиям. Так, в случае если присутствовал умысел виновного в отношении действий и последствий, то такое преступление признается умышленным. В другом случае умышленных действий и неосторожности в отношении последствий преступление следует признавать неосторожным, и в третьем случае, если в действиях виновного присутствует неосторожность, а также неосторожное отношение к последствиям, то преступление признается неосторожным. Кроме того, для оценки степени общественной опасности личности виновного, индивидуализации наказания имеет большое значение определение целей и мотивов совершения таких преступлений. Вопрос о характере субъективной стороны преступлений против здоровья — наиболее трудный для правоприменителей. Так, большое значение для квалификации подобных преступлений имеют объективные признаки деяния, а именно нанесение удара в жизненно важные органы потерпевшего, орудие совершения данного деяния, поведение виновного во время совершения насильственного преступления и после его совершения и другие не менее важные объективные признаки. Только изучив в совокупности как объективные, так и субъективные признаки, можно составить общее заключение об общественной опасности деяния и о правильной его квалификации. Приведенный пример из судебной практики по уголовному делу Г. показывает, что окончательный умысел виновного был направлен на умышленное причинение смерти потерпевшему, которому он сначала причинил тяжкий вред здоровью, что оценивается определением диспозиции ст. 111 УК, а затем свой умысел через короткий промежуток времени виновный довел до конца, т. е. ударил его ногой в лицо и впоследствии положил на рельсы железнодорожного пути. В результате этих действий виновного Г. от наезда поезда потерпевший скончался. Следует отметить, что в действиях виновного Г. усматриваются также признаки деяния, совершенного с особой жестокостью (п. «и» ч. 1 ст. 63 и п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ), т. е. потерпевшему были причинены особые страдания (а именно удар ногой в лицо), а также был направлен умысел виновного на причинение смерти потерпевшему от наезда поезда. В правоприменительной практике нередко допускаются ошибки при квалификации преступлений по ч. 4 ст. 111 УК РФ, т. е. как умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, особенно когда проходит определенный промежуток времени с момента умышленного причинения ранения или других повреждений до наступления смерти потерпевшего, что не исключает умысла виновного лишить жизни другого человека. В таких ситуациях преступление может иметь явные признаки убийства, однако оно квалифицируется по ч. 4 ст. 111 УК, что неправильно, и на это указывает, в частности, п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)». Кроме того, определенные сложности возникают на практике при разграничении понятий умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего по неосторожности (ч. 4 ст. 111), и причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК) . ——————————— См.: Адельханян Р. А. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при особо отягчающих обстоятельствах. М., 2002. С. 6 — 7.

Читайте так же:  Доверенность продавцу от ип

В указанном Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации отмечается, что убийство необходимо отграничивать от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, имея в виду, что при убийстве умысел виновного направлен на лишение потерпевшего жизни, а при совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК, отношение виновного к наступлению смерти потерпевшего выражается в неосторожности. При решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения. Так, в литературе имеются различные суждения об объекте такого преступления, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть человека (ч. 4 ст. 111). В одном случае называются в качестве такового здоровье и жизнь человека, а в другом — только здоровье. Наиболее правильным следует считать посягательство именно на здоровье человека, опасное для жизни человека. Следует отметить, что при квалификации общественно опасных деяний, направленных на такие важные блага и ценности человека, как жизнь и здоровье, необходимо уделять внимание тщательному изучению и выявлению существующих критериев отграничения убийств от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть человека. Так, причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего является «первичным последствием», которое в свою очередь вызывает еще более тяжкое последствие — смерть потерпевшего (вторичное последствие). Первичное последствие обусловливает наступление вторичного, потому между ними должна быть установлена причинная связь. В случае если смерть потерпевшего наступила вследствие иных причин (например, индивидуальное состояние организма жертвы и др.), то содеянное не может квалифицироваться по ч. 4 ст. 111 УК . ——————————— См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть. М., 1996. С. 35.

Установлено, что наибольшие трудности при квалификации деяния по ч. 4 ст. 111 УК возникают прежде всего из описания признаков деяния, предусмотренного ч. ч. 1, 2 или 3 ст. 111, а также определения сущности слова «повлекшие». Кроме того, особую сложность на практике представляет оценка субъективных свойств деяния, а именно установл ение вины в содеянном. Отличительной чертой данного преступления от других преступлений против здоровья, повлекших вред различной тяжести, является наличие в деянии по ч. 4 ст. 111 двойной формы вины. Согласно ст. 27 УК РФ, если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые не охватывались умыслом виновного, уголовная ответственность за такие последствия наступает в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. Такое преступление признается совершенным умышленно. Таким образом, следует учитывать, что преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 111 УК, характеризуется наличием как прямого, так и косвенного умысла, направленного на причинение тяжкого вреда здоровью, и неосторожной формой вины (легкомыслием либо небрежностью) по отношению к наступлению смерти потерпевшего. Преступление с двойной формой вины характеризует причинная связь между совершением деяния, содержащего все признаки основного преступления (т. е. умышленного причинения тяжкого вреда здоровью), и наступлением дополнительных, производных последствий. Эти последствия могут быть вменены в вину лицу, если они обусловлены совершением основного преступления. По своей сути двойная форма вины при совершении такого деяния может выражаться в прямом умысле и преступном легкомыслии, прямом умысле и преступной небрежности, косвенном умысле и преступном легкомыслии, а также косвенном умысле и преступной небрежности. Изучение судебной практики подтверждает, что вина в смерти потерпевших большинства осужденных по ч. 4 ст. 111 УК РФ выражалась в виде преступной небрежности. В то же время случаи, когда лицо, действуя с внезапно возникшим неопределенным умыслом, предвидит возможность наступления смерти, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает предотвратить смерть потерпевшего, на практике встречаются достаточно редко. В таких ситуациях виновный рассчитывает на неопределенный результат своего деяния, а его действия квалифицируются как убийство (ст. 105 УК) . ——————————— См.: Адельханян Р. А. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при особо отягчающих обстоятельствах. М., 2002. С. 125 — 126.

К преступлениям против здоровья относятся также деяния, предусмотренные ст. 112 (умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью) и ст. 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью). Так, умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью в отличие от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (ст. 111) не опасно для жизни потерпевшего и не влечет тех последствий, которые предусмотрены ст. 111. Вместе с тем умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью способно вызвать длительное расстройство здоровья потерпевшего или значительную стойкую утрату общей трудоспособности менее чем на одну треть. Об умышленном причинении легкого вреда здоровью говорится в случаях, когда оно вызывает кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности (ст. 115 УК). Анализ судебной практики показывает, что при квалификации преступлений, направленных на умышленное причинение вреда здоровью, суды сталкиваются с некоторыми трудностями, например, в определении нормы закона, установлении наличия квалифицирующих признаков содеянного и др. Так, в одном случае причинение из неприязни телесных повреждений потерпевшей необоснованно было квалифицировано как совершенное из хулиганских побуждений . Кунцевским районным судом г. Москвы 9 августа 2000 г. Воронин был осужден по п. «д» ч. 2 ст. 112 и ч. 1 ст. 117 УК. Он признан виновным в совершении преступлений при следующих обстоятельствах. 17 августа, примерно в 22 час., в состоянии алкогольного опьянения в своей квартире Воронин из хулиганских побуждений ударил свою мать — Воронину по руке доской для разделки овощей, причинив ее здоровью вред средней тяжести. Он же 5 сентября 1998 г., 7 апреля 1999 г., 12 ноября 1999 г., 24 февраля 2000 г. и 9 марта 2000 г. в нетрезвом состоянии систематически наносил матери побои, которые повлекли причинение легкого вреда здоровью потерпевшей, а также физические и психические страдания. Заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации в протесте поставил вопрос об изменении приговора, а именно переквалификации действий Воронина с п. «д» ч. 2 ст. 112 УК на ч. 1 ст. 112 УК. Президиум Московского городского суда 21 марта 2002 г. протест удовлетворил. Таким образом, было признано, что Воронин, действительно, совершил преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 117 УК (истязание), так как наносил своей матери многочисленные побои. Вместе с тем приговор в отношении осуждения Воронина по п. «д» ч. 2 ст. 112 УК, т. е. как умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, совершенное из хулиганских побуждений, подлежал изменению. Так, в частности, дополнительное исследование обстоятельств уголовного дела привело к выводу о том, что никаких причин, кроме алкогольного опьянения, для избиения потерпевшей у виновного не было. На основании свидетельских показаний было выяснено, что между Ворониным и его матерью существовали неприязненные отношения и постоянно происходили ссоры на бытовой почве. При таких обстоятельствах вывод суда о причинении Ворониным средней тяжести вреда здоровью матери из хулиганских побуждений нельзя признать обоснованным и действия осужденного должны квалифицироваться по ч. 1 ст. 117 и ч. 1 ст. 112 УК, т. е. без наличия квалифицирующих признаков. В данном случае в части отсутствия признака «хулиганские побуждения» оценка содеянного осужденным Ворониным правильна, так как данный признак является основным при совершении деяния, направленного прежде всего против общественного порядка, на проявление неуважения к обществу и иное, что в приведенном деле отсутствовало. ——————————— См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2002. N 10. С. 12.

Вместе с тем хулиганство как особая форма нарушения общественного порядка нередко выражается в посягательстве на личность, в частности, нанесении легкого вреда здоровью. В судебной практике встречаются случаи, когда причинение вреда здоровью безосновательно квалифицируется как хулиганство, а не как преступление против здоровья. Для правильного решения таких вопросов необходимо исходить из того, что посягательство на личность потерпевшего, его здоровье, поводом для которого явились неприязненные отношения между обвиняемым и потерпевшим, по общему правилу, не может квалифицироваться как хулиганство и должно рассматриваться как преступление, направленное на причинение вреда здоровью, личности в целом. Так, суд ошибочно квалифицировал действия лица как хулиганство . Коптевским районным судом г. Москвы Лопухов осужден по ч. 3 ст. 213, п. «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ. Он признан виновным в совершении хулиганства. Согласно материалам дела 10 декабря 1998 г. вечером Лопухов с умыслом совершить хулиганские действия в отношении ранее ему незнакомых Рзаева и Капитоненковой шел за ними от Коптевского рынка г. Москвы до дома N 20 по Коптевской улице. Проследовав за ними в подъезд дома, он на лестничной площадке начал угрожать им, используя в качестве оружия зажигалку, выполненную в виде пистолета. При этом Лопухов кричал: «Я вас убью, вы моего друга посадили на иглу!» и требовал отдать наркотическое средство, при этом нецензурно выражался. В дальнейшем стал избивать Рзаева по лицу рукояткой пистолета-зажигалки. Капитоненкова пыталась остановить Лопухова, но он нанес ей удар пистолетом-зажигалкой по руке, причинив закрытый перелом средней фаланги пальца правой руки со смещением, относящийся к повреждению, причинившему вред средней тяжести по признаку длительного расстройства здоровья свыше трех недель. Затем он был задержан работниками милиции. Судебная коллегия Московского городского суда приговор оставила без изменения. Заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации в протесте поставил вопрос об отмене приговора в части осуждения Лопухова по ч. 3 ст. 213 УК, а также о переквалификации его действий с п. «д» ч. 2 ст. 112 УК на ч. 3 ст. 118 УК (причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью по неосторожности). Президиум Московского городского суда 13 апреля 2000 г. протест удовлетворил. Как было выяснено дополнительно по материалам уголовного дела, Лопухов принял Рзаева и Капитоненкову ошибочно за лиц, которые якобы причинили вред его другу, приобщив того к потреблению наркотиков, и ошибочно преследовал их до дома, в котором и произошла драка. Однако стало известно, что Лопухов действительно ударил Рзаева, чтобы его напугать, и между ними завязалась драка, Капитоненкову он не бил, но мог по неосторожности задеть ее пистолетом-зажигалкой, она же ударила его бутылкой по голове. Когда Лопухов убедился, что он не прав и обознался, то извинился перед ними. Таким образом, приведенные доказательства свидетельствуют о том, что вывод суда о совершении Лопуховым хулиганства ошибочный, так как он не имел умысла на грубое нарушение общественного порядка, своими действиями он причинил Рзаеву физическую боль, а Капитоненковой — вред здоровью средней тяжести из неприязни, приняв их за лиц, причастных к продаже наркотиков его другу. Как видно из материалов уголовного дела, повреждение потерпевшей Лопухов причинил по неосторожности. При таких обстоятельствах действия Лопухова подлежат квалификации по ст. 116 (побои) и ч. 3 ст. 118 (причинение средней тяжести вреда здоровью по неосторожности). ——————————— См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2002. N 11. С. 11 — 12.

Согласно ст. 27 УПК РСФСР (ст. 20 УПК РФ) уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 115, 116, ч. 1 ст. 129 и ст. 130 УК РФ, считаются делами частного обвинения и возбуждаются только по заявлению потерпевшего и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Таким образом, в вышеуказанном уголовном деле отсутствует заявление потерпевшего Рзаева о привлечении Лопухова к уголовной ответственности за нанесение ему побоев, причинивших ему физическую боль. В судебном заседании Рзаев указал, что претензий к Лопухову не имеет, а поэтому уголовное дело в отношении Лопухова по ст. 116 подлежит прекращению, а его действия подлежат переквалификации с п. «д» ч. 2 ст. 112 УК на ч. 3 ст. 118 УК (т. е. как причинение средней тяжести вреда здоровью по неосторожности). Таким образом, можно сделать вывод, что в данном случае по делу Лопухова не была установлена его вина в умышленном причинении вреда здоровью потерпевших Рзаева и Капитоненковой, а его действия, совершенные в отношении указанных лиц, ошибочны и признаны судом как совершенные по неосторожности. Рассмотренный пример свидетельствует о разнообразии совершаемых противоправных действий, направленных против здоровья человека, которые должны точно и правильно квалифицироваться судами.

Еще статьи:

  • Налог в фсс с зарплаты Отчисления с заработной платы сотрудников Главная → Статьи → Отчисления с заработной платы сотрудников Статья написана 25.02.2012 г.Последнее обновление — 16.08.2017 г. Рассмотрим размер отчислений с заработной платы на следующем примере: ведущий программист Сидоров работает в ООО […]
  • Мировой суд г тамбова октябрьского района Мировой суд г тамбова октябрьского района График работы суда Октябрьский районный суд города Тамбова адрес: 392024, г.Тамбов, ул.К.Маркса, 406 (судьи уголовной специализации) адрес: 392000, г.Тамбов, ул.Советская, 191 (судьи гражданской специализации) Номера телефонов, по которым можно […]
  • Заявление о ввозе товаров упп Заявление о ввозе товаров упп г. Усть-Каменогорск, проспект им. Ауэзова, 14/1, офис 111 +7 7232 57-00-66, +7 7232 619-444 Контакт Материалы февральского выпуска ИТС Казахстан доступны пользователям в Интернет-версии, начиная с 04 февраля 2019 года Опубликован релиз 2.2.18.5 […]
  • Федеральный закон от 21072005 n 94-фз Федеральный закон от 21 июля 2005 г. N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" Федеральный закон от 21 июля 2005 г. N 94-ФЗ"О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для […]
  • Приказ минобрнауки от 20082012 623 Приказ Министерства образования и науки РФ от 20 августа 2012 г. N 623 "Об утверждении требований к содержанию программы подготовки лиц, желающих принять на воспитание в свою семью ребенка, оставшегося без попечения родителей, и формы свидетельства о прохождении такой подготовки на […]
  • Бухгалтерская отчетность малых предприятий как заполнять Бухгалтерская отчетность малых предприятий как заполнять ТИПОВАЯ СИТУАЦИЯ™ актуальна на 12 февраля 2019 г. Упрощенная бухгалтерская отчетность малых предприятий - 2018: что сдавать и как заполнить Упрощенную бухгалтерскую отчетность могут сдавать все малые предприятия, кроме […]