Залог предмета лизинга лизингополучателем

Залог на предмет лизинга прекращается автоматически

В лизинге долгое время существовала проблема, связанная со снятием обременения имущества лизинговой компанией после выплаты всех лизинговых платежей. Фактически, существующая норма ГК, при которой залог следует за правом собственности, не давала добросовестным клиентам быть уверенными в том, что финансирующий лизинговую компанию банк не предъявит прав на имущество, по которому лизингополучатель выполнил все обязательства пред лизинговой компанией.

Закон о лизинге предусматривает возможность лизинговой компании без согласия лизингополучателя использовать имущество в качестве залога банку. Однако, в случае недобросовестности лизинговой компании или неаккуратности ее сотрудников лизинговое имущество после окончания срока лизинга еще долгое время может оставаться в залоге у банка. А в случае появления проблем у лизинговой компании или банкротства использоваться как залоговая масса.

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.03.2012 N 16533/11 по делу N А56-2946/2011 установило новое основание прекращения залога в отношение предмета лизинга, а именно переход права собственности на предмет Лизинга к Лизингополучателю. Фактически суд своим решением изменил действующую норму ГК, что случается крайне редко.

В постановлении суд указал, что поскольку Лизингополучатель внес все лизинговые платежи и стал собственником предмета лизинга, то с момента с прекращения права собственности лизинговой компании прекратилось и право залога банка на данный предмет лизинга.

Особенность договора лизинга состоит в том, что имущественный интерес лизингодателя заключается в размещении и последующем возврате с прибылью денежных средств. Приобретение лизингодателем права собственности на предмет лизинга служит для него средством достижения этой цели и гарантией возврата вложенного, в связи с чем упомянутое право носит временный характер и подлежит прекращению при внесении всех договорных платежей.

Залог лизингового имущества: возможен ли компромиссный подход?

Эксперты пытаются найти компромисс по вопросу о залоге предмета лизинга, чтобы защитить лизингополучателя от действий недобросовестных лизингодателей и их кредиторов.

Ассоциация российских банков — разработчик законопроекта о сохранении залога предмета лизинга при его переходе в собственность лизингополучателя — не готова смягчать свою позицию, выраженную в законопроекте, в связи с чем совместная доработка законопроекта банковским и лизинговым сообществом не состоится. Об этом говорится в опубликованном в пятницу на сайте Объединенной лизинговой ассоциации отчетном сообщении по итогам участия экспертов ОЛА в прошедшем 2 июля объединенном заседании экспертов рабочих групп подкомитета по лизингу и подкомитета по банкам комитета Торгово-промышленной палаты РФ по финансовым рынкам и кредитным организациям.

Как напомнили в ОЛА, в повестке дня заседания значились: обсуждение подготовленного Ассоциацией российских банков законопроекта о сохранении залога предмета лизинга при его переходе в собственность лизингополучателя; обсуждение законопроекта о внесении изменений в федеральный закон «О финансовой аренде (лизинге)» и некоторые иные законы, разрабатываемого подкомитетом по лизингу для представления в Минэкономразвития; обсуждение проекта нового МСФО об аренде; обсуждение проекта методических рекомендаций по расчету лизинговых платежей, подготовленного для подкомитета по лизингу.

Суть законопроекта АРБ и его противоречий с конкурирующим законопроектом по вопросу о залоге предмета лизинга излагается в проекте резолюции , на который накануне сослался в своем сообщении по итогам указанного заседания другой его групповой участник — подкомитет ТПП РФ по лизингу. Как разъяснялось в резолюции, в АРБ считают, что у лизингодателя должна быть обязанность предупреждать лизингополучателя о правах третьих лиц на предмет лизинга (то есть о том, что предмет лизинга, например, заложен), а если этого не сделано, то лизингополучатель имеет право настаивать на более выгодных для себя условиях либо на расторжении договора. При этом предлагается законодательно закрепить сохранение права залога независимо от перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.

Другой же законопроект, предложенный Министерством экономического развития РФ, предусматривает правило, в соответствии с которым согласия лизингополучателя на залог не требуется, но при этом право залога прекращается при переходе права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.

Оба законопроекта, по идее, призваны защитить лизингополучателя, который может стать жертвой недобросовестного лизингодателя (поскольку не в состоянии проконтролировать своевременное погашение последним кредита, по которому заложен предмет лизинга), равно как и недобросовестного залогодержателя, который практикует такую «хитрость»: уже зная о неплатежеспособности заемщика-лизингодателя, ждет полной выплаты лизингополучателем всех платежей и перехода к нему права собственности на предмет лизинга, чтобы потом обратить взыскание на предмет лизинга, не обремененный правами лизингополучателя.

Позиция Высшего арбитражного суда РФ по этому вопросу отражена в постановлении его президиума от 22 марта 2012 года № 16533/11, согласно которому залог предмета лизинга, фактически переданного лизингополучателю, осуществляется в совокупности с правами лизингодателя и прекращается при исчерпании этих прав выкупом лизингополучателем предмета лизинга, напоминали в подкомитете по лизингу.

В подкомитете по лизингу, как следует из проекта резолюции, рассчитывают прийти к компромиссу по вопросу о залоге предмета лизинга. Одним из пунктов проекта резолюции значилось создание объединенной рабочей группы из представителей банков и лизинговых компаний, которая выработает консолидированную позицию банковского и лизингового сообщества для объединения представленных законопроектов.

Между тем, как отмечается в отчете ОЛА , «на заседании выяснилось, что Ассоциация российских банков — разработчик законопроекта о сохранении залога предмета лизинга при его переходе в собственность лизингополучателя — не готова смягчать свою позицию, выраженную в законопроекте, в связи с чем совместная доработка законопроекта банковским и лизинговым сообществом не состоится. Собравшиеся не поддержали залоговый законопроект».

В ОЛА отмечают, что основное внимание участников привлек законопроект о внесении изменений в федеральный закон «О финансовой аренде (лизинге)» и некоторые иные законы. Многие участники совещания выступили с критикой концепции законопроекта, констатируют в ассоциации.

Так, участник рабочей группы ОЛА по анализу судебно-арбитражной практики, ведущий юрист «Пепеляев Групп» Петр Попов поддержал высказанное на заседании руководителем одной из лизинговых компаний мнение, что «в законопроекте невозможно волевым усилием вернуть упрощенные и отвергнутые в судебной практике подходы к правовому регулированию лизинга». «Нельзя не отразить в законопроекте, что в экономической практике существует по меньшей мере две принципиально разные разновидности лизинговых отношений — выкупной лизинг, являющийся по сути финансовым посредничеством, и разновидность, более приближенная к классической аренде и на практике иногда называемая «операционным лизингом». На сегодняшний день вопрос о разграничении разновидностей лизинговых операций назрел. Он может и должен быть разрешен на основе критериев, содержащихся в международных стандартах финансовой отчетности и известных из зарубежной практики (прежде всего германской). Принципиально менять регулирование, отказываться от привязки «лизингового финансового посредничества» к аренде, возможно, рано, но две разновидности могут быть выделены в рамках существующего регулирования. Если это сделать, то легко будет доработать и сделать менее спорными три ключевых блока законопроекта — регулирование лизинговых платежей, выкупа и расчетов при изъятии имущества. После этого можно будет дорабатывать процедурные нормы — инкассовое списание платежей, исполнительную надпись нотариуса, а также иные поправки», — приводится в релизе ОЛА позиция эксперта.

Схожие позиции высказали и другие участники совещания, докладывает ОЛА.

«Оживленную дискуссию вызвали положения законопроекта о критериях существенности нарушения обязательств лизингополучателями. Участники заседания высказывали мнение, что законодательные ограничения существенности не должны ухудшать положение добросовестных лизинговых компаний, но обойтись без таких ограничений, скорее всего, будет нельзя, так как закон должен в том числе обеспечивать пресечение недобросовестных действий отдельных лизингодателей. Конкретные значения критериев, определяющих грубые или систематические нарушения, будут дорабатываться», — рассказали в ассоциации.

Готовится письменный отзыв рабочей группы ОЛА по анализу судебно-арбитражной практики на законопроект и предложения по тексту поправок, которые будут представлены к рассылке и на утверждение совету ОЛА в ближайшие недели.

Подкомитет по лизингу ТПП РФ намеревается представить окончательно сформулированные предложения в Минэкономразвития России к 30 сентября 2013 года, напомнили в ОЛА.

Также, как отмечается в сообщении ОЛА, участники совещания указали на целесообразность перевода проекта МСФО об аренде до его утверждения, чтобы заранее понимать возможные изменения в учете и использовать при доработке обсуждаемого законопроекта.

Обсуждение методических рекомендаций по расчету лизинговых платежей будет проведено после разрешения спорных вопросов, касающихся обсуждаемого законопроекта, сообщили в ОЛА.

По материалам Объединенной лизинговой ассоциации и подкомитета ТПП РФ по лизингу

Залог предмета лизинга

Лизингодатель имеет право в целях привлечения денежных средств использовать в качестве залога предмет лизинга, который будет приобретен в будущем по условиям договора лизинга. Лизингодатель обязан предупредить лизингополучателя обо всех правах третьих лиц на предмет лизинга.

Переход права собственности

Договором лизинга может быть предусмотрено, что предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя по истечении срока договора лизинга или до его истечения на условиях, предусмотренных соглашением сторон. Федеральным законом могут быть установлены случаи запрещения перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.

Страхование и риски

Предмет лизинга может быть застрахован от рисков утраты (гибели), недостачи или повреждения с момента поставки имущества продавцом и до момента окончания срока действия договора лизинга, если иное не предусмотрено договором. Страхователь (сторона, заключившая со страховщиком договор страхования) и выгодополучатель (сторона, в пользу которой заключен договор страхования), а также период страхования определяются договором лизинга.

Лизингополучатель в случаях, определенных законодательством РФ, должен застраховать свою ответственность за выполнение обязательств, возникающих вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц в процессе пользования лизинговым имуществом. Он также вправе застраховать риск своей ответственности за нарушение договора лизинга в пользу лизингодателя.

Риски между сторонами договора лизинга распределяются следующим образом (если иное не предусмотрено договором лизинга):

  • • имущественные риски с момента фактической приемки предмета лизинга несет лизингополучатель;
  • • риск невыполнения продавцом обязанностей по договору купли-продажи предмета лизинга и связанные с этим убытки песет сторона договора лизинга, которая выбрала продавца;
  • • риск несоответствия предмета лизинга целям использования этого предмета но договору лизинга и связанные с этим убытки несет сторона, которая выбрала предмет лизинга.

Обращение взыскания третьих лиц на предмет лизинга

На предмет лизинга не может быть обращено взыскание третьего лица по обязательствам лизингополучателя, в том числе в случаях, если предмет лизинга зарегистрирован на имя лизингополучателя. Взыскания третьих лиц, обращенные на имущество лизингодателя, могут быть отнесены только к данному объекту права собственности лизингодателя в отношении предмета лизинга. При этом к приобретателю прав лизингодателя в результате удовлетворения взыскания в обязательном порядке переходят не только права, но и обязательства лизингодателя, определенные в договоре лизинга.

Читайте так же:  Как правильно составить приказ об увольнении директора

ЗАЛОГ ПРЕДМЕТА ЛИЗИНГА

А.Н. ХАРИН
А.Н. Харин, аспирант Ставропольского государственного университета, юрист ОАО «Ставропольнефтегеофизика».
Нельзя не заметить, что в настоящее время лизинговая деятельность находит все более широкое применение. Этому способствуют, во-первых, активная пропагандистская кампания государственных органов, призывающая хозяйствующие субъекты использовать лизинг, и, во-вторых, реальные преимущества лизинга, позволяющие инвестировать средства, необходимые для обновления производственных фондов, и получать нужное оборудование, не отвлекая оборотные средства на эти операции.
Лизинговая деятельность регулируется Конвенцией УНИДРУА о международном финансовом лизинге (далее — Конвенция), Гражданским кодексом РФ, а также Федеральным законом от 29.10.1998 N 164-ФЗ «О лизинге» (далее — Закон N 164-ФЗ) в ред. от 29.01.2002 N 10-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О лизинге» (далее — Закон N 10-ФЗ).
По договору финансовой аренды (лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность выбранное арендатором имущество и предоставить ему это имущество во временное владение и пользование для предпринимательских целей (ст. 665 ГК РФ).
Для успешного применения лизинга на практике необходима тщательная проработка и четкое понимание сопутствующих ему механизмов, в том числе механизма залогового обеспечения лизинговой деятельности.
В соответствии со ст. 15 Закона N 164-ФЗ договор залога отнесен к так называемым сопутствующим договорам (наряду с договором о привлечении средств, договором поручительства и др.) Такое положение вещей полностью соответствует природе залога как акцессорного (дополнительного к основному) обязательства. К обязательным договорам законодатель отнес лишь договор купли-продажи. Согласно указанной статье обязательные и сопутствующие договоры субъекты лизинга заключают «для выполнения своих обязательств по договору лизинга».
Закон N 164-ФЗ в своей первоначальной редакции содержал множество норм, прямо противоречащих ГК РФ и Конвенции, но большинство ошибок удалось исправить с помощью Закона N 10-ФЗ. Так, исключена ст. 14, все три пункта которой не соответствовали ГК РФ и сути договора лизинга как разновидности договора аренды. Пункт 1 ст. 14 гласил: «Лизингополучатель может передать в залог предмет лизинга только с разрешения лизингодателя в письменной форме. Залог должен быть оформлен отдельным договором между лизингополучателем и его кредитором». Однако согласно п. 2 ст. 335 ГК РФ «залогодателем вещи может быть ее собственник либо лицо, имеющее на нее право хозяйственного ведения». Таким образом, лизингополучатель, не будучи собственником вещи, никак не может передать предмет лизинга в залог, даже имея на то письменное согласие лизингодателя. Удивительно, что, несмотря на абсурдность данной нормы, она применялась судами (например, Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 27.02.2001 по делу N Ф08-111/2001).
Вместе с тем лизингополучатель может заложить свои права по договору лизинга. В соответствии с п. 3 ст. 335 ГК РФ «залогодателем права может быть лицо, которому принадлежит закладываемое право». И вот для этого действительно необходимо согласие лизингодателя, так как далее указанная норма гласит, что «залог права аренды или иного права на чужую вещь не допускается без согласия ее собственника или лица, имеющего на нее право хозяйственного ведения, если законом или договором запрещено отчуждение этого права без согласия указанных лиц».
Таким образом, из норм ГК РФ можно сделать вывод, что если договор лизинга не содержит запрета на передачу лизингополучателем принадлежащих ему по договору лизинга прав в залог без согласия на то лизингодателя, то лизингополучатель вправе сделать это по своему усмотрению, так как ни ГК РФ, ни Федеральный закон «О финансовой аренде (лизинге)» не содержат запрета на отчуждение прав лизингополучателя без согласия лизингодателя.
Однако для полноты картины необходимо определить, как регламентируется подобное право лизингополучателя в Конвенции. В п. 2 ст. 14 этого документа указано, что лизингополучатель может уступить право пользования имуществом или любое другое право, которым он наделен в рамках договора на лизинг оборудования, при условии согласия лизингодателя на такую уступку и при условии соблюдения прав третьих лиц. Залог хоть и не является непосредственно уступкой права пользования имуществом, но, несомненно, потенциально предусматривает такую возможность.
Согласно ст. 7 ГК РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются в соответствии с Конституцией РФ составной частью правовой системы Российской Федерации. Международные договоры Российской Федерации применяются к отношениям, регулируемым гражданским законодательством непосредственно, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание внутригосударственного акта. Таким образом, вне зависимости от того, содержит ли договор лизинга запрет на отчуждение прав лизингополучателя без согласия лизингодателя или нет, лизингополучатель не может заложить свои права без согласия лизингодателя.
Пункт 2 ст. 14 Закона N 164-ФЗ предусматривал следующую норму: «Лизингодатель может использовать свои права в отношении предмета лизинга в качестве залога третьему лицу, как участнику лизинговой сделки, так и не участнику лизинговой сделки. При этом риск изъятия залога в пользу третьего лица рассматривается как бесспорное нарушение условий договора лизинга со стороны лизингодателя». Противоречие между нормами, содержащимися в первом и втором предложениях данного пункта, очевидно. Норма, содержащаяся в первом предложении, давала лизингодателю право передавать в залог лишь свои права по договору лизинга. В то же время норма, содержащаяся во втором предложении, допускает передачу в залог и самого предмета лизинга с последующим его изъятием у лизингополучателя.
Закон N 10-ФЗ устранил это противоречие, установив, что «лизингодатель имеет право в целях привлечения денежных средств использовать в качестве залога предмет лизинга, который будет приобретен в будущем по условиям договора лизинга» (п. 2 ст. 18). Но при этом лизингодатель обязан предупредить лизингополучателя обо всех правах третьих лиц на предмет лизинга.
Однако на практике у лизингополучателей возникает вопрос: может ли залогодержатель по заключенному лизингодателем договору залога на предмет лизинга изъять его? В соответствии с ГК РФ финансовая аренда (лизинг) является разновидностью договора аренды, и потому к нему применимы нормы, регулирующие общие положения аренды. Так, п. 1 ст. 617 ГК РФ указывает, что «переход права собственности (хозяйственного ведения, оперативного управления, пожизненного наследуемого владения) на сданное в аренду имущество к другому лицу не является основанием для изменения или расторжения договора аренды». Таким образом, новый собственник предмета лизинга, став таковым после процедуры реализации предмета залога, не сможет изъять предмет лизинга у добросовестно исполняющего свои обязательства лизингополучателя, но сможет стать на место лизингодателя и получать от лизингополучателя лизинговые платежи в соответствии с условиями договора лизинга.
Пункт 3 ст. 14 Закона N 164-ФЗ предусматривал, что «если предмет лизинга приобретен за счет привлеченных средств и является предметом залога по договору на привлечение средств, его повторный залог не производится». Действующее законодательство не содержит понятия «повторный залог». ГК РФ и Закон РФ от 29.05.92 N 2872-1 «О залоге» оперируют понятием «последующий залог». Противоречил ГК РФ и запрет на последующий залог, так как в соответствии с п. 2 ст. 342 ГК РФ «последующий залог допускается, если он не запрещен предшествующими договорами о залоге».
Изложив в Законе N 10-ФЗ статью 18 в новой редакции, законодатель внес важные дополнения, согласно которым лизингодатель имеет право в целях привлечения денежных средств использовать в качестве залога предмет лизинга, который будет приобретен в будущем по условиям договора лизинга, но при этом лизингодатель обязан предупредить лизингополучателя обо всех правах третьих лиц на предмет лизинга. Данное положение полностью соответствует норме, изложенной в п. 6 ст. 340 ГК РФ, в соответствии с которой «договором о залоге, а в отношении залога, возникающего на основании закона, законом может быть предусмотрен залог вещей и имущественных прав, которые залогодатель приобретет в будущем».
В целом необходимо отметить, что изменения, внесенные в законодательство о лизинге, устранили большинство имевшихся внутренних противоречий и позволили улучшить регулирование лизингового бизнеса, что в свою очередь должно привести к увеличению притока инвестиций и улучшению условий и масштабов кредитования участников лизинговых операций.
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

«КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»
(принята всенародным голосованием 12.12.1993)
ЗАКОН РФ от 29.05.1992 N 2872-1
«О ЗАЛОГЕ»
«ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)»
от 30.11.1994 N 51-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 21.10.1994)
«ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ВТОРАЯ)»
от 26.01.1996 N 14-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 22.12.1995)
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 29.10.1998 N 164-ФЗ
«О ФИНАНСОВОЙ АРЕНДЕ (ЛИЗИНГЕ)»
(принят ГД ФС РФ 11.09.1998)
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 29.01.2002 N 10-ФЗ
«О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ И ДОПОЛНЕНИЙ В ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН «О ЛИЗИНГЕ»
(принят ГД ФС РФ 26.12.2001)
«КОНВЕНЦИЯ УНИДРУА О МЕЖДУНАРОДНОМ ФИНАНСОВОМ ЛИЗИНГЕ»
(Заключена в г. Оттаве 28.05.1988)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС Северо-Кавказского округа от 27.02.2001
N Ф08-111/2001
Современное право, N 9, 2003

Залог имущества, уже переданного в лизинг, не противоречит закону

ФАС Московского округа в постановлении N А40—113569/ 11-35-97 5 от 04.10.2013 отклонил довод о неправомерности передачи лизингодателями в залог имущества, уже фактически переданного лизингополучателям в лизинг, передает «Клерк.Ру».

ФАС отметил, что к приобретателю прав лизингодателя в отношении предмета лизинга в результате обращения взыскания в обязательном порядке переходят не только права, но и обязательства лизингодателя, определенные в договоре лизинга.

Данное положение означает, что залог предмета лизинга, фактически переданного лизингополучателю, осуществляется в совокупности с правами лизингодателя и прекращается при исчерпании этих прав выкупом лизингополучателем предмета лизинга в соответствии с условиями договора лизинга.

При этом исправным лизингополучателям предоставляется равная степень защиты независимо от того, до или после прекращения договора лизинга надлежащим исполнением возникают у залогодержателей основания для обращения взыскания на предмет залога, переданный в выкупной лизинг.

Таким образом, передача лизингодателями в залог имущества, уже фактически переданного лизингополучателям в лизинг, законодательству не противоречит, поскольку не затрагивает прав исправных лизингополучателей, вытекающих из договоров лизинга.

Федеральный арбитражный суд Московского округа

Постановление

N А40—113569/ 11-35-97 5

Резолютивная часть постановления объявлена 03 октября 2013 года

Полный текст постановления изготовлен 04 октября 2013 года

Федеральный арбитражный суд Московского округа в составе:

председательствующего-судьи Русаковой О. И.,

судей Комаровой О. И., Тихоновой В. К.,

при участии в заседании:

от истца ЗАО «Гражданские самолеты Сухого» — Тверитнев А. И., доверенность от 24.01.2013

от ответчика ООО «Лизинговая компания «Дело» — представитель не явился, извещен

от третьего лица АО «БТА Банк» — Кутенко И. В., доверенность от 04.01.2013

рассмотрев 03 октября 2013 года в судебном заседании кассационную жалобу АО «БТА Банк», третьего лица

на постановление от 26 февраля 2013 года

Девятого арбитражного апелляционного суда

принятое судьями Кораблевой М. С., Тихоновым А. П., Кузнецовой Е. Е.

по иску закрытого акционерного общества «Гражданские самолеты Сухого»

(ОГРН 1027739155180, ИНН 7714175986)

к обществу с ограниченной ответственностью «Лизинговая компания «Дело»

(ОГРН 1027739373540, ИНН 7708179446)

третье лицо: АО БТА Банк

об обязании заключить договор купли-продажи

установил:

Читайте так же:  Перечень вопросов на статус адвоката

Закрытое акционерное общество «Гражданские самолеты Сухого» (далее — истец) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Лизинговая компания «Дело» (далее — ответчик) об обязании ответчика заключить договор купли-продажи предмета лизинга на условиях, предложенных истцом в письме от 28.07.2011 № 5507/354, ссылаясь на статьи 307, 309, 421, 429, 445, 446 Гражданского кодекса РФ, ст. 19 ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)».

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, привлечено АО «БТА Банк» (далее — Банк).

Решением суда от 26.03.2012 в удовлетворении иска отказано.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 18.07.2012 решение суда первой инстанции отменено, производство по делу в связи с утверждением между истцом и ответчиком мирового соглашения прекращено.

Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 13.12.2012 постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18.07.2012 отменено, дело направлено на новое рассмотрение в апелляционный суд со ссылкой на нарушение утвержденным судом мировым соглашением между истцом и ответчиком прав третьего лица (залогодержателя) — АО «БТА Банк».

При новом рассмотрении дела Девятый арбитражный апелляционный суд постановлением от 26.02.2013 отменил решение Арбитражного суда города Москвы от 26.03.2012 года по делу N А40—113569/ 11-35-97 5 и иск удовлетворил, обязав ООО «Лизинговая компания «Дело» заключить с ЗАО «Гражданские самолеты Сухого» договор купли-продажи предмета лизинга: вакуумной подметально-уборочной машины Johnston C№ 400 заводской N SA94VMLDX80068459, двигатель № 65В71915, 2008 года выпуска, желтый цвет, ПСМ серии ТС № 271210, выдан 06.06.2008, на условиях, предложенных ЗАО «Гражданские самолеты Сухого» в письме № 5507/354 от 28.07.2012 года.

С ООО «Лизинговая компания «Дело» взысканы расходы по уплате государственной пошлины по иску в пользу с ЗАО «Гражданские самолеты Сухого» в размере 4000 руб. и в доход федерального бюджета — 2000 руб. государственной пошлины по апелляционной жалобе.

В кассационной жалобе АО «БТА Банк» просит отменить постановление суда от 26.02.2013, оставить в силе решение суда первой инстанции, считая его законным и обоснованным. Заявитель кассационной жалобы приводит довод о том, что на момент заключения договора о залоге от 01.10.2008 N РФ 08/143 обязательство ответчика передать заложенное имущество в собственность лизингополучателю не возникло, поскольку отдельный договор купли-продажи лизингового имущества между истцом и ответчиком подписан не был. Банк ссылается на вступившее в законную силу решение Арбитражного суда г. Москвы от 02.09.2009 по делу N А40—160907/ 09-47-11 06, которым обращено взыскание в пользу Банка на принадлежащее истцу и переданное в лизинг имущество.

Отзыв на кассационную жалобу в порядке ст. 279 АПК РФ в суд не поступил.

В судебном заседании представитель Банка поддержал доводы кассационной жалобы. Представитель истца возражал против удовлетворения кассационной жалобы по мотивам, изложенным в постановлении суда от 26.02.2013.

ООО «Лизинговая компания «Дело» в судебное заседание, назначенное на 03.10.2013 г., явку своего представителя не обеспечило, отзыв на кассационную жалобу в порядке ст. 279 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суду не представило.

Судом приняты все меры к надлежащему извещению лиц, участвующих в деле, с направлением по имеющимся в деле адресам судебных извещений и своевременному размещению информации о судебном заседании на официальном сайте Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в сети Интернет согласно отчету о публикации судебного акта 03.09.2013 г.

Неявка лица, участвующего в деле, в судебное заседание при надлежащем его извещении не препятствует в силу ч. 3 ст. 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации рассмотрению дела в настоящем судебном заседании.

Выслушав явившихся представителей истца и третьего лица, обсудив доводы кассационной жалобы и возражения на нее, изучив материалы дела и проверив в порядке ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом апелляционной инстанции норм процессуального права, суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены обжалованного постановления суда.

Как установлено судом апелляционной инстанции и следует из материалов дела, между ответчиком (лизингодатель) и истцом (лизингополучатель) заключен на срок 36 месяцев договор финансовой аренды (лизинга) № 1541-Л1/СТ08 от 19.03.2008.

Пунктом 6.1 договора лизинга предусмотрено, что по окончании срока лизинга и при условии исполнения лизингополучателем своих финансовых обязательств предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя путем подписания между сторонами отдельного договора купли-продажи предмета лизинга в течение 30 календарных дней с момента окончания срока лизинга, оформляемой по процедуре, изложенной в пункте 6.7 договора.

28.07.2011 года истец с письмом № 5507/354 направил ответчику проект договора купли-продажи предмета лизинга, в ответ на которое письмом исх. 82 от 01.08.2011 года истец получил информацию об обременении передаваемого в собственность предмета лизинга.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 02.09.2009 по делу N А40-1609-07/09—47, вступившим в законную силу, на предмет залога было обращено взыскание в пользу АО «БТА Банк», в том числе и на спорный предмет лизинга.

Указанное обременение возникло на основании договора залога от 01.10.2008 N РФ 08/143, заключенного между ООО «Лизинговая компания «Дело» и АО «БТА Банк» после заключения договора лизинга.

Переданный истцу во владение и пользование по акту приема-передачи от 30.06.2008 предмет лизинга — вакуумная подметально-уборочная машина JOHNSTON C№ 400 на момент судебного разбирательства лизингодателю не возвращена, находится во владении истца, взыскание на него третьим лицом не обращено.

Поскольку предмет лизинга ответчиком в собственность истца не передан, договор купли-продажи (выкуп) предмета лизинга заключен не был, истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском об обязании ответчика заключить договор купли-продажи предмета лизинга.

Согласно пункту 1 статьи 624 Гражданского кодекса Российской Федерации в законе или договоре аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены.

В силу пункта 1 статьи 19 Федерального закона от 29.10.98 № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» договором лизинга может быть предусмотрено, что предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя по истечении срока договора лизинга или до его истечения на условиях, предусмотренных соглашением сторон.

Особенность договора выкупного лизинга состоит в том, что имущественный интерес лизингодателя заключается в размещении и последующем возврате с прибылью денежных средств. Приобретение лизингодателем права собственности на предмет лизинга служит для него средством достижения этой цели и гарантией возврата вложенного, в связи с чем упомянутое право носит временный характер и подлежит прекращению при внесении всех договорных платежей.

В свою очередь, имущественный интерес лизингополучателя в выкупном лизинге заключается в приобретении предмета лизинга в собственность. Исходя из этого лизинговые платежи при выкупном лизинге включают в себя в том числе цену продажи переданного в лизинг имущества, и имущество передается в лизинг, будучи обремененным правом лизингополучателя на последующий выкуп.

Надлежащее исполнение лизингополучателем обязательств по уплате всех лизинговых платежей, предусмотренных договором лизинга, означает реализацию им права на выкуп полученного в лизинг имущества.

Праву лизингополучателя выкупить имущество по договору выкупного лизинга корреспондируют обязанности лизингодателя, неразрывно сочетающие в себе обязанности арендодателя и продавца.

На основе оценки имеющихся в материалах дела и дополнительно представленных при новом рассмотрении доказательств суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу об обоснованности требований истца ввиду исполнения им обязательств по договору лизинга № 1541-Л1/СТ08 от 19.03.2008 в части внесения всех лизинговых платежей и оплаты выкупной стоимости предмета лизинга.

Данное обстоятельство Банком не оспаривается.

Доводы кассационной жалобы о нахождении вакуумной подметально-уборочной машины, являющегося предметом лизинга в залоге у Банка по договору залога движимого имущества от 01.10.2008 N РФ 08/143, препятствующему передаче истцу в собственность предмет лизинга, отклоняются как несостоятельные.

В силу статьи 23 Федерального закона от 29.10.1998 № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» к приобретателю прав лизингодателя в отношении предмета лизинга в результате обращения взыскания в обязательном порядке переходят не только права, но и обязательства лизингодателя, определенные в договоре лизинга.

Данное положение означает, что залог предмета лизинга, фактически переданного лизингополучателю, осуществляется в совокупности с правами лизингодателя и прекращается при исчерпании этих прав выкупом лизингополучателем предмета лизинга в соответствии с условиями договора лизинга (подпункт 3 пункта 1 статьи 352 Гражданского кодекса).

При этом исправным лизингополучателям предоставляется равная степень защиты независимо от того, до или после прекращения договора лизинга надлежащим исполнением возникают у залогодержателей основания для обращения взыскания на предмет залога, переданный в выкупной лизинг.

Таким образом, передача лизингодателями в залог имущества, уже фактически переданного лизингополучателям в лизинг, законодательству не противоречит, поскольку не затрагивает прав исправных лизингополучателей, вытекающих из договоров лизинга.

Аналогичная правовая позиция содержится в Постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.03.2012 г. № 16533/11 по делу N А56—2946/2011 и от 14.05.2013 г. № 17312/12.

Кроме того, суд кассационной инстанции учитывает, что договор залога движимого имущества от 01.10.2008 N РФ 08/143, на который ссылается Банк, был заключен по времени позднее договора лизинга № 1541-Л1/СТ08 от 19.03.2008.

При этом в пункте 7 Приложении № 2 к договору о залоге движимого имущества от 01.10.2008 N РФ 08/143 «Документы, подтверждающие возникновение обременения на предмет залога» зафиксировано, что движимое имущество, указанное в пункте 1 Таблицы 2 Приложения № 1 к настоящему договору, передано в финансовую аренду (лизинг) на основании спорного договора лизинга, заключенного от 19.03.2008 между залогодателем и ЗАО «Гражданские самолеты Сухого» (т. 2 л. д. 41).

Таким образом, договор залога между Банком и ООО «Лизинговая компания «Дело» был заключен в отношении уже переданного ЗАО «Гражданские самолеты Сухого» в лизинг имущества, о чем Банк должен был достоверно знать, тем не менее, несмотря на это обстоятельство и наличие определенного обременения в виде передачи объекта в лизинг с правом выкупа, Банк заключил договор залога.

Ссылка заявителя кассационной жалобы на наличие вступившего в законную силу решения Арбитражного суда г. Москвы от 02.09.2009 по делу N А40-1609-07/09—47, которым в счет погашения задолженности ООО «Лизинговая компания «Дело» перед Банком по кредитному договору обращено взыскание на имущество, заложенное по договору залога от 01.10.2008 N РФ 08/143, не может быть принята, поскольку судебный акт по указанному делу не может иметь преюдициального значения для настоящего спора, так как ЗАО «Гражданские самолеты Сухого» не было привлечено к участию в деле N А40-1609-07/09—47.

При этом, как следует из норм пункта 2 статьи 209 Гражданского кодекса Российской Федерации, даже в случае передаче третьим лицам права владения, пользования и распоряжения имуществом, и реально не владея, не распоряжаясь и не пользуясь имуществом, собственник имущества все равно остается таковым.

Суд кассационной инстанции находит выводы суда апелляционной инстанций правильными и обоснованными.

Доводы заявителя кассационной жалобы не опровергают выводы апелляционного суда относительно установленных судебной коллегией при повторном рассмотрении настоящего дела обстоятельств, не влияют на законность обжалуемого судебного акта, направлены на переоценку обстоятельств, установленных судом, что недопустимо при рассмотрении дела в суде кассационной инстанции, исходя из положений главы 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Читайте так же:  На первой стадии развития коллектива по макаренко требования выдвигает

Поскольку фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судом апелляционной инстанции на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, а окончательные выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права, у суда кассационной инстанции отсутствуют предусмотренные статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены по доводам кассационной жалобы обжалуемого постановления суда.

Расходы по уплате государственной пошлины за рассмотрение кассационной жалобы в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отнесению на ее заявителя.

Руководствуясь ст. ст. 274, 284, 286, п. 1 ч. 1 ст. 287, ст. 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Московского округа

постановил:

постановление от 26 февраля 2013 года Девятого арбитражного апелляционного суда по делу N А40—113569/ 11-35-97 5 оставить без изменения, а кассационную жалобу АО «БТА Банк» — без удовлетворения.

Предмет лизинга оказался в залоге у банка. Права на него удалось зарегистрировать без обременений

Задача

Важно было не допустить утраты ценного для компании актива. Для этого нужно было избежать обращения взыскания банком на этот актив (он находился в залоге) и найти способ зарегистрировать право собственности на него без обременений.

В 2007 году ООО Девон-альянс приобрело в лизинг катер. Он был передан сроком на три года с возможностью выкупа по окончании срока действия договора (при условии полного погашения лизинговых платежей). В 2010 году ООО Девон-альянс оплатило лизингодателю последнюю часть лизинговых платежей и выкупную стоимость. Чтобы зарегистрировать переход права собственности на катер, компания обратилась к своему лизингодателю за содействием. Но тот сообщил, что не может передать катер в собственность лизингополучателя, поскольку он находится в залоге у банка. Оказалось, что лизингодатель приобрел катер на кредитные средства и в обеспечение кредитных обязательств заключил договор залога. При этом у него образовалась крупная задолженность по кредиту.

Изначально юрист ООО Девон-альянс пытался урегулировать спор без суда. Представители лизинговой компании и банка убеждали, что вопрос о выводе катера из залога банка в ближайшее время будет решен. Но через некоторое время вместо выполнения договоренностей по выводу катера из залога лизинговая компания подала в суд заявление о признании себя банкротом. Банк незамедлительно отреагировал на это путем подачи в суд заявления об обращении взыскания на заложенное имущество, в том числе катер, на который претендовало ООО Девон-альянс (дело № А57-9908/2010).

Решение: недопущение обращения взыскания на катер и регистрация права собственности на него без обременений

Одновременно юристу удалось договориться с конкурсным управляющим лизинговой компании, чтобы при выставлении катера на торги в рамках дела о банкротстве была сделана оговорка об обременении данного лота договором лизинга.

В такой ситуации главной задачей компании стало не допустить обращение взыскания на катер. На тот момент судебная практика по поводу выкупного лизинга не была единообразной, поэтому юрист предпочел занять выжидательную позицию и начать с оспаривания залога. Для этого в рамках дела об обращении взыскания на катер было подано заявление о признании недействительным договора залога катера и применении последствий недействительности ничтожной сделки.

Оспаривание залога. Единственной зацепкой для признания залога ничтожным было несоблюдение нотариальной формы договора залога катера. Дело в том, что катер является недвижимым имуществом (ст. 130 ГК РФ), а его залог регулируется в том числе Кодексом внутреннего водного транспорта. На момент подписания договора залога катера действовало правило о том, что договор ипотеки судна должен быть нотариально удостоверен и подлежит обязательной госрегистрации в том же реестре судов, в котором зарегистрировано судно (ст. 24 КВВТ РФ в редакции, действовавшей на момент заключения договора ипотеки). Оспариваемый договор залога прошел регистрацию, но нотариально удостоверен не был, то есть по сути являлся ничтожным (п. 1 ст. 165 ГК РФ в прежней редакции, сейчас это п. 3 ст. 163 ГК РФ). Правда, это основание для оспаривания не было полностью однозначным: в момент регистрации договора залога в реестре положения об обязательном нотариальном удостоверении были уже исключены. Поэтому банк настаивал на том, что нотариальное удостоверение договора не требовалось.

Также юрист ООО Девон-альянс нашел другое основание для отказа в иске об обращении взыскания на предмет залога. Этот иск подал не сам банк, который заключил с лизинговой компанией договор залога, а новый кредитор, которому банк уступил право требования по договору цессии. Но при передаче права требования банк не учел, что поскольку договор залога подлежал регистрации, то и договор уступки права требования нужно было зарегистрировать в том же реестре (п. 2 ст. 389 ГК РФ). Из-за того, что договор цессии не был зарегистрирован, он являлся незаключенным. Поэтому суд должен был отказать новому кредитору в удовлетворении иска об обращении взыскания на катер.

Однако мнения судов разделились. Первая инстанция поддержала позицию ООО Девон-альянс: она обратила взыскание на все имущество лизингодателя, кроме катера, указав на недействительность договора залога. Апелляционная инстанция это решение изменила, посчитав договор залога катера все-таки действительным. Но при этом она подтвердила, что договор цессии является незаключенным. Такое решение тоже было в пользу ООО Девон-альянс. Но в кассации дело было отправлено на новое рассмотрение. На новом круге первая инстанция признала недействительным договор залога в части передачи в залог катера и применила последствия недействительности в виде прекращения ипотеки и совершения необходимых для этого регистрационных действий. В апелляции решение было оставлено без изменения, но кассация его снова отменила. Суд счел залог действительной сделкой, но в то же время оставил без изменения решение об отказе в обращении взыскания на катер из-за незаключенности цессии.

Nota bene!

7 ноября Президиум Высшего арбитражного суда рассмотрел проект постановления Пленума об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга (www.arbitr.ru).

К этому моменту помощь пришла с другой стороны. Еще до принятия постановления кассационной инстанции в Президиум Высшего арбитражного суда было передано чужое похожее дело, по которому надзорная инстанция в итоге вынесла решение в пользу лизингополучателя, прекратив залог в отношении фактически выкупленного предмета лизинга (постановление от 22.03.12 № 16533/11 по делу № А56-2946/2011, далее постановление № 16533/11). Ключевой вывод этого постановления заключался в следующем: имущество передается в лизинг, будучи обремененным правом лизингополучателя на последующий выкуп, и надлежащее исполнение лизингополучателем обязательств по уплате всех лизинговых платежей означает реализацию им права на выкуп. Залог предмета лизинга, фактически переданного лизингополучателю, осуществляется в совокупности с правами лизингодателя и прекращается при исчерпании этих прав выкупом лизингополучателем предмета лизинга. Проще говоря, если лизингополучатель выплатил все лизинговые платежи и оплатил всю выкупную стоимость, то залог автоматически прекращается.

Использование этой позиции в интересах ООО Девон-альянс было уже делом техники.

Регистрация права собственности на предмет лизинга и признание залога отсутствующим. Компания подала новый иск о государственной регистрации перехода права собственности на катер по договору лизинга и признании права залога банка отсутствующим (дело № А57-18652/2012). Для аргументации иска была использована правовая позиция, изложенная в постановлении № 16533/11 .

Относительно регистрации перехода права собственности ООО Девон-альянс сослалось на то, что по своей природе договор лизинга с правом последующего выкупа содержит в себе элементы как договора финансовой аренды, так и договора купли-продажи. Если одна из сторон договора купли-продажи недвижимости уклоняется от совершения действий по регистрации перехода права собственности, то другая сторона вправе обратиться с иском о регистрации перехода права собственности (п. 3 ст. 551 ГК РФ, п. 61 постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 29.04.10 № 10/22 О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав, постановление Президиума ВАС РФ от 18.05.10 № 1729/10 по делу № А41-243/09). Основанием для перехода права собственности на имущество, указанное в договоре лизинга, является оплата всех платежей по договору. Следовательно, полное погашение всех платежей влечет за собой возникновение у покупателя права потребовать от продавца передачи ему товара в собственность или возникновение у покупателя (лизингополучателя) права собственности на уже переданный ему продавцом (лизингодателем) товар.

Чего удалось добиться

Суд удовлетворил иск ООО Девон-альянс о регистрации перехода права собственности на катер и признании права залога отсутствующим (решение Арбитражного суда Саратовской области от 21.02.13 по делу № А57-18652/2012). В вышестоящей инстанции решение суда обжаловано не было. В итоге через два месяца Центр ГИМС МЧС России по Саратовской области зарегистрировал в реестре переход права собственности на катер без обременений и запись о залоге была погашена.

Еще статьи:

  • Отказываемся с вами заключить договор сопровождения Эксклюзивный договор, особенности Сейчас не редко встречаются ситуации, когда сделка с недвижимостью оспаривается и признается недействительной. В основном это происходит из-за жульнических поступков преступных элементов, при неграмотном подходе к проведению сделки и так далее. Именно […]
  • Адвокат марк ханиф Свобода стоит 240 тысяч Деньги на залог для Ассанжа приходится собирать “всем миром” 15.12.2010 в 20:31, просмотров: 2813 Основатель сайта WikiLeaks Джулиан Ассанж по-прежнему находится в тюрьме на юге Лондона, хотя во вторник магистратский суд Вестминстера принял решение о его […]
  • Размер единовременного пособия на погребение в 2019 году Размер и особенности выплаты пособия на погребение Пособие на погребение – это специальная социальная выплата, призванная компенсировать похоронные расходы. Ее выдают льготным категориям граждан, которые не могут самостоятельно оплатить траурную церемонию. Мера призвана поддержать […]
  • Информ патент ОБЩЕСТВО С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ "АГЕНТСТВО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ ПОЛИ-ИНФОРМ-ПАТЕНТ" 191040, г Санкт-Петербург, проспект Лиговский, дом 87 ЛИТЕР А, ПОМЕЩЕНИЕ 18-Н ОФИС 521 Основной род деятельности ООО "АИС ПОЛИ-ИНФОРМ-ПАТЕНТ": Деятельность по предоставлению прочих […]
  • Договор купли продажи участка по доверенности образец Договор купли продажи земельного участка по доверенности образец 2018 между физ лицами Это быстро и бесплатно! Содержание: Может ли доверенное лицо провести сделку? Законодательные нормы Виды доверительных документов Какой из них подходит для заключения соглашения? Требования […]
  • Договор подряда тесты Бесплатные тесты с ответами Гражданское право. Тест 9 1. Предметом договора подряда является трудовая деятельность подрядчика выполнение определенной работы с получением конкретного материального результата научные исследования производство сельскохозяйственной продукции действия […]